БОРЬБА ЗА ПОВЕСТКУ ДНЯ: СОЦИАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТИВИЗМ В УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКЕ

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

«Мира, каким вы его видите, не существует. Каким вы его воображаете — не существует и в помине. Некоторые вещи кажутся вам очевидными, а их просто нет».

Марина и Сергей Дяченко, Vita Nostra

Каждый человек живёт в единой объективной реальности – это наш общий мир, планета Земля. Данная реальность существует вне зависимости от того, как человек к ней относится. Эдакий ноумен, вещь-в-себе. Однако гораздо чаще объективная реальность подменяется личностными интерпретациями, взглядом человека на неё, отношением к ней. Реальность в таком случае является искусственно создаваемой, ведь взгляд на те или иные вещи обуславливается множеством факторов, начиная от воспитания и культуры и заканчивая политическими убеждениями. То, что является для нас реальностью и очевидной действительностью, на самом деле – всего лишь культурный продукт, артефакт.

Любой, кто знаком с азами политической науки, знает: выигрывает тот кандидат, который задаёт повестку дня. Повестка дня - это реальность, какой мы её видим. Это те смыслы, которые её создают и являются её составными частями, те условия, которые обеспечивают её существование. Важно понимать, что всё это – искусственно сотворённый конструкт. Об этом говорит теория социального конструктивизма.

Современная Украина – наглядный пример потрясающей успешности работы данной теории, пример тотальной победы именно этого подхода к управлению обществом и государством. Уже который день (месяц, год…) кряду с повестки дня не сходят гуманитарные вопросы, связанные с языком, верой, нацией et cetera. Особенно обострился акцент на гуманитарной «триаде» незадолго до президентских выборов: президент Порошенко строит свою избирательную кампанию исключительно на абстрактных тезисах о защите украинского языка (от кого?), создании единой поместной церкви, на вере и духовности (очень напоминает ценности одной соседней страны), на сильной армии – в общем, типичные лозунги правых популистов, и это всё было бы даже смешно, не будь всё настолько печально.

РЕАЛЬНЫЕ И ЛОЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ: ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ УГРОЖАЕТ УКРАИНЕ

Существует проверенная временем технология: прячь великое в малом. Её действие на практике блестяще демонстрирует предсказавший, по сути, реальные события американский фильм «Хвост виляет собакой», где падение президентских рейтингов из-за громкого скандала, связанного с адюльтером, решили «спрятать» в якобы страшной «угрозе» от неких албанских террористов. Здесь мы видим сразу два замечательных примера: как сокрытия чего-то действительно важного в чём-то надуманном, так и реализации концепта постправды в политике, суть которого заключается в том, что важен не сам факт, а его интерпретация, то, как его подадут, как о нём будут говорить.

Само собой, никакой «албанской угрозы» не существовало в природе, но разве к тому моменту это уже кого-то волновало? К слову, президент Клинтон, как раз во время съёмок совершивший адюльтер с печально известной Моникой Левински прямо в Овальном кабинете, впоследствии в своём обращении к нации угрожал войной Ираку. Параллельно с этим началось резкое обострение ситуации в Югославии, естественное происхождение которого вызывает большие сомнения. Забавное и очень говорящее совпадение.

Однако вернёмся к Украине. Сегодня украинское государство находится в системном и жесточайшем со времён независимости кризисе. Этот кризис обуславливают ряд факторов: демографический, экономический, политический, военный и геополитический. Само собой, причин затяжной стагнации украинского государства гораздо больше, но мы считаем нужным выделить 5 основных и наиболее важных. Все они прямо угрожают существованию Украины в исторической перспективе уже в ближайшие годы. Рассмотрим кратко, в тезисной форме, 5 главных факторов, являющихся реальной угрозой для украинского государства.

1. Перепись населения не проводилась с 2001 года – почти 18 лет. За это время и в особенности после событий 2014 года страну покинули и продолжают покидать миллионы людей: самые мобильные, самые активные, самые трудоспособные. Прибавляем сюда потерянный Крым и часть Донбасса. Вывод неутешителен: ещё пара-тройка лет подобных масштабов миграции в сумме с постепенно истончающимся ручейком внешнего финансирования – и существующая социальная модель в Украине просто рухнет. Это – демографический фактор украинского кризиса.

2. Огромные масштабы трудовой миграции, потеря рынков России и СНГ, проседание ВВП минимум на 15% из-за Майдана и войны, тотальная зависимость от международных кредитов, близящийся пик выплат по внешним долгам (20 миллиардов долларов в течение 4 лет), катастрофическое отставание от темпов роста мировой экономики, небезопасный размер госдолга в соотношении с ВВП… Список можно продолжать вечно. Экономическая модель Украины нежизнеспособна, а «кволі» попытки неолиберальных реформ не идут ей на пользу. Это – экономический фактор украинского кризиса.

3. Политэкономия учит, что для инвестиционной привлекательности государства в нём должен существовать стабильный политический режим, и неважно, каким он будет – демократическим или авторитарным. Под стабильностью обычно подразумевается декада: 10 лет хотя бы относительного спокойствия и размеренности в политическом процессе. Как мы видим, Украина здесь – явный антилидер: она демонстрирует «стабильную нестабильность» на протяжении всей своей новейшей истории. Политические элиты постоянно конкурируют друг с другом, не желая договариваться о правилах игры в условиях перманентного сокращения ресурсов, одни перевыборы следуют за другими, а Майдан идёт за Майданом. В результате формируется устойчивый политический кризис, угрожающий как государству, так и обществу и прямо влияющий на жизнь в стране. Это – политический фактор украинского кризиса.

4. Война в Донбассе постоянно вытягивает из Украины ресурсы: финансовые, материально-технические, человеческие, психологические et cetera. Только официально 5% ВВП украинского государства расходуется на войну; идут разговоры об увеличении расходов до 6,5-7%. Эти цифры – одни из крупнейших в мире. Кроме всего прочего, война является постоянным фактором нестабильности. При этом она же, пожалуй, едва ли не самый прибыльный бизнес в мире: на войне зарабатывают так или иначе все, кто участвует в конфликте. Кроме того, боевые действия используются как средство для мобилизации электората, удержания его в страхе и покорности. Всё это в сумме – военный фактор украинского кризиса.

5. Украина не является ни по-настоящему субъектным, ни действительно суверенным государством, так как страна втянута в геополитические игры глобальных акторов мировой «шахматной доски». В силу своей несубъектности она не способна даже попытаться вырваться из этого положения, что является геополитическим фактором украинского кризиса.

Выше перечислены основные причины бедственного положения Украины на текущий момент. Именно они являются главными угрозами для существования украинского государства. Они, а также проистекающие из них коррупция, давно ставшая хребтом социальных отношений в Украине, тотальная халатность и «мояхатаскрайность», отсутствие глубокой модернизации всей общественной жизни, неспособность выработать внятные и чёткие идеи развития страны и многое, многое другое.

Всё это – реальные проблемы, из-за которых государство Украина может попросту исчезнуть уже в ближайшее время. Самое страшное, что некоторые из них (как-то геополитический фактор) от нас даже толком не зависят! Однако если мы обратимся к СМИ, к публичной политике, к общественно-резонансным темам, то мы увидим, что повсюду обсуждаются вопросы языка и языковой политики, религии, веры и церкви, вбрасываются тезисы о внутренней угрозе «реванша» и «пятой колонны» (абсолютная калька с условного «тридцать седьмого» года в СССР) – в общем, максимально жёстко разыгрывается гуманитарная карта. Это – ложные проблемы, которые сегодня как минимум «не на часі», а как максимум и вовсе не должны касаться государства.

Все эти темы – плоды украинского социального конструктивизма. Они создаются и педалируются намеренно, а их основная цель – расколоть украинцев и стравить их между собой. Ещё римляне придумали простую и гениальную технологию divide et impera – «разделяй и властвуй». Разделённым, разобщённым народом править легче, чем единым и крепким, его легче обмануть и одурачить.

Украинские власть имущие отлично усвоили этот урок римской политики. Они не говорят о настоящих вызовах и не живут в объективной реальности, они создают свою, искусственную и виртуальную, куда тянут всю страну.

КАК РАБОТАЕТ СОЦИАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТИВИЗМ И ПОЧЕМУ НАША РЕАЛЬНОСТЬ – ЛИШЬ ПЛОД ТЕХНОЛОГИИ

Социальный конструктивизм не отражает реальность, не репрезентирует её, не объясняет её. Он её создаёт. Тот, кто создаёт реальность, тот её и контролирует. Несложно догадаться, зачем украинский политикум, вместо того, чтобы бороться с действительно угрожающими стране проблемами, выдумывает некие виртуальные вызовы и усердно «сражается» с ними, мобилизуя на это сражение электорат. Социальное конструирование реальности – это инструмент контроля над теми, для кого она создаётся. Из этого проистекает и столь усердное внимание к истории, имевшей место когда-то давно: ведь, по Оруэллу, управляющий прошлым управляет и будущим. Даже если это будущее иллюзорно.

Искусственное создание реальности – постоянно идущий, непрекращающийся, динамический процесс; реальность перевоспроизводится людьми под влиянием её интерпретации и знаний о ней. Любое знание, даже самое абстрактное и базовое, как восприятие реальности исходя из условного здравого смысла, происходит и поддерживается за счёт социальных взаимоотношений. Когда люди общаются между собой, они делают это, исходя из уверенности, что их восприятие реальности схоже; действуя в согласии с данным убеждением, их расценивание этого как истины повседневной жизни только закрепляется.

Так как повседневные знания являются продуктом договорённости людей, то в результате любые человеческие типологии, системы ценностей и социальные образования представляются людям как часть объективной реальности, хотя они таковыми, конечно же, не являются. Таким образом, можно сказать, что реальность в определённом смысле конструируется самим обществом.

Однако происходит это почти никогда снизу и почти всегда сверху. Стоит лишь запустить механизм – и вот уже «общественные активисты», «неизвестные патриоты» и просто «сознательные граждане» начинают самостоятельно решать, какой памятник снести, а какой оставить, выискивать по социальным сетям «сепаратистов» и позже сдавать их в полицию, устраивать скандалы в магазинах из-за «неправильного» языка кассиров, сдавать силовым структурам собственных друзей и даже родственников, которые вдруг стали «врагами» (как минимум один такой случай реально имел место в Одессе в 2015 году), устраивать поджоги и налёты на «антигосударственные» телеканалы и всё в таком духе. В этом контексте уместно вспомнить грамшианское учение о гегемонии, согласно которому, так называемое гражданское общество на самом деле не оппозиционная, а сервильная государству структура, стоящая в определённом смысле на страже существующего порядка вещей.

Как говорится, ничего личного, просто реальность для этих людей была создана таким образом, что они уже не могут поступить иначе; их мир – чёрно-белый, в нём есть только свои и чужие, а чужие – значит враги. Быть может, со временем и удастся достучаться до определённого процента, если не убедив, то хотя бы заставив их уважать мнение другого человека, однако не стоит особо на это надеяться.

Согласно теории социального конструктивизма, социальный конструкт является идеей, которая воспринимается как естественная и очевидная теми, кто принимает её, при этом она остаётся изобретением или искусственно созданным культурным артефактом, принадлежащим определённой культуре или общности. Человек проявляет избирательность по отношению к социальным конструктам, принимая одни и отвергая другие. Исходя из этого, в рамках одной человеческой общности могут существовать несколько социальных конструктов, несколько разных реальностей, эдаких мини-обществ внутри одного единого макросообщества, которые будут как минимум конкурировать между собой, а как максимум – открыто враждовать. На практике это обычно приводит к гражданскому конфликту внутри страны. Ведь что такое, по сути, гражданская война? Это столкновение нескольких разных проектов и видений дальнейшего устройства страны, ни больше и ни меньше.

Украина – яркий и исчерпывающий пример, подтверждающий все вышеприведённые тезисы. Одно объективное событие – отказ президента Януковича подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом – стало формальным поводом и вызвало диаметрально разную субъективную реакцию и оценку апологетов различных реальностей внутри страны. Началось идеологическое конкурирование, позже переросшее в полномасштабную идеологическую войну.

Самые кровавые дни на Майдане стали высшей точкой накала гражданского конфликта: страна оказалась расколота и поделена надвое. Когда в центре Киева «беркутовцы» стреляли по «майдановцам» и наоборот, когда «титушки» резали ножами протестующих, а те ловили их и забивали в переулках, вся страна, кажется, забыла один немаловажный, если не основополагающий, факт: все эти люди, вне зависимости от их убеждений или позиций, были гражданами одной страны.

Смена власти и последовавшая за этим резкая смена политико-идеологического курса государства вызвала абсолютно полярные реакции как внутри общества, так и за пределами страны. Как итог – война, потеря территории, раскол внутри одного народа, который проявляется даже в семьях, где отец с сыном, а мать с дочерью, являясь кровными родственниками, идеологически при этом становятся непримиримыми врагами. Всё это является следствием конструирования реальности, которая в данном конкретном случае не оставляет иного выхода, кроме войны, раскола, разъединения. Так работает эта схема, только на это она и направлена.

Следует задуматься, почему однозначно разъединяющие общество гуманитарные вопросы настолько сильно активизировались именно накануне выборов, когда нужно держать электорат в максимально накалённом, «заряжённом» состоянии? А ведь именно так и создаётся повестка дня. Кто создаёт повестку дня, генерирует смыслы и идеи, рождает дискуссии, пускай и настолько недальновидные и примитивные – тот побеждает. Это аксиома.

СОЗДАВАЯ НОВЫЕ СМЫСЛЫ: КАК ПРОТИВОСТОЯТЬ КОНСТРУКТИВИСТСКИМ ТЕХНОЛОГИЯМ И ПОЧЕМУ ТАК ВАЖНО ПРОДВИГАТЬ АЛЬТЕРНАТИВНУЮ ПОВЕСТКУ ДНЯ

Социальный конструкт всегда является порождением конкретной культуры и конкретного общества в определённую историческую эпоху. То, что люди считают это чем-то априорным, естественным, очевидным и само собой разумеющимся, является лишь следствием успешности работы данной технологии. Подобные искусственно созданные, абсолютно технологические вещи часто составляют значительную часть реальной жизни либо и вовсе подменяют её, становясь в онтологическое равенство с подлинной, объективной реальностью. Таким образом, происходит постепенная подмена «реальной» реальности виртуальной, ненастоящей, надуманной.

Что можно противопоставить столь грубой, но при этом так эффективно работающей технологии? Прежде всего, своё знание. Знание о том, что существуют множество разных реальностей, в то время как нам подсовывают лишь одну из них – старую, ветхую, построенную на концептах прошлого и даже позапрошлого веков. Моноэтничность, соборность, единый язык, единая вера, лишь одно «единственно верное» понимание и трактовка истории, централизованное мощное государство et cetera – все эти идеи во многом не актуальны как для Украины, так и для XXI века в целом. Нельзя жить в плену смыслов и воззрений столетней давности и тем более нельзя строить страну в соответствии с ними.

Та социальная реальность, та ценностно-культурная парадигма, в которой сегодня находится и движется в непонятную сторону украинское государство – лишь результат технологии, искусственно созданный конструкт. Это означает, что ему были, есть и будут альтернативы, как бы не заявлял президент о тотальной безальтернативности избранного курса. Всегда есть другие пути и другие направления, всегда есть пространство для манёвра и для диалога, всегда есть запрос на альтернативную точку зрения. Если всего этого нет или есть, но всё меньше и меньше – значит, с государством и обществом что-то не так. Необходимо генерировать новые смыслы, задавать новую повестку дня – тем более что сегодня существуют немало реальных, а не надуманных проблем, которые уже сейчас прямо угрожают существованию государства и его социальной модели.

Сражение за повестку дня является одной из самых важных вех текущей политической конкуренции. Всем тем силам, которые величают себя оппозиционными, необходимо в форсированном режиме вырабатывать новые идеи и новые посылы, которые должны найти отклик в обществе. В противном случае об их победе не может быть и речи. А если учесть тот факт, что в текущей ситуации ничего даже не надо придумывать, ведь проблемы, о которых нужно трубить, лежат на поверхности, становится очень непонятным и даже подозрительным, почему конкуренты нынешней власти в основной своей массе практически не борются за собственную повестку дня и даже не пытаются разрушить созданную властью виртуальную реальность. Напротив, они действуют в заданных ею рамках, как бы не выходя за определённый «барьер» и не решаясь раздвинуть смысловой «фронтир» украинской политики.

Некоторые «оппозиционные» силы пошли ещё дальше, переняв ряд властных тезисов и включив их в свою предвыборную программу. Эти шаги и действия говорят либо о тотальном непонимании сложившейся ситуации, либо – что ещё страшнее – о нежелании как-то её менять. В таком случае имеют ли право эти силы именовать себя оппозицией?

Катастрофическая ситуация с демографией в силу миграции и депопуляции, абсолютно неэффективная экономика, провальная внешняя и внутренняя политика, полная зависимость от иностранных кредиторов, неудачное и опасное геополитическое положение, изматывающая, ненужная стране война, повальная коррупция как фундамент социальных отношений и архаизация всего и вся вместо модернизации – вот те факторы, которые не оставляют государству шанса на выживание. Именно это, а не язык, нацию и церковь, сегодня нужно обсуждать. Об этом нужно говорить, постоянно прорабатывая пути выхода из сложившегося положения в формате открытой и широкой общественной дискуссии. Только с обновлённой, здоровой, свободной от бесполезной идеологии и гуманитарщины повесткой дня Украина получит свой – возможно, последний – шанс сохраниться и выжить в новом, стремительно изменяющемся мире.

Автор – Никита Трачук, политолог

Русский