Будущие вызовы для государственного суверенитета Украины

Внутриполитический кризис в Украине в ближайшие месяцы может достичь того накала и обрести формы, угрожающие нанести серьёзный ущерб государственности и суверенитету. И это не связано с конфликтом на Донбассе и попытками найти выход из него.

В украинской политике часто употребляются слова «государство», «суверенитет» и т.д. без понимания содержания этих понятий. Много рассуждений о том, что «правовом государстве», «общественном договоре», «государстве для людей». Подобных рассуждений множество. В политологической и правой литературе есть немало определений, но не все они дают понимание сути, многие концентрируются на второстепенных признаках.

На самом деле, понятия «государство» и «суверенитет» можно описать без излишнего философствования. То есть, как описывают устройство, например, дома или автомобиля. Это важно, чтобы чётко понимать угрозы для государственности Украины. Кроме того, такие знания помогут гражданам в понимании и сути политических событий и процессов.

Власть, государство и суверенитет. Что это?

Власть – это биосоциальный феномен. То есть, это отношения, которые проистекают из природы человека и возникают уже при наличии хотя бы двух человек. В любой по численности группе людей присутствуют конкуренция, борьба за лидерство. В любой социальной группе есть лидер и иерархия. Именно на основе этого возникли первые государства. И это является основой современного государства, в котором руководителя избираются в процессе проведения выборов.

Государство как социальный институт существует при наличии четырёх атрибутов. Атрибуты - это главные признаки-качества, наличие либо отсутствие которых в совокупности и позволяет говорить о том, есть ли государство.

1) Народ.

2) Территория, на которой проживает данный народ.

3) Аппарат управления, который реализует властные отношения. Он осуществляет регуляторные функции.

4) Суверенитет. Это принцип, который означает: наивысшая власть на данной территории не подчиняется какой-либо иной власти.

Суверенитет можно описать как совокупность неотчуждаемых суверенных прав наивысшей власти, существующей на территории государства.

Понятие суверенитета можно разбить на такие составляющие:

1) Монополия на издание законов и распоряжений, которые являются обязательными и приоритетными к исполнению всеми на всей территории государства.

2) Наивысший приоритет в осуществлении правосудия.

3) Наивысший приоритет в организации системы управления.

4) Монополия в регулировании вопросов, касающихся всех граждан, проживающих на территории государства. В первую очередь необходимо отметить гарантирование гражданских прав и свобод.

5) Наивысший приоритет в вопросах сбора налогов, денежной политики.

6) Монополия на управление аппаратом принуждения и на применение насилия, принуждения для поддержания внутреннего порядка.

7) Исключительное право на осуществление внешней политики.

8) Исключительно право на создание армии, управлению ею и на реализацию оборонной политики.

То есть, никакая община, никакая провинция не может самостоятельно реализовать данные неотчуждаемые суверенные права.

Суверенитет и передача полномочий.

Форма государственного устройства определяется тем, какой объём властных полномочий центральная (суверенная) государственная власть делегирует на нижестоящие уровни. Могут быть делегированы все полномочия, кроме тех, что относятся к неотчуждаемым суверенным правам центральной власти. Это может быть децентрализации в виде передачи органам местного самоуправлениях полномочий в финансово-экономической сфере, в вопросах организации местной жизни, жизнеобеспечения и поддержания порядка.

Федерация предполагает наличие у провинций гораздо большего объёма полномочий, чем предусмотрено обычной децентрализаций для местного самоуправления. Но при этом ни один субъект федерального государства не может претендовать на неотчуждаемые суверенные права центральной власти.

Если в первом случае децентрализации речь идёт о передаче полномочий локальным общинам, то в случае федерации речь идёт о передаче значительных полномочий для целых регионов. Например, это выражается в том, что субъекты федерации имеют свои законодательные органы, региональные органы исполнительной власти.

Существующие в Украине области имеют свои советы, но не имеют своих исполнительных органов. Областные государственные администрации на сегодняшний день подчиняются центральной власти в Киеве, хотя и выполняют ряд функций, которые формально делегированы им для исполнения органами регионального самоуправления – областными советами. Фактически, предлагаемая в Украине децентрализация власти означает, что областные государственные администрации будут преобразованы в исполкомы областных советов. При фактическом наличии региональных советов (парламентов) и исполкомов (правительств) передача им части полномочий от центральной власти будет означать лёгкую степень федерализации страны. Полноценная федерализация предполагает наличие у органов регионального самоуправления полномочий для регулирования части национальных, культурных, политических, налоговых вопросов. Но всё это не нарушает неотчуждаемые суверенные права центральной власти. И решения региональных органов власти не могут противоречить общегосударственному законодательству.

Политические угрозы и риски.

Итак, государство можно представить в виде дома. Возникновение домов началось с сооружения крыши, навеса, с помощью которого укрывали от осадков какой-то небольшой участок. Потом появились стены, которые защищали этот участок от ветров, хищников и врагов. Так вот: государство – это большой дом, суверенитет – это крыша, под которой находится территория, на которой проживают люди (народ). А несущие и внешние стены в этом доме – аппарат управления, правоохранительные органы и армия. Они и являются опорой для государственного суверенитета.

История многих войн показывает, что одни государства для быстрого завоевания других предпринимали значительные усилия, чтобы дезорганизовать, деморализовать и разрушить эту опорную триаду суверенитета. Подобным образом действовали и революционеры в разных странах и в разное историческое время. К сожалению, Украина тоже не один раз сталкивалась с этим, в различных проявлениях.

Попытки «размывания» суверенитета. В новейшей украинской истории такие попытки возникали несколько раз. Так, после президентских выборов 2010 года часть оппозиционно настроенных граждан обсуждала идею «персонального суверенитета». Базировалась она на спекулятивных рассуждениях об общественном договоре, о договоре гражданина с властью о найме последней для выполнения каких-то обязанностей. Сторонники таких идей заявляли, что каждый гражданин является соучредителем государства, а потому имеет право взять свою частичку государства в виде части государственного суверенитета, если государство не выполняет своих обязательств перед гражданином. Понятие суверенности связано властью, как социальным феноменом присущим большим организованным группам людей. Идея насколько абсурдная, настолько и опасная, но локальная в попытках своего проявления.

Суверенные общины. Идея получила известность в СМИ в последние годы. Попытка её реализовать также основывается на спекулятивных рассуждениях о возможности дробления, размывания суверенитета. Кроме того, отказ организованной группы людей платить налоги в государственную казну, попытка создания параллельной фискальной системы является покушением на неотчуждаемые суверенные права центральной государственной власти.

Ещё одним проявлением «местечкового суверенитета» является принятие органами местного самоуправления решений, которые относятся исключительно к компетенции суверенной власти. Например, решение Бориспольского горсовета о запрете прохождения религиозной процессии Крестного хода УПЦ МП по территории Борисполя. Таких полномочий нет даже у федеративных территорий в государствах с федеративным устройством. Поэтому подобные запреты на передвижение и деятельность граждан являются серьёзным вызовом для суверенитета.

Покушением на суверенитет являются решения местных советов о вступлении в международные межгосударственные объединения в обход центральной власти (например, по поводу ассоциированного членства в ЕС). Это же касается и незаконных местных референдумов о выходе из состава государства.

Восстание против центральной власти (мятеж). Отличаются от простых акций протеста рядом признаков:

- публичное отрицание государственности;

- публичный отказ подчиняться центральной власти;

- отказ перечислять налоги в госбюджет;

- захват государственных учреждений;

- создание альтернативного аппарата управления, параллельных силовых структур;

- вооруженная борьба с законными силовыми структурами государства.

Всё это Украина пережила в 2013 году в западных, центральных, восточных, южных регионах и в Крыму. Все эти события являются ударом по государственному суверенитету, по государственности как таковой. И это не зависит от мотивов, с которыми совершались данные действия. Оправдывать некими «благими намерениями» разрушение государственного суверенитета - это как пытаться сохранить и улучшить дом, разрушая внешние и несущие стены, пока не начнёт валиться крыша (то есть суверенитет).

Не исключена угроза появления таких событий в Украине снова в связи с предстоящим обострением внутриполитического и социально-экономического кризиса. Президент П.Порошенко совершенно прав, когда говорит о возможной опасности таких событий для украинской государственности. В его обязанности входить быть не просто гарантом Конституции, гарантом прав и свобод, но и гарантом государственного суверенитета Украины. Каждый, кто склонен к «восстаниям», должен понимать, что наносит удар по суверенитету государства.

Федерализм. Новейшая история Украины – это история унитарной формы государственного устройства. Унитаризм сыграл позитивную роль как фактор сглаживания различий, существующих между различными регионами, между частями самого украинского народа, между различными народами, проживающими в нашей стране.

Идея существования Украины в виде федерации земель обсуждалась во времена УНР, а также в период восстановления государственного суверенитета нашего после развала СССР. Но в настоящее время идея федерализма в контексте многолетнего политического кризиса и конфликта на Донбассе представляется многими политиками в негативном свете. И сейчас о пользе федеративного устройства для Украины последовательно высказывается только В.Медведчук. По-видимому, потому что не боится политического давления, так как обладает уникальным политическим статусом.

Нельзя считать лукавством его утверждения о возможной пользе этой идеи для Украины, которую сейчас раздирают политические противоречия. Поскольку действительно Украина состоит из двух ментально разных частей, которые столетиями находились в составе разных государств. Из частей с разным образом жизни, конфессиональной принадлежностью, разной историей и разным отношением к этой истории. Прошлое не должно лишить Украину будущего.

Как себе видит федерализацию В.Медведчук? Это большая самостоятельность для украинских регионов в рамках единого государства с единой столицей, единой вертикалью исполнительной власти, одной Верховной Радой и одним правительством. Всё это не содержит признаком посягательств на неотчуждаемые суверенные права центральной власти. И насколько понятно из заявлений Медведчука в СМИ, речь идёт о более «централизованной» модели федерализма, чем в США, где штаты имеют широкие полномочия в сфере законодательства (особое гражданское, криминальное законодательство, право вводить либо отменять смертную казнь, регулировать обращение оружия и т. п.). В сравнении с американской моделью В.Медведчук предлагает по сути слишком широкое самоуправление, когда каждый сам в своей комнате будет расставлять мебель, развешивать по стенам картинки по своему усмотрению.

Возможно, что действительно Украине удалось бы избежать конфликтов последних лет и потери территорий, если бы первые лица страны прислушались к мнению В.Черновола о федеративном (земельном) устройстве. Сейчас Украина на распутье, и только народ может решить, какой быть Украине.

А пока те, кто критикует Медведчука за инициативу о федеральном устройстве Украины, фактически создают предпосылки для возможной реализации этой идеи на практике. Это и децентрализация, похожая на лёгкий по сути вариант федерализации. Это и склонность органов местного самоуправления принимать решения, которые выходят за пределы их компетенции. Против унитаризма работают переименования вопреки мнению граждан, а также политические десанты из одних регионов в другие (во время выборов и для проведения акций). Это и экономические проблемы. Но это не самое главное. Если осенне-зимнее обострение политической борьбы в Украине приведёт к очередному «восстанию», то его организаторы сами подтолкнут Украину к той или иной форме федерализма. Такой сценарий не гарантирован, но исключать его не стоит.

Федерализм не является угрозой для суверенитета, поскольку исключает передачу регионам неотчуждаемых суверенных прав центральной власти. Да, он может содержать политический риск, что какие-то из региональных элит сгруппируются и в будущем могут прибегнуть к каким-то местническим «звёздным» проектам. Вместе с тем, если обострение внутриполитического кризиса может поставить нашу страну перед выбором «меньшего зла». И тогда альтернативой может быть либо федерализм, либо какая-либо форма значительной децентрализации, похожая на федерализм.

 

Владимир Воля, експерт УІАМП