Что сломало Зеленского: обзор ток-шоу "Межа" на НАШем

Смотрим в прошлое и видим будущее. Ведущие и гости “Межи” сравнивали две версии Зеленского: 2019 и 2021 годов. Весьма вовремя, ведь 31 марта годовщина победы ЗЕ в первом туре президентских выборов.

Идет националистическая игра

Ведущие с ходу предложили гостям сравнить двух Зеленских.  

Я не заметил сдвигов,  -заявил экс-вице-премьер Борис Колесников, -  Идет националистическая игра”. 

Геополитика победила экономику, подхватил “Слуга народа” Евгений Шевченко.  

Не оправдал президент ожиданий, продолжил экс-кандидат в президенты (и конкурент на выборах 2019 года) Дмитрий Добродомов.

Эти тезисы оскорбили еще одну “Слугу народа” Галину Янченко, озвучившую данные свежей социологии: “Уровень поддержки Владимира Зеленского 45%!”. По ее словам, ни один президент не имел такого уровня поддержки спустя такой срок. Потом она  перечислила все достижения действующей власти. 

Борис Колесников достижения мгновенно разбомбил: кредиты недоступны, народ стонет от налогообложения депозитов, ввести налог на прибыль от ОВГЗ - и будет счастье. Возразить было нечего. А политический эксперт  Михаил Чаплыга “добил” социологический аргумент: “Так вы ж берите, сколько не пойдут на выборы, сколько отказались отвечать! Каждый второй, 50% минимум. Где ваши 45% денутся?”  

Проблема в подлости и вранье

Директор Украинского института политологии Руслан Бортник задал тон следующему кругу дискуссии: “Зеленский 2019 года больше верил в себя, 2021 года – в систему”. Словом, стал похож на предшественников.  

Но пофилософствовать не удалось. “Он вынужден будет становиться украинским президентом, - поддал оптимизма политолог Валерий Дымов. – Нельзя сосать двух телят, надо определяться”. 

“Как может определиться с направлением флюгер, - недоумевал Михаил Чаплыга. – В первый год дул ветер слева,а сейчас справа. Он актер, он аплодисментов хочет. Он от этого рейтинга несчастного как наркоман зависит”.

В 2019 году мы имели актера Зеленского и думали, будет президент Зеленский, рассуждал Владимир Цыбулько. В 2021 году мы не имеем ни актера, ни президента. “А что же есть? Медийная фигура, которая так и не стала центром силы”, -  отыскал эвфемизм к “флюгеру” политолог  Владимир Цибулько.

Разобравшись с душевной организацией действующего гаранта, студия перешла к системе. “Пусть пенсионер (Александр) Мороз не обижается, но система сдержек и противовесов такая гибридная! – вдруг обрушился на политреформу 2004 года Евгений Шевченко. – Мы его (Зеленского)  загнали в правоэлекторальную базу, вместо того, чтобы подсказать. Наша проблема в подлости и вранье!”

Зеленский не правеет, возмутился Цыбулько, он украинский президент. 

Далее последовала перепалка между Колесниковым и Шевченко, которая едва не переросла в драку. Политиков развела ведущая, попутно объяснив, что “мы необычное шоу, без скандалов и собачьих боев - мы шоу для умных”.

Валерий Дымов вспомнил о губительной власти системы, которая “всех сжирала. Украина никогда не имела своей власти, - а имела гауляйтеров, смотрящих”. 

До выборов хозяин народ, а после - элиты

Да все будут сползать вправо, разве что Янукович не дополз, объяснил Бортник, потому, что выбора особого и нет. Что нам мог предложить Восток? Россия бедная и войной разоренная, до сих пор не оправилась. Китая тогда (90-е годы) не было как супердержавы. Да и сейчас, что они могут предложить? А заработать или вложить капитал, получив прибыль, можно было только на Западе.  

«Был шанс, если бы на выборах победил Черновол (Вячеслав), тогда была бы другая страна, - вздохнул Руслан Бортник. - На Западе нас не ждут. У нас независимость была только тогда, когда мы пытались стоять на месте”. 

Вот и получается извечная украинская растяжка: приходя к власти на социалистических лозунгах, президенты отрабатывают прозападную правую повестку элит. Проще говоря, до выборов хозяин народ, а после - элиты. 

И опять дискуссию, рисковавшую стать очень умной, сбил в сферу эмоционального интеллекта Михаил Чаплыга. 

Проблема “ломателей системы” в том, что орешек разбить легко – склеить невозможно. Если вы хотите что-то изменить в системе, то как минимум вы должны понимать, что вы смотрите, какие связи. Все эти связи два года вы ломали так, что проводники плавились”, - заявил Чаплыга.

И немного о социалке

После критики "системы" в студии заговорили о системе социальной. Задал тон Колесников, который напомнил, что из 330 млн американцев 240 млн являются частью какой-либо социальной программы. “То есть, классического капитализма давно нет.

Вообще-то цементом государства является экономика, может, наша коррупция нас и “держит”, вбросил тезис ведущий. 

“Она (коррупция) заинтересовала, чтобы на эту систему сверху сесть и сосать,  сосать”,  – отметила Галина Янченко и справедливо обрушилась на АРМА, которая торгует арестованным, но не доказанно коррупционным, имуществом: “сегодня это государственный рейдер”. 

Есть два вызова, еще до цифровых технологий, еще со времен Вудро Вильсона: взятку не за что дать и взятку некуда деть, - продолжил об Америке Колесников.  Сегодня цифровые технологии позволяют “взятку некуда дать”. Американцы могут заблокировать любой счет в мире в течение трех часов. Как решить? Нулевая декларация. “Амнистия капиталов, - заявила Янченко, – есть инициатива президента”.

После словесной перепалки между Янченко, Цибулько и Шевченко ведущие вбросили тезис о втором сроке Владимира Зеленского. 

“Реальной модели, как выйти на второй срок, на Банковой нет”, -  вдруг заметил Бортник. Люди все равно хотят новое лицо, но более профессиональное, продолжал Бортник, но “любого система перемелет. Поэтому, может, нам отказаться от президента? Пусть руководит парламент”.

Кстати, у Зеленского есть шанс навсегда войти в историю, став последним президентом (как Горбачев): в этом политическом цикле парламентские выборы впереди президентских. И он может ликвидировать институт президентства. Вопрос - захочет ли? 

Парламентская республика консервирует олигархические кланы, представленные фракциями. Всегда будет Семибоярщина. Айда в океан синий безбарьерный, - сослалась на книжку Янченко. “Мне кажется, это удалось Зеленскому, - мечтательно протянула она, - у других была политика красного океана. Или это будет второй срок Зеленского, или (выберут) того, кого он назовет”. 

Мы такие разные, чтобы объединить нас,  президенту надо быть шизофреником, -  заметил  Бортник. - Или он должен быть ошеломляюще мудр. Но пока такого не было”. 

Дата публикации: 
30.03.2021 - 17