Белорусские миротворцы как компромиссный вариант

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Если для России миротворцы — это инструмент реализации политической части Минских соглашений, то для Украины и США это инструмент выдавливания России из Донбасса. Но компромисс есть.
 


 

2017 год в выполнении Минских соглашений не принес ожидаемого прогресса. К концу года ситуация заметно обострилась. Причем на фоне готовности Беларуси ввести миротворцев на Украину отношения между Минском и Киевом заметно ухудшились.

Что послужило этому причиной? Будет ли Киев выполнять Минские соглашения в наступившем году? Каковы перспективы введения миротворческого контингента, в том числе и с белорусской стороны, в Донбасс? Как в Украине изменилось и будет меняться в дальнейшем отношение к Беларуси? Об этом — в интервью с политическим экспертом, директором Украинского института анализа и менеджмента (Киев) Русланом Бортником.
 

— Господин Бортник, насколько вероятен официальный отказ Украины от выполнения Минских соглашений?

— Думаю, что формального отказа не будет, потому что это сразу ухудшит позиции Киева в международных переговорах. Однако уже сегодня мы наблюдаем с украинской стороны невыполнение Минских соглашений де-факто. И не только с украинской стороны. При этом никто не посмеет отказаться от выполнения Минских соглашений де-юре, потому что всем сторонам необходимо играть в «миротворцев». Тем более, вторые Минские соглашения — это резолюция Совета Безопасности ООН. То есть по сути это международный нормативно-правовой акт.

Все стороны будут говорить о Минске, чтобы попросту сохранить лицо. Но выполнять соглашения на деле будут исключительно в рамках собственных интересов.

— Есть ли вероятность введения миротворческого контингента в Донбасс, в том числе с белорусской стороны?

— Сегодня данная перспектива крайне маловероятна, потому что стороны конфликта абсолютно по-разному воспринимают эту тему.
 

Если для России миротворцы — это в первую очередь охранники миссии ОБСЕ, которые должны выступить инструментом приближения к реализации политической части Минских соглашений, то Украина и США хотят видеть миротворцев как инструмент выдавливания России из Донбасса, инструмент дипломатической победы Киева без военных действий.
 

Поэтому сегодня, особенно на фоне выборов в Украине и в России, вероятность договоренностей по поводу миротворцев крайне низкая, и реализовать планы миротворческого контингента будет очень трудно.

В то же время белорусские миротворцы могли бы стать компромиссным вариантом. Однако их введение будет технически сложно, потому что общее количество миротворческого контингента должно составлять от 20 до 50 тыс. человек.

Несмотря на то, что сегодня говорят украинские политики в адрес официального Минска, [президент Беларуси Александр] Лукашенко является самым популярным политическом лидером среди украинцев. Уровень его поддержки составляет около 60%. Для сравнения — у Меркель и Трампа в разы меньше.
 

Соответственно, в Украине очень хорошее и доверительное отношение к Минску. На этом фоне белорусские миротворцы вполне могли бы выступить как компромиссный вариант. Почему бы и нет.
 

— Но ведь на фоне последних белорусско-украинских скандалов отношение к Беларуси в Украине может измениться?

— Да, есть такая проблема. Отношение к Беларуси может поменяться, потому что сегодня в украинских СМИ звучит очень много критических замечаний в адрес Минска. Поэтому общественное мнение будет меняться не в пользу Беларуси, но это будет довольно медленный процесс.

Если информационные атаки будут продолжаться с нынешним усердием, то через несколько лет отношение к Беларуси может быть лишь немногим лучше, чем к России. Этот информационный тренд, к сожалению, в Украине уже запускается.

— Антибелорусские информационные атаки выражаются лишь в муссировании последних скандалов, например, задержания Шаройко (гражданин Украины, задержанный за шпионаж в Беларуси) или голосования Беларуси в ООН по Крыму, либо в чем-то еще?

— Помимо вышесказанного они выражаются в акцентировании внимания украинцев к членству Минска в ОДКБ, в Союзном государстве с Россией, что может также привести к росту антибелорусских настроений в Украине.

— Можно ли сегодня говорить о неком прозрении определенной части украинских политиков и украинского общества? К примеру, в последнее время народный депутат Евгений Мураев начал критически высказываться по отношению к украинской реальности.

— На самом деле критические мнения Мураева по поводу украинской реальности разделяет примерно половина населения страны, поэтому высказывания нардепа могут попросту привлечь к его персоне дополнительное внимание в обществе, дать дополнительные электоральные очки. С другой стороны, так высказываться бывает опасно.

Я думаю, власть все это понимает, поэтому есть вероятность, что в будущем схожие позиции будет высказывать более широкий круг украинских политиков, в том числе и представители власти.

Беседовал Кирилл Озимко (Минск), «Евразия.Эксперт»

Дата публикации: 
12.01.2018 - 07