Аналитический выпуск №13: ситуация в Украине (военно-политический аспект)

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

01.06.2016-30.09.2016

Минские соглашения

Конец лета и начало осени не продемонстрировали никакой положительной динамики процесса реального урегулирования конфликта на Донбассе, что позволяет с уверенностью констатировать кризис Минских договоренностей и Нормандского формата в принципе. Не смотря на взаимодействие в рамках трехсторонней контактной группы представителей Украины, России и ОБСЕ, переговорный процесс движется крайне медленно. Показательно, что трехсторонняя контактная группа по урегулированию ситуации на Донбассе 4 августа ушла на каникулы, не подписав никаких соглашений. Ступор в процессе разработки, так называемой дорожной карты, подтвердил и министр иностранных дел Украины Павел Климкин: «Такая встреча возможна при условии, что нам удастся согласовать в целом логику "дорожной карты" выполнения Минска, может быть, за исключением одного-двух вопросов, которые нужно решать на уровне лидеров».

Значительным сдвигом стал новый режим прекращения огня с 1-го сентября, который, продемонстрировав свою эффективность на начальном этапе, все же начал активно саботироваться обеими сторонами конфликта к середине месяца.       

Тем не менее, он поспособствовал практически трехкратному уменьшению обстрелов в Донецко-Луганском регионе по сравнению с августом, когда режим тишины был нарушен более 1300-от раз. Динамика военно-политической тенденции восточноукраинского кризиса за август-сентябрь 2016 позволяет констатировать взаимосвязь военной эскалации с отсутствием результатов в работе трехсторонней контактной группы (особенно подгруппе по политическим вопросам), как следствие это привело к снижению интенсивности контактов  между странами-участниками Нормандского формата на высшем уровне. Стоит заметить, что периодически лидеры Нормандской четверки затрагивали украинский вопрос, при этом часто, это происходило без участия Украины. Так, 5 сентября, на полях саммита G20 встретились Франсуа Олланд и Владимир Путин, а днем раньше произошла встреча президента России и канцлера Германии Ангелы Меркель. Однако никакого видимого результата это не принесло.

Сложившаяся патовая ситуация в процессе урегулирования кризиса на Востоке Украины является в общем-то следствием трёх факторов.

Во-первых,  это не достаточно конкретные формулировки пунктов Минска-2, и в общем-то слабая проработка самого документа, который де-факто разрабатывался скорее для прекращения военной эскалации в Донецком аэропорту и в районе Дебальцево, нежели как рабочий документ по урегулированию конфликта. Это позволило сторонам трактовать Минские соглашения на свой лад, что, естественно, не способствует их выполнению. Усугубляет ситуацию и непрозрачность переговоров в Минске в рамках трехсторонней контактной группы, что позволяет сторонам регулярно менять свои позиции исходя из политической или военной конъюнктуры.

Во-вторых, это отсутствие самой политической конъюнктуры (условий) для принятия необходимых решений украинской властью. Речь идет о законе, о выборах в ОРДЛО, амнистии, разграничении полномочий, а также о закреплении особого статуса Донбасса в Конституции Украины. Ни для первого, ни для второго в украинском парламенте сегодня нет никаких предпосылок. Гипотетически президент может собрать 226 голосов для закона о выборах, однако речи о квалифицированном большинстве для принятия изменений в конституцию речи быть не может. К тому же следует учитывать и социальный климат.  В условиях низкого уровня поддержки власти и низкой лояльности населения к правящим элитам, тяжелой экономической ситуации и наличия крайне правых сил, часто с оружием в руках, продвижение непопулярных законов о Донбассе может спровоцировать акты общественного неповиновения и даже потенциально - государственный переворот. В какой-то мере нынешняя ситуация замороженного конфликта устраивает значительную часть украинских правящих элит, поскольку отсекает нелояльный электорат Донбасса от участия в политической жизни страны.

В третьих, – это внешнеполитическая конъюнктура, которая не способствует реализации Минска-2. Россия, постепенно адаптировавшись к санкционному режиму, и не демонстрирует готовности делать первой шаги в части реализации соглашений. В то же время,  европейские и американские лидеры в данный момент больше озадачены решением внутриполитических проблем: так  ХДС (партия  Ангелы Меркель) терпит поражения на местных выборах ФРГ, а ее личный рейтинг опустился до самой низкой отметки за пять лет. Рейтинг Франсуа Олланда еще хуже: пока что на следующий выборах в 2017 году ему прогнозируют от 11 до 15%.  В совокупности с расцветом правых и популистских партий, выходом Британии из ЕС, социально-экономическими осложнениями связанными с наплывом мигрантов, украинский вопрос и давление на РФ для выполнения Минских соглашений становится все менее принципиальным. В нынешней ситуации Европе легче скорректировать свою политику в сторону усиления давления на Украину,  что в принципе и происходит.

Так в середине сентября, Жан-Марк Эро во время визита со своим немецким коллегой Франком Вальтером Штайнмайером, заявил: "Сейчас мы закладываем фундамент. Речь идет о прекращении огня, конечно, об отводе войск в трех пилотных зонах. Следующий этап этого беспрерывного процесса – утверждение Радой упомянутых мною закона о выборах и спецстатусе (Донбасса), а также расширение пилотных зон, отвод и сохранение под контролем тяжелого вооружения, шаги по обеспечению доступа наблюдателей к территориям Донбасса, создание продвинутых баз ОБСЕ. Третьим этапом будет утверждение Верховной Радой даты проведения выборов, завершение конституционной реформы, принятие законов об амнистии, одновременное и параллельное разведение войск по всей линии фронта, создание новых пропускных пунктов, освобождение заложников, окончание выведения войск и полный доступ к границе".

Примечательно, что его тезисы на сегодняшний день всячески противоречат позиции официального Киева и по факту гораздо ближе к кремлевским идеям урегулирования конфликта на Донбассе.

Ухудшает ситуацию то, что на сегодняшний день фактически рухнул главный внешнеполитический тезис Украины в Европе: сегодня Россия напала на нас, завтра будете вы. В ЕС отчетливо понимают, что завтра они не будут. Более того в картине мира которую постоянно сотрясают политические, социальные, экономические и религиозные катаклизмы многие европейцы могут найти место для РФ с ее мощным пассионарным и несколько иррациональным образом.

Расследование сбитого рейса МН117

Спустя длительное время, 28 сентября международная комиссия в Нидерландах дала первые четкие результаты расследования сбитого малазийского Боинга, которые совпали с результатами расследования Беллингкэт. Нидерландские следователи подтвердили, что ракетная установка "Бук", которой уничтожили малайзийский "Боинг" рейса MH17 в июле 2014 года над Донбассом, была доставлена из России, а после сбития рейса отправлена назад. Это, безусловно, является положительным результатом для Украины и дает еще один козырь в руки украинского МИДа для переговоров по сохранению санкций. Более того, подобные заявления следственной комиссии могут стать одним из серьезных идеологических тормозов в процессе пересмотра санкций, что является главным индикатором европейской поддержки для официального Киева. Несмотря на это расследование прямо не обвинило РФ или ее кадровых военнослужащих, сославшись на незавершенность расследования, назвав только имена и позывные двоих человек.

Доведение дела до суда, является для украинской стороны принципиальным вопросом, который в случае положительного исхода может стать хорошим прецедентом для дальнейшего наказания участником российской агрессии на международном уровне, однако пока говорить о будущем судебного разбирательства еще рано. Самое важное, что извлекла Украина из этого расследования на данный момент времени – еще один идеологический и пропагандистский аргумент в вопросе пролонгации санкций, что в нынешней достаточно шаткой ситуации является положительным фактором.

Внешняя политика

Во многом одним из немногих факторов замедляющих сближение РФ и Европы по украинскому вопросу является позиция США. Официальный Вашингтон до последнего остается апологетом сохранения и расширения санкций против РФ. Боясь геополитически потерять Украину и уступить Москве еще одну страну в восточной Европе, Вашингтон пытается поддерживать украинскую власть всяческими способами, в том числе и давя на Европу в вопросе санкций. Однако с приближением избирательной гонки к финишной черте в условиях шаткого равенства двух кандидатов с диаметрально проивоволожными взгляами, на америко-росийско-украинские взаимоотношения, будущее поддержки Вашингтона начало волновать украинский истеблишмент. В иных условиях для Украины было бы гораздо более предпочтительной победа представителя Республиканской партии, с их традиционной жесткой позиций по вопросам внешней политики в отношении РФ. Однако на сегодняшний день победа Трампа для Украины не сулит ничего хорошего, ввиду его явного желания проводить курс на сближение с РФ.

Подобная ситуация фактически привела к  вмешательству Киева в предвыборную гонку США

Речь идет, прежде всего, о влиянии черной бухгалтерии Партии Регионов на избирательный штаб Дональда Трампа. После публикации, так называемой амбарной книги и начала расследования НАБу, в ее списках обнаружили небезызвестное имя американского политтехнолога Пола Манафорта, который в данной избирательной кампании работал на Дональда Трампа. По заявлениям детективов антикоррупционного бюро, Манафорт получил более 12 миллионов долларов за весь период сотрудничества с Партией Регионов. Публикация подобных цифр стала причиной громкого скандала в США. Причем главной темой был не сам факт сотрудничества нынешнего политтехнолога Дональда Трампа с прошлым режимом в Украине, сколько факт неуплаты налогов. Эта история вынудила Трампа,  посреди своей кампании переформатировать избирательный штаб. К тому же кандидат от Республиканцев потерял несколько пунктов своего рейтинга. Это в свою очередь стало одной из причин отказа Трапа встретится с Президентом Украины Петром Порошенко во время его визита в Нью-Йорк на поле 71 сессии генассамблеи ООН. Фактически Украина, в отличии от РФ, поставила все на Клинтон. Пока что расчет оказался верным, однако до выборов еще более одного месяца и очень многое может измениться, вероятно с не очень благоприятным исходом для Украины.

Внутренняя политика

Наиболее значимыми событиями в августе-сентябре следует считать разгоревшийся конфликт между Генеральной прокуратурой Украины с одной стороны, НАБУ и САП с другой. Так, 5 августа, в здание Национального антикоррупционного бюро прибыла следственно-оперативная группа ГПУ с намерением провести обыск. В Генпрокуратуре заявили, что провели выемку документов на основании информации о незаконной прослушке фигурантов по делу заместителя прокурора Киевской области Александра Колесника. Неделей позже произошло столкновение между спецназом, НАБУ и работниками ГПУ после выявления слежки представителями Бюро за работником Генпрокуратуры Дмитрием Сусом.

Фактически данный конфликт засвидетельствовал факт пошатнувшейся монополии ГПУ в системе следственных органов. Появление схожих по функционалу и гораздо более независимых по своей сути антикоррупционных органов позволяет говорить об институциональной конкуренции и соревновательности НАБУ и ГПУ, что безусловно является позитивным фактором сдержек и противовесов в системе силовых органов. При этом следует отметить гораздо большую лояльность и доверия общества и западных партнеров к  Антикоррупционному Бюро, нежели к Генеральной прокуратуре. Формирование этого конкурса снизу, участие в этом процессе общественности, а также его прозрачность и отсутствие запятнанной репутации, безусловно, дали НАБУ картбланш в данном противостоянии. ГПУ не смотря на нового генпрокурора, продолжает восприниматься как атавизм и пережиток советской системы, а и надежд у общества на прокуратуру гораздо меньше, чем на Антикоррупционное Бюро. Не следует пренебрегать весомой ролью действующих политических элит в данном конфликте, так сейчас де-факто идет борьба за место главного силового органа контролирующего высшие эшелоны власти.  ГПУ, которая фактически на протяжении всей свой истории была карательным придатком политических органов власти сейчас рискует потерять свой статус, отдав бразды контроля НАБУ.

В данный момент времени конфликт между двумя органами развивается главным образом вокруг вопроса о праве на прослушку у детективов Национального Антикоррупционного Бюро. На сегодняшний день именно этот вопрос стал принципиальным камнем раздора между двумя органами силовых структур. Безусловно, это тревожит и нынешнюю правящую элиту, так как она на сегодняшний день фактически не контролирует деятельность НАБУ, а учитывая тот факт, что с большой долей вероятности уровень коррупции в высших эшелонах власти ничем не меньше, чем в период правления Януковича, им есть о чем волноваться. Однако, скорее всего право прослушки все же останется с НАБУ, так как это является принципиальным вопросом для западных партнеров и они пристально следят за развитием событий. Так, 16 сентября, европейский комиссар по вопросам европейской политики соседства и расширения Йоханнес Ган выразил мнение о необходимости предоставлении права самостоятельно снимать информацию с каналов связи.

Еще одной отличительной тенденцией августа-сентября стала череда громких коррупционных задержаний, судей, госчиновников, предпринимателей и представителей  прошлой власти.

Показательно, что в основном главным субъектом задержания является именно НАБУ, что демонстрирует достаточно эффективный уровень его работы.

Однако все же динамика деятельности правоохранительных органов позволяет констатировать двухвекторный характер их деятельности. Фактически сегодня новосозданные и реформированные силовые ведомства сосредоточились, во-первых, на расследовании дел против представителей прошлой власти и членов конкурирующих ФПГ. Во-вторых, на поимке коррупционеров средней руки.

Данную тенденцию в деятельности НАБУ, СБУ и ГПУ трудно не заметить, что заставляет задуматься о непредвзятом характере деятельности данных ведомств.

Наиболее значимые по своим последствиям делопроизводства развиваются прежде всего по трем направлениям.

Во-первых, это дело олигарха Онищенко.

Во-вторых, давление на опальных олигархов Дмитрия Фирташа и Вадима Новинского.

В третьих, дело против Министра внутренних дел Арсена Авакова.

Говоря об этих делах следует подчеркнуть, прежде всего, их экономико-политический характер, который направлен на перераспределение средств влияния между крупными ФПГ и конкурирующими властными группировками.

В конце августа возник скандал вокруг срыва запуска электронного декларирования доходов чиновников из-за технических неисправностей и нарушения сроков выдачи сертификата соответствия Госспецсвязи. Именно электронное декларирование является основным механизмом выявления коррупционных рисков Национальным агентством предотвращения коррупции – одного из трех новосозданных антикоррупционных органов в стране.  Действительно, по своему функционалу данный институт является одним из наиболее эффективных инструментов выявления чиновников-коррупционеров и именно он встретил на своем пути реализации наибольшее сопротивление. Срыв запуска е-декларирования удалось избежать, прежде всего из-за согласованного давления западных партнеров, а также МВФ. Риск потерять очередной транш от МВФ и лишиться безвизового режима для правящей элиты оказался более серьезным, по сравнению с угрозой выявления несоответствия образа жизни и декларируемых доходов. Однако на сегодняшний день можно с уверенностью констатировать высочайший уровень сопротивления системы полноценному запуску е-декларирования, что проявляется в законодательных предложениях о фактическом введении амнистии на все коррупционные доходы чиновников или же закрытия доступа общественности к декларациям. Таким образом, единственное, что позволило запустить данную систему – это внешнее давления на украинский истеблишмент, однако далее саботаж ответственности е-декларирования вполне возможно станет совершенно реальным на уровне силовых и судебных структур.

ВЫВОДЫ:

Текущим летом, информационная повестка складывалась вокруг внутренне политических событий, которые в целом не выходят за рамки трендов заданных за последний год. Внешнее давление со стороны западных партнеров усиливается на украинское руководство, но на сегодняшний день, президент умело избегает любых последствий, по сути, ведя политику двойной игры (на внешней арене декларируется одно, а внутри Украины противоположное). Такая тактика не помогает Порошенко решить вопрос конфликта на Донбассе, но дает ему передышку (которая успешно длиться более двух лет) и выносит за скобки неудобные последствия реинтеграции территорий ОРДЛО на отдаленное будущее. Тренды лета 2016 года:

  1. Минские соглашения. Долгожданного прогресса не наступило, в очередной раз оглашенное наступление режима тишины в коне августа не продлилось и нескольких дней. Стороны конфликта остались при своих позициях, для руководства Украины первичны вопросы безопасности и доступа к границе, а для РФ – выборы на Донбассе и закон об особом статусе ОРДЛО. Тупиковость данной ситуации отчасти связана с двоякой трактовкой минских договоренностей, в разрезе пошаговости выполнения. Украина настаивает, что это «комплекс мер», а не дорожная карта, а Россия, что необходимо выполнять в порядке указания пунктов. Визит Штаймаера и Ейро в Киев продемонстрировал их давление на президента Украины, в их риторике шла речь о том что необходимо разработать черновик закона о выборах и план-график их проведения. Во-первых, президент Украины всегда может сослаться на пункт первый минских соглашений – «прекращение огня», дабы не переходить к политическим требованиям. Во-вторых, на Банковой прекрасно понимают, что осталось протянуть время до конца 2016 года, а там выборы во Франции, Германии, инаугурация нового президента США, посему для Порошенко будет передышка, и как минимум украинский вопрос уйдет из риторики западных лидеров на полгода. Тактика выбранная Порошенко – уходить от решения конфликта на Донбассе (тянуть время) с сохранением нынешнего статуса кво весьма банальна, но уже работает два года. При удачном стечении внешних обстоятельств администрация президента может дотянуть в таком положении до конца каденции Порошенко. Поэтому рассчитывать на развязку в ближайшие сроки не приходится.

  2. Сбитый Боинг MH17. Голландская прокуратура обнародовала промежуточные результаты расследования где определила, что самолет был сбит установкой БУК привезенной с территории России. Правда заявление весьма дипломатично-половинчатао, ведь РФ не была объявлена виновной. Рассчитывать на то что виновные понесут наказания не приходится, дела подобного рода расследуются годами, более того железобетонных доказательств нет (нет ни спутниковых снимков не показаний очевидцев), посему правда станет известна не скоро в виду глубокой политизации преступления. Для украинской стороны, это чуть ли не единственный фактор который будет разыгрываться в декабре для пролонгации экономических санкций ЕС против РФ. Так что, пиар-информационно это сыграло на руку украинскому руководству.

  3. Выборы в США. Огромный интерес украинских элит к президентской гонке в Штатах, связан с расхожим заблуждением, что Трамп-пророссийский кандидат, а с приходом Х.Клинтон Украина получит не только усиленную финансовую поддержку, но и летальное вооружение для борьбы с РФ. Исходя из этой весьма сомнительной парадигмы, правящий класс пошел ва-банк и поставил на Клинтон, полностью испортив отношения с командой Трампа (слив П.Манофорта в черной бухгалтерии партии Регионов), в последствии Трамп проигнорировал Порошенко во время визита в Нью-Йорк. Что будут делать украинские элиты в случае победы Трампа – не ясно. В независимости от результатов выборов США, официальная позиция Белого дома по украинскому вопросу не изменится, риторика поддержки сохранится, но финансовой помощи скорее всего не будет, в виду разочарованности руководством Украины и несостоятельности выполнять взятые на себя обязательства.

  4. Конфликт НАБУ-ГПУ. Этот период характеризовался обострением внутреннего конфликта среди правоохранительных структур. НАБУ как новосозданный орган не воспринимается старой гвардией ГПУ и СБУ, что привело к ряду конфликтов на уровне их сотрудников, и медийной перепалке на уровне руководства. Сытник, удачно использовал «наезды» на НАБУ, чтоб продемонстрировать что ему не дают работать (он больше года уже глава бюро, а отчитаться о достижениях крайне затруднительно). В последние недели была предпринята попытка серии арестов отдельно взятых коррупционеров, но она носила сугубо медийный характер, многим просто дали сбежать (Онищенко, Чаус). Созданная плеяда антикоррупционных органов не отличается эффективной работай, а скорее размывает ответственность между силовыми структурами (за прошлый год только в отношении четырех чиновников высокого ранга были обвинительные приговоры суда по коррупции). Поэтому «наезды» на НАБУ носят весьма обьективный характер, а сам орган коллегами правоохранителями воспринимается как инородное тело. Конфликтность в связке НАБУ-ГПУ будет только нарастать.

  5. Запуск э-декларирования. В конце лета разгорелся очередной политический скандал. Последнее требование для предоставления безвизового режима и транша от МВФ – электронные декларации, оказалось на грани срыва. Верховная рада до последнего саботировала процесс введения этой системы, потом Госспецсвязь. На сегодняшний день система запущена, но есть масса вопросов по безопасности и защищенности данных, неоднократны были случае взлома, исчезновения и подмены данных. Неполноценность системы э-декларирования отчетливо понимают в ЕС и поэтому вопрос предоставления безвизового режима снова отложен, западные партнеры поняли, что все это вводилось для галочки, точнее для них, а практических последствий для выявления и борьбы с коррупцией носить не будет. Подтверждением этому является не предоставление 600 млн евро кредита ЕС наряду с отменной визой.

Данные тренды будут основополагающими на старте нового политического сезона в Украине. К середине осени они усилятся тарифной проблематикой ввиду старта отопительного сезона, синергия вышеперечисленных факторов приведет к новому витку политического кризиса, выходом из которого может стать роспуск парламента.

Николай Стребков, Наталья Фиалковская, Кирилл Молчанов, Руслан Бортник

Русский