Бортник: разрешение конфликта между ГПУ и НАБУ - это "Санта-Барбара"

Глава Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник уверен, что расследование по инциденту между сотрудниками НАБУ и Генпрокуратурой будет проведено быстро и прозрачно.

При этом Сытник отметил, что на факты лишения свободы сотрудников бюро нужно реагировать уже сейчас. В ответ генпрокурор Юрий Луценко заявил, что договорился с министром внутренних дел Арсеном Аваковым о проведении служебного расследования относительно действий спецподразделения КОРД в здании администрации Госпогранслужбы 16 августа.

На пресс-конференции также прозвучало несколько громких заявлений, которые касались дел бывших соратников экс-президента Виктора Януковича. Было объявлено о задержании Владислава Каськива в Панаме и вручении подозрения экс-главе Минюста Александру Лавриновичу.

Удалось ли сторонам поставить точку в межведомственном конфликте, в эфире радиостанции Голос Столицы пояснил политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

Как вы прокомментируете встречу между главами НАБУ и ГПУ?

— Это попытка сделать  хорошую мину при плохой игре, попытка немного снять то информационное  напряжение, показать, что все хорошо, что конфликта нет на фоне  того, что на самом деле он продолжается, будет продолжаться, поскольку это принципиальная конкуренция за власть, за деньги — и она никуда не денется. Понимаете, это попытка замести мусор обратно под ковер. Мне кажется, что она не особо удалась сегодня.

Луценко передает расследование дел по инциденту между НАБУ и Генпрокуратурой в СБУ для непредвзятости следствия. Это правильный шаг?

— Я думаю, непредвзятости  следствия в этом случае не  стоит ожидать, потому что мы  понимаем, что СБУ является, скорее  всего, партнером Генпрокуратуры в данной ситуации. Тем более, она принимала участие в некоторых эпизодах этой ситуации на стороне ГПУ. Хотя потенциально, конечно, это может быть и неплохой шаг, попытка сместить центр внимания информационного на СБУ. При этом, мне кажется, что Генпрокуратура и НАБУ владеют всеми инструментами для того, чтобы самостоятельно провести соответствующее следствие, а материалы этого следствия безотлагательно передать в суд.

 

Как отразится на межведомственном противостоянии привлечение третьей стороны?

— Это не третья сторона, а вторая с половиной. СБУ находится под контролем у президента, как и Генпрокуратура. Если мы говорим о третьей стороне, то ею могла бы выступить Нацполиция, например, МВД, но никак не СБУ. Это попытка размывания ответственности, размывания тяжелого конфликта, попытка отвлечения внимания. Это "Санта-Барбара". Нас ожидают новые эпизоды этого противостояния. Возможно, не сразу они станут известными, но по итогам я не ожидаю победителя в этом противостоянии. Скорее всего, будет "боевая ничья" для всех усердствующих сторон. Тактически, мне кажется, сегодня чуть-чуть лучше положение у Генпрокуратуры, которая ближе к президенту, но стратегически она проигрывает информационное противостояние. Это все может закончится отставкой генпрокурора уже зимой или весной следующего года.

Сейчас, после пресс-конференции, кто оказался в выигрышной позиции?

— Мне кажется, что эта  пресс-конференция сыграла на  руку Луценко, потому что он  находился в худшем информационном  положении. Все-таки проевропейские  депутаты, западные лоббисты рассматривали НАБУ как структуру, которая борется с коррупцией в самой Генпрокуратуре.

Были ли закулисные договоренности?

— Я уверен, что сегодняшняя  пресс-конференция является частью  закулисной договоренности. Скорее  всего, в ситуацию вмешался президент  и усадил их за стол, потому  что этот конфликт влиял плохо  и на его рейтинги в том  числе. Возможно, как-то повлияли  и западные партнеры.

Как вы прокомментируете вручение подозрения экс-главе Минюста Лавриновичу и задержание Каськива в Панаме?

— НАБУ строго ответило  на это заявление той информацией, что восстановили дело против  Игоря Коломойского, причем дело 2003-2004 годов. Это тоже попытка размыть информационное поле, попытка увеличить количество игроков за столом. Все ведь понимают, что НАБУ в нынешней ситуации находится в меньшинстве. Потенциально и МВД, и СБУ, и Генпрокуратура между собой способны, конечно, договориться и действовать сообща. Но с Бюро сложнее договориться. У него какие-то другие цели и оно ориентируется на другие центры политического влияния.

Что касается дел Лавриновича и Каськива, то какой-либо доказательной базы за два с половиной года не осталось, она или уничтожена, или надежно спрятана. Дело Лавриновича, Каськива, Ефремова, Колесниченко, всех остальных – это дела, которые создают белый шум, отвлекают внимание от ныне действующих реальных коррупционеров, привлечение к ответственности которых требует общество, от злоупотребления в правительстве, от офшоров, от Григоришина и иже с ними. То есть от всех тех резонансных дел, от решения которых действительно зависит ситуация в обществе, которые действительно могут влиять на политику и экономику.

После этих заявлений будут ли еще какие-то столь же громкие?

— Я уверен, что конфликт  продолжится. Возможно, будет пауза  небольшая, пару недель, потом нас  ожидают новые серии этого  конфликта, потому что ключевые  его причины – борьба за  влияние на украинскую бюрократию  и на украинских олигархов, борьба за экономические ресурсы, никуда не делись. Никто никого не победил, поэтому эта война всех против всех продолжится. Другого варианта не существует. Надо запасаться попкорном и ждать новой серии.

Порошенко заявил, что конфликт на Донбассе может усилиться, не исключает полномасштабных вторжений и говорит, что в случае обострения будет введено военное положение и объявлена мобилизация. Как вы это прокомментируете?

— Это идеальная ситуация  для власти. Любое обострение на Донбассе и обострение в принципе конфликта с Россией позволит перечеркнуть повышение тарифов, перечеркнуть отсутствие позитивного результата от так называемых реформ, позволит перечеркнуть коррупционные конфликты во власти, параллельно подавить оппонентов, подавить свободу СМИ. Идеальный вариант. Но, я думаю, не все так будет, как планирует у нас президент, у которого осталось 10-15% рейтинга из 54%. Ситуация на Донбассе, мне кажется, в меньшей в большей мере определяется уже в Брюсселе, в Вашингтоне или в Москве.

Ранее директор Украинской политконсалтинговой группы Дмитрий Разумков на 106 FM заявил, что политические факторы влияют на возбуждение уголовных дел, а серьезные расследования по лицам, которые подозреваются в коррупции, но близки к представителям действующей власти, не проводятся.

Также стало известно, что с февраля по август 2016 года НАБУ наложило арест на 411 миллионов гривен, 7,5 миллиона долларов и 7 миллионов евро, но в бюджет эти деньги не вернулись. По мнению адвоката Ярослава Гришина, причина отсутствие политической воли и бездеятельность ГПУ.

Дата публикации: 
19.08.2016 - 12