Амнистия и демилитаризация: РФ и Украина не договорились о Донбассе — Бортник

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

В Париже прошли переговоры «нормандской четверки» по Донбассу. Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник в эфире Голоса Столицы заявил, что основной итог этой встречи — разочарование.

Почти 5 часов продлились в Париже переговоры глав МИД стран «нормандской четверки». Встреча по урегулированию конфликта на Донбассе закончилась далеко за полночь, не принеся практических результатов.

Позже министры иностранных дел Украины, России, Франции и Германии поделились своими впечатлениями. Глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что результаты встречи не были решающими, сторонам не удалось выработать единой позиции по вопросу выборов на Донбассе. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер сообщил, что переговоры были одними из самых сложных. В то же время глава французского внешнеполитического ведомства Жан-Марк Эро отметил, что на переговорах участники согласились провести местные выборы на территориях востока Украины в первом полугодии 2016 года.

Итоги встречи в «нормандском формате» в эфире радиостанции Голос Столицы подвел политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Как вы охарактеризуете встречу глав «нормандской четверки» в Париже?

— Очевидно, что давление Германии и Франции на Украину, Россию и представителей так называемой ДНР усиливается. Эти страны требуют принятия каких-то ключевых решений до июля 2016 года в части проведения выборов, в части конституционных изменений, в части других многих вопросов, которые необходимы для запуска процесса политической реинтеграции. Но основной вывод из этой встречи — это разочарование. Оно проступило в словах и Штайнмайра, и Эро, министра иностранных дел Франции — такое, знаете, уже недипломатическое разочарование, злые оценки качества этих переговоров.

Конечно, они ни о чем не договорились, хотя было два важных момента, которых удалось достичь за несколько дней до встречи «нормандской четверки» в рамках трехсторонней контактной группы в Минске. Удалось, во-первых, найти общий язык по прекращению так называемых учений украинских войск и их противников, начиная с 4 марта. Часто этими учениями маскировались реальные обстрелы и реальные боевые действия. И также достигли компромисса по созданию совместных карт разминирования минных полей, которыми сейчас насыщен Донбасс, до 31 марта. Это реальные договоренности. А вот уже в рамках «нормандской четверки» договорились договариваться. Договорились до 31 марта предложить ОБСЕ механизм проведения выборов и договорились договариваться о том, что до 30 апреля стороны предложат дополнительные механизмы обеспечения безопасности в регионе - скорее всего, путем расширения миссии ОБСЕ.

Почему представители Франции и Германии демонстрировали такие эмоции?

— Думаю, что ожидалось, что на этой встрече будет согласована концепция специального закона о проведении выборов на Донбассе. Но Киев сказал, что не будет проводить выборы, пока не будет обеспечена абсолютная тишина в регионе, не будет взаимных обстрелов, что, откровенно сказать, выглядит достаточно сомнительно. Многочисленные неконтролируемые и слабоконтролируемые отряды есть со всех сторон. А Россия настаивает на том, что кроме выборов параллельно должен быть запущен механизм конституционных изменений, закон об амнистии и специальный закон об особом порядке местного самоуправления на территории отдельных районов Донецкой и Луганской области. Позиции сторон не сблизились, к сожалению. Во время этого диалога Германии и Франции не удалось сломить сопротивление ни Украины, ни России, найти какой-то срединный вариант.

То есть вопрос выборов остается ключевым?

— Да. Как только пройдут местные выборы, все остальное само собой сложится как пазл, я в этом уверен. Местные выборы — это ключевой вопрос для реинтеграции. Это все чудесно понимают, поэтому все просчитывают результаты этого процесса, и мне кажется, что пока что они не устраивают ни Украину, ни Россию, ни так называемые республики, поэтому стороны пытаются друг друга дальше переиграть.

Каким образом Европа может в такой ситуации оказывать давление на стороны, чтобы не допустить подобной эскалации?

— Мы видим, что остановлена европейская помощь, мы видим, что Украина не получает грантов МВФ, мы видим, какое отношение сегодня со стороны европейских партнеров сложилось к украинским политикам — тяжелое, обвинительное.

К слову, ранее директор Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский в эфире 106 FM заявил, что выполнение условий минских соглашений — единственный способ сохранить территорию Донбасса в составе Украины.

Отметим, что многие зарубежные политики до сих пор воспринимают конфликт на Донбассе как незначительные беспорядки на местном уровне, поэтому работа миссии ОБСЕ необходима, чтобы наблюдатели рассказывали в своих странах, что на самом деле происходит на востоке Украины. Такое мнение в эфире радиостанции Голос Столицы высказал политолог-международник Ростислав Томенчук.