Ещё одна интрига последнего санкционного закона

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Проявился ещё один момент, который объясняет, почему за последний санкционный закон проголосовали 97 сенаторов из 100.

Ранее уже было высказано предположение, что антироссийская тема утратила свою прежнюю роль одного из главных инструментов, с помощью которого оппоненты наносили удары по президенту Трампу и его команде. Также речь шла о том, что Белый дом при принятии последнего санкционного закона перехватил часть политического инициативы у «двухпартийной фронды», поддержав закон, и через участие в обсуждении скорректировал ряд неудобных для себя моментов.

Казалось бы, что в этот раз получилась «боевая ничья».

Но резкая реакция на этот санкционный закон со стороны нескольких ведущих европейских государств указывает на то, что счёт выглядит «2 : 1» в пользу команды Д.Трампа.  

Так, представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт официально заявил, что от таких санкций США против РФ страдает экономика Европы. «Этого не должно случиться. Мы отвергаем санкции с экстратерриториальным эффектом, которые оказывают влияние на третьи страны».

В совместном заявлении министра иностранных дел ФРГ З.Габриэля и федерального канцлера Австрии К.Керна отмечено: «Политические санкции не должны затрагивать экономические интересы. И угрожать наказанием компаниям из Германии, Австрии и других европейских стран, из-за того что они участвуют в газовых проектах с Россией, таких как "Северный поток-2… Энергообеспечение Европы - это вопрос Европы, а не Соединенных Штатов Америки».

Спикер министерства иностранных дел Франции заявил: «В течение нескольких лет мы обращали внимание Соединенных Штатов на сложностях, которые вызывает экстратерриториальное законодательство… В вопросах, связанных с безопасностью и индустриальной политикой Европы, мы бы хотели, чтобы Соединенные Штаты придерживались необходимой координации, особенно в рамках G7».

Пресс-секретарь Еврокомиссии так прокомментировал ситуацию: «Важно, чтобы новые меры были скоординированы между международными партнерами для обеспечения их влияния на международном уровне и сохранения единства среди самих партнеров в вопросе санкций».

Таким образом, команда Трампа вроде бы и поддержала санкционный закон, но теперь у президента США появилась веская причина в виде реакции европейских союзников, чтобы не подписывать закон, а в процессе доработок убрать из него наиболее «жёсткие» пункты.

Кроме того: если до этого многие европейские лидеры и политики соглашались с мнением о Трампе, которое рассказывали о нём представители Демократической партии и некоторые оппоненты из республиканской партии, то теперь с ним номинацию неудобного для Европы партнёра делят и его оппоненты из «двухпартийной фронды».

И тут ещё вопрос: оценят ли надлежащим образом ведущие европейские державы «дружественный жест» со стороны Д.Трампа в виде вето на упомянутый санкционный закон?  И можно ли будет считать, что в политической «безрассудности», в которой оппоненты обвиняли Трампа, в это раз сами его превзошли? 

Сложно сказать однозначно, был ли умысел в том, чтобы, поддержав санкционный закон от «двухпартийной фронды», создать благоприятную ситуацию для того, чтобы наложить вето на закон либо подвергнуть его ревизии. Но однозначно, что принятие санкционного закона привело к появлению выгодных для президента Д.Трампа потенциальных выгод.   

Резюме.

1. В целом, можно более уверенно утверждать, что команда Трампа-Тиллерсона отбирает у оппонентов ещё один важный инструмент политической борьбы, нивелируя его как таковой.   

2. Позиция ведущих европейских государств чётко показала, что они не усиления санкций за счёт энергетики и ряда других «чувствительных» для них отраслей. При этом, иных сфере, «пространств» для существенного усиления санкций не существует.

3. Если команда Д.Трампа найдёт способ и алгоритм, чтобы реализовать Минск-2, то после «охлаждения» она получит уважение со стороны ведущих европейских держав.      

Владимир Воля

Дата публикации: 
17.06.2017 - 05