Договорённости США и Германии по «Северному потоку -2», его последствия для Украины.

21 июля Министерство иностранных дел Германии опубликовало совместное заявление США и Германии по "Северному потоку-2". В этот же день, Президент США Джо Байден заявил, что на этом этапе реализации проекта "Северный поток-2" нет возможности остановить его завершение.

Соглашение между Германией и США предполагает , что Германия обязуется убедить Россию, продлить соглашение с Украиной о транзите газа до 10 лет. Нынешнее соглашение истекает в 2024 году. При этом ни Россия, ни Украина к договорённостям США и Германии никакого отношения не имеют.

США и Германия намерены привлечь инвестиции в новый фонд, чтобы помочь Украине перейти на более чистые энергетические ресурсы. Всего планируется собрать до 1 млрд. Германия готова со свой стороны перечислить в этот фонд 175 млн. доллр. Германия также выделит специального спецпосланника с фондом в 70 млн. доллр. для развития двухсторонних энергетических проектов с Украиной в области возобновляемых источников энергии, а также для поддержки отказа от угля.

В совместном заявлении Россию предостерегают от использования энергии в качестве политического «оружия» или совершения дальнейших агрессивных действий против Украины. Согласно документу, России грозят санкции, если страна продолжит агрессивно атаковать Украину.

В Украинее опасаются, что «Северный поток - 2» лишит страну важнейшей роли для транзита газа из России в Европу. По подсчётам «Оператор ГТС Украины» убытки страны от запуска «Северного потока -2» могут составить от 5 до 6 млрд. в год. По другим данным бывшего министра экономики Украины, президента Центра рыночных реформ Владимира Ланового, убытки страны от запуска газопровода могут составить 3 млрд. долларов. Эксперт Финансового университета при правительстве России Игорь Юшков говорил о том, что до конца 2024 года Украина будет получать как минимум $1,2 млрд в год за транзит российского газа.

Ранее глава МИД Украины Дмитрий Кулеба в интервью немецкому изданию Welt заявил, что руководство страны рассчитывает получить компенсацию после запуска проекта «Северный поток — 2». По его словам, «Северный поток — 2» представляет не только экономическую, но и угрозу безопасности.

В связи с этим Украина и Польша сделали совместное заявление, в котором заверили, что будут работать над противодействием запуска "Северного потока-2", пока не будут разработаны решения для преодоления кризиса безопасности, связанного с газопроводом. В Украине настаивают на том, что « Северный поток -2» угрожает безопасности Украины и нарушает принципы диверсификации Энергетического Союза ЕС.

Со своей стороны, в США опасаются, что ситуацию с Украиной по «Северному потоку -2» может использовать для атаки на Белый дом оппонирующая Байдену Республиканская партия, которая и без того активно обвиняет Д. Байдена в сдаче интересов России. Вероятно, поэтому как сообщили Politico, официальные лица администрации США тихо призвали своих украинских коллег воздержаться от критики соглашения с Германией по «Северному потоку-2», в которых США стараются минимизировать риски от запуска газопровода для Украины и ЕС. Разумеется, официально в Государственном департаменте США заявили, что не оказывали никакого давления на Украину.

В свою очередь посол России в США раскритиковал соглашение между США и Германией о завершении «Северный потока - 2». Он обвинил две страны в «русофобии». «Мы никогда не использовали наши энергоресурсы в качестве инструмента политического давления», - сказал посол страны в Вашингтоне Анатолий Антонов. При этом он отверг угрозу новых односторонних санкций против России как «недопустимую», отметив, что Россия никому не навязывает свои поставки газа.

Изначально в значительной мере строительство «Северного потока -2» – это инициатива Германии, а не России. Россия просто предоставляет эту возможность и помогает Германии в протягивании этого проекта. К тому же в споре по поводу трубопровода Россия неоднократно заявляла, что на протяжении десятилетий является надежным поставщиком газа. Из-за споров, разжигаемых США, о высокой зависимости Европы от российского газа, страна в течение многих лет все больше ориентируется на азиатский регион. Например, продает большие объемы энергии Китаю.

В значительной мере заинтересованность Европы в "Северном потоке-2" обусловлена не только нестабильностью Украины, но и сменой социально-экономического уклада в Европе. Переход на "зеленую энергетику", как идея США, требует отказа от угля, который ведёт к большему потреблению газа. При том, что производство газа на европейском континенте снижается. И Фактически США сами подталкивают Европейский союз к большему потреблению российского газа.

Главная цель "Вашингтонской декларации" США и Германии дать ответ ("закрыть рот") критикам внутри и странам восточной Европы - республиканцам, "зеленым", Польше, Украине, снизить уровень публичной критики и недоверия к "Северном потоке-2. Важным элементом прикрытия здесь стала также "климатическая" проблематика.

Именно поэтому это заявление сделано публично, в формате документа с крайне низкой юридической силой (декларация, а не договор). И не предусматривает гарантированных обязательств (а только - намерения) перед кем бы то ни было.

Именно поэтому обещана финансовая помощь Украине (1,07 млрд. долл.) и "Инициативе трех морей" - объединению постсоциалистических (кроме Австрии) стран ЕС (до 1,77 млрд. долл.), находящихся под сильным влиянием США.

Потенциальная помощь Украине не только пока не гарантирована какими-либо соглашениями, и имеет крайне специфический характер. Гипотетических 1 млрд. "Зеленого фонда" (175 млн. ФРГ, США, и "неизвестные частные инвесторы" - не удивлюсь если участники консорциума СП-2, включат "Газпром") должны пойти на развитие "зелёной энергетики", "отказ от угля", "водородную программу". 70 млн. долл. пойдут на спецпосланника от Германии и его проекты по Украине. Ожидается также ещё неопределённый Пакет устойчивости для Украине в котором будет предусмотрена поддержка реверса и модернизации ГТС.

По факту, Германия получила карт-бланш от США на завершение реализацию проекта, но разделила с ними политические и, возможно, экономические издержки проекта (в связи с общей "зелёной" политикой). Д. Байден ещё раз утвердился в роли лидера "западного мира" согласовывать с которым "европейские дела" прибыла даже А. Меркель.

Впервые гарантии использования ГТС Украины увязаны с выполнением Минских соглашений, и это станет инструментом в руках Германии и России. Впервые "расширение агрессии РФ относительно Украины" увязано не только с санкциями, но и обязательством сократить потребление российских энергоносителей в ЕС.

В результате обещания Германии о продлении транзитного контракта через Украину на 10 лет будут требовать новых переговоров с Россией и, взаимных, уступок. Могут привести или к переподписанию действующего транзитного контракта или обещаниям РФ продлить такой контракт в будущем. Ожидаемо, что РФ изначально подыграет немецким партнёрам и позволит А. Меркель сохранить лицо.

Что касается Украины, Европейские страны очередной раз показывают её роль и место на политической карте Европы. То, что нас обходят инфраструктурные потоки, говорит о том, что Украина для Европы имеем роль нестабильной серой зоны, куда вкладываться, инвестироваться или встраивать её в любую из систем по большому счету нет смысла.

Украина получила классический урок того, что интересы важнее принципов и какой-бы не была вовлеченность Запада в украинские дела мы в любой момент можем (и стали уже) предметом сговора. По факту Украина мало влияет на санкции и стратегические отношения между западом и Россией.

В сложившейся ситуации Украине следует договариваться с западными пантерами о финансовой помощи и изыскивать внутренние ресурсы для развития собственной добычи газа и угля; дальше работать над энергоэффективностью; думать о возможных юридических претензиях к ЕС (ведь у нас Соглашения об Ассоциации); садится за стол переговоров с ЕС и РФ относительно возможности создания трёхстороннего консорциума - производитель, транзитёр, потребитель; думать о допуске российских и других иностранных энергетических компаний на украинский рынок для регулирования и снижения цен для потребителей.

 

Руслан Бортник  и Оксана Красовская для УИП