Что скрывают бункеры армии порохоботов

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Ключевая проблема украинского общества в том, что в условиях, когда ходит голосовать 40-50%, этих 10-20% может хватить для победы на выборах, но такая победа «пиррова».

«На войне все средства хороши», и гибридная война – не исключение. Порохоботы и фейковые фаны – явление не новое. На первый взгляд, это «безобидные», «нормальные» граждане, которые поддерживают представителей власти в Мире интернет-пользователей.

История вопроса в Украине началась с того, что Николай Азаров пообщался в Facebook с несуществующим человеком и принял «важные решения» после этого разговора.

Трудно поверить, что вызывающие смех виртуальные «эксперты» со временем объединились в целую армию ЛОМов, которых часто именуют порохоботами. Создается впечатление, что, судя по объемам «выпуливаемого» текста и частоты т.н. «высеров», они этим занимаются по 16-17 часов в сутки, что исключает реальную трудовую деятельность. Позволительно спросить: кто же оплачивает их «доблестный труд»? Из каких средств? Уплачивают ли эти труженики клавиатуры подоходный налог?

В этом нам помог разобраться Руслан Бортник – директор Украинского института анализа и менеджмента политики.

Учитывая скрытое финансирование армий ботов (которые являются настоящими людьми), можно ли сказать, что существует теневой бот-бизнес?

Да, безусловно. Хотя, часть компаний с использованием ботов проходит через легальные рекламные агентства и консалтинговые фирмы. Просто работа бота – это практически всегда «на» или «за гранью» - от джинсы (искусственного и скрытого манипулирования общественным мнением) до откровенного черного пиара. Поэтому редко кто хочет «светить» свои бото-возможности.

Если финансирование осуществляется «в тени», то речи об оплате налогов быть не может. Каковы шансы на то, что кто-то из этих «штирлицов» понесет ответственность за неуплату налогов?

Со временем, думаю, появятся прецеденты. Ведь роль разного типа ботов в информационном пространстве будет только возрастать. Но, скорее всего, они станут следствием политико-бизнесовых разборок, а не борьбы за соблюдение налогового законодательства.

Если обратить внимание на деятельность порохоботов на протяжении 4 лет, то можно заметить, что их запас аргументов себя существенно исчерпал и утратил новизну. Возникает вопрос: их деятельность по-прежнему заключается в создании «параллельной реальности» или они выполняют функцию раздражителя для отвлечения общественности от властных просчетов?

Да, у любых ботов рано или поздно появляется «эффект износа» - когда их мнениям все меньше и меньше доверяют. Появление этого эффекта зависит от того, как часто бота ловили на неправдивой информации и насколько очевидно он отстаивает (с пеной у рта) ту или иную позицию. В условиях сегментированного общества, где ключевые СМИ – это также изолированные информационные пузыри, даже «уставшие» боты дают эффект - только для очень узкой аудитории – тех, кто хотят слушать или только «пэрэмогу», или «зраду». Порохоботы перестали влиять на широкую аудиторию. Вызывают у неё раздражение и даже агрессию, но часть общества - 10-20% болеющих Стокгольмским синдромом 2014 года - продолжает их читать с удовольствием. Им не нужна правда, а только своя реальность – «теплая ванна», что помогает им спастись от стрессов действительности. Этот эффект является следствием человеческой психики – желание слушать то, что нравится, даже если это ложь. Ключевая проблема украинского общества в том, что в условиях, когда ходит голосовать 40-50%, этих 10-20% может хватить для победы на выборах, но такая победа «пиррова» - она ослабляет государство, формирует очень слабую легитимность.

Второй ключевой их функцией на сегодня является дискредитация оппонентов – мощные атаки на Саакашвили, Тимошенко, Шабунина и многих других оппозиционеров тому яркий пример.

У фейсбук-населения выработался определенный иммунитет к деятельности армии ЛОМов в результате чего их поголовно блокируют и уже не видят их порохопостов. Стоит ли власти продолжать их финансирование?

По фрагментации и дискредитации было сказано ранее. Кроме того, это уже проверенные ломо-боты и стоят они относительно дешево. Пока власть не определились со стратегией на выборы, ее «ломо-бото фабрики» работают, скорее всего, по инерции. Ближе к выборам стоит ожидать расширения и усовершенствование этой армии.

Не секрет, что ЛОМами становятся купленные блогеры, имеющие лояльную аудиторию. Можно ли отнести финансирование подобной деятельности к коррупции, «которую мы победили»?

Частично да. Но где-то треть ломов - это штатные сотрудники, советники министерств и ведомств, народных депутатов. Они получают легальную зарплату от государства на выполнение государственных функций. Ещё некоторые - сидят на госзакупках или грантах западных партнеров. Хотя большинству ЛОМов, вероятно, платят «в конверте», с фондов, сформированных в результате коррупционной и нелегальной деятельности.

Русский