Долгая дорога Украины к безвизу. Политические осложнения

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

29 ноября стало больше ясно, что с 1 января Украина не получит либерализацию визового режима с ЕС. Отсрочка стала следствием политических факторов, а с течением времени таких факторов может стать больше, а их сила может возрасти.

Европарламент официально сообщил о намерении рассмотреть 18 января вопрос об утверждении так называемого «механизма приостановки безвиза» 18 января 2017 года, в первом чтении. Как известно, дата введения в действие данного механизма станет датой начала функционирования безвиза для Украины и Грузии.

Пока ясно, что выполнена некая бюрократическая процедура – планирование работы ЕП. В каком-то смысле, появление конкретной даты рассмотрения «механизма приостановки» можно рассматривать как некий признак того, что дело сдвинулось с места. С другой стороны, отсутствуют какие-либо гарантии, что в январе не появится новая «отсрочка» либо после первого чтения не будет второго чтения с неопределёнными по времени сроками.

Оптимистический для Украины: утверждение в первом чтении и в целом «механизма приостановки» в январе, не обязательно 18 января. Кроме того, дату утверждения упомянутого механизма не стоит рассматривать как дату начала действия безвиза для нашей страны. Дата введения в действие этого механизма может тоже стать заложником политических факторов.

Таким образом, при самом благоприятном развитии ситуации украинцы смогут воспользоваться визовой либерализацией для посещения ЕС с 1 февраля 2017 года.

Пессимистические варианты являются следствием влияния нескольких групп политических факторов.

1. Противоречия между государствами ЕС относительно проблем миграции.

С одной стороны, Польша и ряд других восточноевропейских государств категорически отказываются принимать на своей территории беженцев с Ближнего Востока. Тем самым они отказываются проявлять солидарность с другими государствами Евросоюза, многие из которых приняли на себя основную нагрузку кризиса с беженцами. При этом нынешнее польское руководство аргументирует свою позицию словами о миллионе беженцев из Украины.

С другой стороны, Польша, Венгрия на уровне национальной политики стимулируют миграцию украинцев к себе. Даже без визовой либерализации ежегодно в Европе получают вид на жительство почти 500 тыс. граждан Украины, преимущественно в Польше.

Для Франции, Италии, Австрии, Германии это выглядит неподобающим поведением. Как следствие, блокируются те инициативы, которые лоббируются восточноевропейскими государствами Евросоюза. В том числе и безвиз для Украины, за который больше всего ратуют Польша и Венгрия.

Кроме того, в рамках трехсторонних консультация внутри ЕС Франция и Германия отстаивают позицию, чтобы механизм приостановки распространялся сразу на всю страну, которая нарушила правила безвиза, а не на отдельные группы граждан от этой страны. Также в ряде центрально-европейских и западно-европейских государств существуют опасения, что упрощение режима миграции по национальным визам в итоге может привести к разрушению шенгенской зоны.

Противоречия внутри ЕС заостряются, и не только по вопросам миграции. Например, конфликт между ЕС и нынешним руководством Польши в связи с тем, что в этой стране происходит отход от базовых правовых принципов ЕС.

В каком-то смысле, безвиз для Украины стал или становится заложником политики действующего руководства Польши. Действие данного фактора может быть продолжительным как для завершения согласования «механизма приостановки», так и для безвиза.

2. Евросюзу потребуется некоторое время, чтобы получить от Турции гарантии, что та не откроет для беженцев свою европейскую границу. Как известно, в течение года нарастало напряжение в турецко-европейских отношениях, в ноябре оно достигло пика, и Европарламент принял решение приостановить переговоры о вступлении этой страны в ЕС. Со стороны Анкары прозвучала угроза открыть границы для беженцев, если Украины и Грузия получат безвиз раньше Турции.

В связи с этим ожидаются европейско-турецкие переговоры. Только по их итогах ЕС может добиться гарантий, что Турция не откроет границы для беженцев.

3. Предвыборная ситуация во Франции не имеет большого влияния на вопрос безвиза для Украины. Если что и сможет усилить позиции кандидата в президенты от ультраправых сил Мари Ле Пен, так это не безвиз нашей стране, а отсутствие в ближайшие месяцы прогресса в реализации Минска-2. В случае роста популярности Ле Пен в январе-феврале безвиз для Украины может оказаться под вопросом на ещё несколько месяцев. Как минимум, до завершения президентских и следующих за ними парламентских выборов. То есть, до августа.

4. Отсутствие прогресса в реализации Минска-2, «замораживание» конфликта на Донбассе. Для многих европейских государств «контрольной точкой» в этом вопросе будет конец декабря, январь. Если «дорожная карта» не появится, то безвиз может стать неявной политической жертвой такого финала.

5. Украина всё больше втягивается в предвыборную атмосферу. Поэтому реальное введение безвиза может быть отсрочено до завершения досрочных выборов Рады, формирования новой парламентской коалиции и нового состава Кабмина.

Владимир Воля

 

Русский