Help, I need somebody! Кто дает и куда девается помощь Украине?

О том, насколько значимой оказалась встреча президентов США и Украины для нас и для Америки, нам ещё только предстоит узнать. Днями стало известно, что в отставку подаёт председатель СНБО Александр Данилюк, считающийся человеком от оппонирующих Дональду Трампу американских «демократов» – при том, что ориентирующихся на Демократическую партию в окружении Владимира Зеленского намного больше.

Но в чём можно быть уверенным на все 100% – встреча состоялась едва ли не в худшее возможное время, и осадок от неё тоже нельзя назвать приятным. И больше всего – из-за скандального июльского телефонного разговора между президентами, стенограмму которого враги Трампа хотели использовать как основание для импичмента. В том числе его экс-соперница на президентских выборах Хиллари Клинтон. Да, есть в этом что-то фрейдистское. Есть что-то ироничное и в назидательных комментариях экс-президента Петра Порошенко, напоминавшего, мол, «при мне у Украины была двухпартийная поддержка американских конгрессменов», хотя мало что так навредило его политическому будущему как симпатии к пресловутой Хиллари Клинтон.

Стенограмма, однако, на импичмент не тянет, как и заявленных «восьми попыток указывать Зеленскому» в ней не обнаружили. «Демократы», чтобы сохранить лицо, устами спикера палаты представителей Конгресса Нэнси Пелоси решили традиционно списать всё на происки РФ. Зато, помимо ожидаемо заиск уважительного тона Владимира Александровича в разговоре с американским коллегой, нашлись в тексте разговора не очень осторожные высказывания, в которых уже увидели риск охлаждения отношений Украины с Евросоюзом. Во всяком случае европейская пресса взбудоражилась.

Слово не воробей

Фраза, которая всё портит, звучит так:

«I did talk to Angela Merkel and I did meet with her I also met and talked with Macron and I told them that they are not doing quite as much as they need to be doing on the issues with the sanctions. They are not enforcing the sanctions. They are not working as much as they should work for Ukraine. It turns out that even though logically, the European Union should be our biggest partner but technically the United States is a much bigger partner than the European Union and I'm very grateful to you for that because the United States is doing quite a lot for Ukraine».

В переводе на наш с вами язык, Меркель, Макрон и вообще ЕС, несмотря на все наши дипломатические старания, помогают Украине меньше, чем Штаты.

Как нетрудно видеть из остальной транскрипции, этот виток разговора, о том, кто Украине помогает тот тратит время зря больше, начал сам Трамп. Который и до этого неоднократно сетовал на то, что партнёры «сачкуют», а его страна платит всё и за всех (правда, чаще это звучало по поводу членских взносов в НАТО). А Зеленский, переоценив приватность разговора, начал поддакивать и прямо обвинять европейцев, что те палец о палец ударить не хотят.

Нас заинтересовало, так ли это на самом деле? И мы обратились к объёмам так называемой международной технической помощи (МТП) Украине.

Ложь, наглая ложь и статистика

Как оказалось, с МТП дело тёмное. Косвенно о её масштабах можно судить по заявлениям европейского истеблишмента. Вот лишь некоторые оценки:

- 10 миллиардов за 2015-2017, оценка – январь 2018 (посол ЕС в Украине Хьюг Мингарелли);

- 12 миллиардов за те же три года, оценка – ноябрь 2017 (тот же самый посол);

- более 15 миллиардов грантов и займов за 5 лет после Майдана, оценка – сентябрь 2019 (спикер представителя ЕС по иностранным делам Майя Косьянчич).

Весьма впечатляюще. Но, по крайней мере, это меньше, чем 160 миллиардов, затребованных в своё время Януковичем у Евросоюза…

Тем не менее, недовольство в ЕС озвучивали и раньше тем, как эти средства используются, т.к. прогресса по ряду реформ не наблюдается.

Что ж, попробуем полистать украинские источники… Но в них творится какая-то алгебра Лобачевского. Данные за первое полугодие 2017-го – 5,3 миллиарда долларов, за весь 2017-й год – 5,7 млрд. То есть за второе полугодие удалось привлечь лишь 400 млн? Как так выходит? За первое полугодие 2019-го – 5,9 миллиардов.

Мы долго изучали официальные данные Минэкономразвития на этот счёт и выявили следующее. 5-6 миллиардов – это сумма всего со всем, вне зависимости от того, кто, в каком объёме предоставляет средства, и – что самое главное – каковы сроки реализации. А ведь в таблице фигурируют проекты, которые ещё в 1998-м году были заключены на 25 лет. В частности, за 20 лет 2,6 млрд дол было привлечено Чернобыльским Фондом «Укрытие» на ликвидацию последствий известной катастрофы – и они отмечаются в каждом полугодичном отчёте как действующие. Отсюда и такие численные схождения. Нас же интересуют только новозарегистрированные проекты, то есть начиная с Революции достоинства (2014-й год). Так вот: их общая сумма составляет «всего лишь» 3,39 млрд долларов. По годам ситуация такая:

Как можно видеть, эта статистика не подтверждает «10-15 миллиардов от Евросоюза». Особенно 2019-й год. Понятное дело, он ещё не закончился, и вполне вероятно, что какая-то полученная помощь на рассмотренных данных не отразилась, но по тому, что уже есть, можно сделать интересные выводы. Из почти 223 миллионов 180 были выделены США, причём на улучшение боеготовности армии, кибербезопасность и полицию, в том числе и некоей «Полицейской объединённой территориальной громаде» (судя по всему, речь идёт о проекте «Полицейский офицер громады»). Европа – 32,6 миллионов на энергосберегающие технологии, развитие судов, экологию и пчеловодство. На гражданский сектор и социальную сферу (так было и раньше) куда меньшие суммы направляются. Так всё-таки Трамп прав? Но почему так ма…?

Ладно, можно списать на то, что Запад осторожно подошёл к президентским выборам, а потому не стал засыпать Украину деньгами, чтобы их потом не пришлось отсуживать. В таком случае, рассмотрим, как нас поддерживали все эти пять лет.

Вот какова структура «новоприбывшей» МТП за весь обзорный период:

Донор

Объём в тыс. USD

Европа (детально)

Объём в тыс. USD

США

1567292

ЕС

743299

Европа

1435643

Германия*

364999

Канада

170187

Швейцария

60240

Япония

29593

Швеция

37041

Турция

1790

Норвегия

22298

ООН

104175

Великобритания

20957

ЧФ «Укрытие»

56757

Дания

16661

МБРР

23328

Финляндия

7318

НАТО

1873

Нидерланды

3460

 

 

Польша

2414

 

 

ОБСЕ

34093

 

 

Прочие**

122863

* - для тех, кто решится повторить наш подвиг, заметим, что Германия в таблице минимум единожды отмечена как «ФРН».

** - сюда входят ЕБРР, ЕИБ, НЕФКО и Совет Европы.

Для наглядности отразим это в виде диаграмм:

А на что именно выделяли деньги эти страны/организации?

Великобритания. Крупнейший проект (4 млн фунтов стерлингов) – улучшение гражданского участия, реципиент – ЦВК. Ещё 2,6 миллиона – ОО «Институт «Республика» на развитие механизма политических консультаций правительства. Суммарно 3,3 миллиона – различным общественным организациям, специализирующихся на теме гендера – права LGBTQ-сообщества, противодействие сексизму (это один из трендов Великобритании, скандальный премьер-министр которой Тони Блэр в своё время решил признать однополые браки). 2 миллиона – на разминирование Донбасса. Остальные проекты помельче (бюджет – меньше 600 тысяч фунтов), касаются ВПЛ, пенсионной реформы и утилизации отработанных источников ионизирующего излучения.

Германия. Всего в ходу около 40 проектов, среди которых есть два очевидно крупных: 70 с половиной (!) миллионов евро для развития органов местного самоуправления в Черновицкой и Полтавской областях, и 50,7 млн на капитальный ремонт жилья для ВПЛ. Подрядчиком в обоих из них, как и в ряде других проектов, выступает «Німецьке товариство міжнародного співробітництва (GIZ) ГмбХ». И если со вторым всё более-менее понятно, то описание первого на первый взгляд не предполагает таких затрат, если, конечно, под «технической помощью» не подразумевается реконструкция зданий для ЦОАПов. В категории от 9 до 18 миллионов проекты посвящены усовершенствованию финансовой системы, ГСЧС, обновление объектов социальной инфраструктуры опять-таки для ВПЛ, децентрализацию, улучшение управления заповедными территориями. Много проектов до 5 миллионов, они о «зелёной» модернизации и модернизации АЭС, антикоррупционной реформе, консультациях по аграрным вопросам и даже восстановление гражданского диалога на востоке Украины. Итак, основной профиль Германии – социальные проекты, энергетика, экологически чистые технологии, развитие громад, а вот бизнес-партнёрство ей не так интересно, вероятно из-за угрозы конкуренции.

Дания. Пять проектов в сфере энергетики, демократического развития, гендерного равенства и (самый крупный – 30 млн датских крон, эквивалентно 5 млн долларов США) микрокредитования сельского хозяйства.

ЕБРР. Ряд инфраструктурных проектов по обновлению городского транспорта и коммуникаций, в частности продление трамвайной сети во Львове, реконструкция центрального отопления в Ивано-Франковске, Тернополе и Луцке, внедрение электронного билета в Днепровском метрополитене. То есть преимущественно точечные решения с чёткими результатами, которые затем можно будет оценить и измерить. Но есть и консультационные программы по внедрению реформ и дальнейшим техническим проектам (как производство биогаза на базе очистительных сооружений Львова), которые, вероятно, тоже затем будет спонсировать ЕБРР.

Евросоюз. Проектов много, разных по бюджету. Крупнейшие касаются развития верховенства права (36 млн евро, получатель – Национальная полиция; 15,3 млн для Высшего совета правосудия), управления миграцией и границами (27,2 млн, получатели – ГМС, ГПСУ МВД), восстановление мира и экономики Донбасса (25 млн, получатели – военно-гражданские администрации двух областей), местного самоуправления (23,8 млн, получатели – громады в 24-х областях), переоборудования ЦОАУ (22,8 млн, Минрегион, исполнитель – Шведское агентство международного развития), науки и инноваций (16,4 млн, МОН), антикоррупционной инициативы ЕС в Европе (15,8 млн, антикоррупционные органы Украины, исполнитель – МИД Дании). Остальные проекты – менее 10 млн евро, и покрывают тот же набор тем, хотя есть и «экзотика»: обустройство канализации в районе Шацких озёр, строительство туберкулёзного стационара на Закарпатье, поддержка НОТУ для «непредвзятого и качественного содержательного наполнения новостей» и создание украинской системы географических обозначений вин (поскольку названия «шампанское» и «коньяк» отныне согласно Соглашению об Ассоциации с ЕС исключены). В категории до 1 млн евро много локальных проектов – на улучшение туристической привлекательности Ивано-Франковской области, создание жилья для переселенцев в Славянске, внедрение энергосберегающих технологий в г. Жовква Львовской области и т.д. Словом, на всестороннюю поддержку это походит, но вы уже могли заметить одну выделенную нами тенденцию, к которой мы ещё вернёмся ниже.

Канада. Крупнейший проект – Королевская канадская конная полиция привлекает своих экспертов для подготовки Национальной полиции (26,9 млн канадских долларов). Другие крупные (18-20 млн): развитие молочного бизнеса и плодоовощного бизнеса, создание комфортного экономического климата и способствование децентрализации в малых городах (Бердянск, Энергодар, Винница, Полтава, Миргород и др.), как и другим реформам (в том числе судебной посвящён проект на 8 млн канадских долларов. Остальные проекты направлены на поддержку женщин-лидеров, демократизацию политической культуры избирателя и противодействие торговле детьми и молодёжью. Интересно, что почти ни у одного проекта исполнителем не выступают украинские учреждения и организации – только канадские. Но зато виден акцент на наращивание двухсторонних экономических отношений за счёт поддержки малого и среднего предпринимательства, а также на улучшение работы украинских правоохранителей.

НАТО. Вопреки тому, что можно подумать, основное направление программ НАТО – не перевооружение Украины и приведение её к стандартам организации, а радиационная безопасность (ликвидация радиоактивных могильников, устройства для регистрации ионизирующего излучения). Также – смягчение негативного влияния социальных бедствий, вызванных терроризмом и катастрофами, улучшение логистики и… разработка новых катодов для аккумуляторов.

Норвегия. Много мелких проектов по радиационной безопасности; крупнейшие (3,5-5,5 млн долларов США) связаны с такими темами: сотрудничество между статистическими службами государств, картография и геодезия (в помощь земельному кадастру), противодействие торговле людьми и всеукраинское внедрение пробации, то есть условного осуждения без удержания в местах лишения без свободы, но под надзором соответствующей службы. Такая мера наказания практикуется, например, в Российской Федерации.

Польша. Это удивительно, но один из драйверов европеизации Украины Польша проводит у нас лишь три проекта; один совсем скромный по бюджету и касается отдельно взятой ОТГ; два – по миллиону долларов США и способствуют увеличению инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности Украины и развитию двухстороннего экономического сотрудничества. То есть вместо «духа свободы и демократии» – чистый прагматизм.

ООН/ПРООН. Реализовывают преимущественно социальные (ВПЛ, противодействие ВИЧ-СПИД), демократические (развитие демократии, прозрачность публичного сектора) и некоторые технические («чистое» и ресурсоэффективное производство, биоэнергетика) и природные (улучшение биоразнообразия в Чернобыльской зоне). Самый крупный (25 млн долларов США) проект связан с ответственным родительством и ранним уходом за детьми, также проводится несколько проектов с бюджетами 4-6 миллионов долларов США, направленными на восстановление Донбасса; НТУ «КПИ» выделили 5 миллионов на улучшение энергетического менеджмента в украинской промышленности в соответствии с международными стандартами. В общем, всё то, что и заботит Организацию – демократизация, решение социальных проблем, в частности связанных с беженцами (это основная сфера Антониу Гуттериша, Генерального секретаря ООН), рациональное и максимально безвредное использование ресурсов планеты.

США. США – единственная в данном перечне держава, которая прямо финансирует улучшение украинской обороноспособности. На это натурально уходят сотни миллионов долларов американских налогоплательщиков; почти 300 миллионов – в рамках программы USAI (бенефициарами которой являются и министерство обороны в целом, и отдельные воинские части), 60,6 миллионов – на подготовку Национальной гвардии Украины, 120 миллионов – на предотвращение ядерной контрабанды на границе (!). 85 миллионов – на улучшение энергетической безопасности (реформа энергетического рынка, освоение неисчерпаемых природных ресурсов), 62 – на развитие малого и среднего бизнеса на Донбассе, ещё 57 – на демократическое самоуправление там же, 51,6 – на юридические и информационные общественные организации, продвигающие западные ценности, 50 миллионов – на децентрализацию. От 10 до 40 миллионов выделяется на борьбу с ВИЧ/СПИД, поддержку сельского хозяйства, развитие гражданского участия, антикоррупционные реформы в системе здравоохранения. До 5 миллионов – проекты о медиаграмотности, профилактике туберкулёза, психосоциальной поддержке пострадавшим от конфликта на востоке Украины, улучшении профессионализма адвокатов, и ещё ряд стажировок и небольших проектов с бюджетами до 500 тысяч. Сквозь это многообразие проглядывается тот факт, что Украина является для США полем геополитической борьбы, поэтому Штаты под предлогом продвижения демократии финансируют организации, чья политическая ангажированность очевидна, как и то, зачем Америке сильная украинская армия.

Швейцария. У швейцарской помощи на удивление высокий разброс бюджетов при 14 проектах: от 3500 до более 15 миллионов швейцарских крон. Из трёх дорожайших: энергоэффективность г. Житомир, поддержка Программы ООН по помощи пострадавшим от кризиса громадам на Востоке и организации их самоуправления (это два разных проекта со смежными задачами). Из интересного – развитие средств электронной демократии в отдельных областях и официальных учреждениях, что можно объяснить высоким уровнем прямой демократии в самой Швейцарии.

Швеция. Швеция на удивление оказывает почти в два раза более крупную поддержку проектов Украине, чем Великобритания, основной их лейтмотив – радиационная безопасность, что соответствует экологическим внешним интересам самой Швеции. Как и тема инклюзии и гендерного равенства, преодоления дискриминации – это связано с особенностями политики мультикультурализма в Швеции. Очень крупные (3-11 млн долларов США) выделяются на самоуправление, демократизацию (в том числе электронную демократию) и Национальную общественную телерадиокомпанию. Интерес к данной структуре на Западе существенно отличается от рейтингов телеканала «UA: Перший» в Украине, и очень интересно, чтó в глубине души подумали те же немцы, когда после миллионных вливаний финансовой помощи и рекордных бюджетов каналу отключили за долги аналоговое вещание.

Япония. Правительство Японии и Агентство международного сотрудничества финансируют Программу Развития ООН в её проектах по восстановлению Донбасса, Международную организацию миграции в проектах по стабилизации громад там же. И два крупных научно-технических проекта, что подтверждает высокий интерес Страны восходящего солнца к передовым технологиям: разработка документов для модернизации Бортнической станции аэрации и создание национальной инфраструктуры геопространственных данных. Нашлись средства и для поддержки НОТРК.

Их там нет

Всё же из приведенной нами статистики обещанные «10-15 миллиардов безвозмездной европейской помощи» не прочитываются, благодаря чему можно подумать: либо в заявленных цифрах какие-то неточности, либо речь представителей Евросоюза в большей степени идёт о… кредитах? Макрофинансовая помощь под 2% годовых, например (условиями выдачи которой нас ещё и шантажируют). Ростовщичьи они, эти европейские услуги, оказывается. Учитывая, что внешний долг Украины за 2014-2019 годы вырос на 9 миллиардов долларов США. Ничего для соседей не жалко! Кстати, не читаются даже «значительные взносы отдельных стран-членов ЕС», если под «отдельными странами» не подразумевалась одинокая Германия, ведь остальные доноры отметились куда меньше в абсолютных числах. За 2 миллиона долларов даже домик для жирафа непросто построить, а за 60 млн никак досрочные выборы не провести.

Выходит, если бы дружба измерялась в деньгах, то Северная Америка для нас считалась бы наиболее дорогими друзьями… Их оценки, кстати, как и европейские превосходят данные МЭРТ; так, колумнист Bloomberg Л. Бершидский обобщил сведения разных американских официальных источников, насчитав от 2 до 5 миллиардов с кредитами. При этом есть мнение, что около 40% объёмов помощи не проходят регистрацию в Украине из-за бюрократических сложностей и недоверия к официальным институциям, из-за чего названная сумма в 2,1 миллиарда в сопоставлении с нашим обзором кажется вполне достоверной. Похожая ситуация и с «немецкими 544 миллиона евро», из которых должно было отметиться в МЭРТ ~360 млн в долларовом эквиваленте (так и оказалось).

Помоги себе сам

Но даже если европейцы действительно из лучших соображений потратили на Украину сколько-то там миллиардов, обольщаться не стоит – это не означает, что нам с них что-то перепало. Более того – их могут даже наши чиновники не присвоить.

Во-первых, по вине украинской стороны. Проблем очень много. Иногда кажется: мы и не хотим, чтобы нам помогали. С 1999-го года не могут вступить в силу ни закон, ни указ президента об МТП. Портал международной помощи до сих пор работает в тестовом режиме. Нет контроля за качеством предоставленной помощи, чтобы понимать, как она помогла и с чем нужно помогать дальше. Вообще, отсутствует внятная долгосрочная государственная программа использования МТП. Более того – нет и понимания, на какие проекты она должна быть направлена. В итоге она «пылится» миллиардами (Мингарелли насчитал целых восемь), не находя себе применения. Из-за этого имелись даже прецеденты, когда бы страна выплачивала штрафы за остаток неосвоенных средств на балансе.

Но, во-вторых, и «международные партнёры» себе на уме. В том числе в бюджетных вопросах. Допустим, как вы себе представляете безвозмездную помощь? Украинской стороне в голубом вертолёте на казначейские счета переводят средства под целевое назначение? Юрий Витальевич тоже так думал. На самом же деле немалая часть средств до украинских счетов так никогда и не доходит, даже если формально помощь выделена Украине. Такое случается, если деньги выделяет иностранное правительство и подрядчиком выступает экономический агент той же страны, которая, в свою очередь, может оплачивать услуги мелких субподрядчиков уже в Украине. Мы этот аспект выше уже затрагивали. Поговаривают, есть негласное правило, согласно которому 70% средств «на помощь» должно возвращаться в страну-донора на оплату создаваемых им рабочих мест и оказываемых его представителями услуг. Но часто средства такого рода помощи на все 100% поступают на счета иностранных граждан и компаний, а в Украину заходит только мелочь на «кофе-брейки».

Допустим, единственный проект, который в нашей стране за 2014-2019 годы проводила (и проводит по сей день) Финляндия – «Финская поддержка реформы украинской школы», исполнитель – «Финляндская консалтинговая группа» (которая, кстати, не стесняется говорить по-русски), бюджет – 6 млн евро (по ссылке указано что 8 млн, но в МЭРТ – именно 6000000). Спонсор – МИД Финляндии. То есть финская дипломатия на своих условиях проводит в другой стране консультации о реформе образования, доверяя это компании из числа «своих». Интересно, а конкурс они через систему аналогичную ProZorro проводили? У нас бы такие инициативы могли спокойно отнести к «схемам». А если консультанты не очень компетентны в соответствующих вопросах? Потраченные на бесполезные и бессмысленные мероприятия деньги никто не вернёт, ведь не мы же их платили…

Наконец, не следует забывать и политический аспект. Международная помощь часто оказывается инструментом лоббирования интересов других государств, под видом безвозвратных «подарков», создающих свои представительства и навязывающих собственные «правила игры»; создания стойких групп влияния - грантоедских структур. Вполне понятна мотивация, почему некоторые «западные партнеры» ставят аспект национальной безопасности чужой страны превыше верховенства права в ней. Чем это чревато – думайте сами.

Хотя так работают не все страны и организации. Сложно усомниться в искренности намерений шведов, искренне взволнованных мирным сосуществованием этноязыковых и религиозных групп (поскольку эта тема актуализировалась для них самих в последние годы) и радиационной безопасностью (ведь Швеция была первой страной, которая зафиксировала повышение радиации после аварии на Чернобыльской АЭС). Как и сложно переоценить гуманитарную помощь международных организаций пострадавшему от войны населению востока Украины, в частности Международный Комитет Красного Креста обеспечивает жителей зоны АТО и беженцев предметами первой необходимости. Но иностранная помощь Донбассу заслуживает особого разговора.

***

Время подводить итоги. Информация об объёмах иностранной безвозмездной помощи очень противоречива, на основании данных из открытых источников мы можем оценить её ежегодные новые поступления примерно в 500 миллионов долларов, в том числе направленные на долгосрочные (3-5 лет) проекты. Однако эта помощь не является финансовым подарком – фактически большую часть этих денег Украина и не видит, они осваиваются теми же государствами, которые их выдают. А те средства, которые доходят до нашей страны, используются неэффективно по ряду причин (слабая законодательная база, отсутствие соответствующей программы), что иногда даже заканчивается штрафами. При этом европейские чиновники оценивают свой вклад в развитие украинской демократии и экономики как адекватный, даже если они не различают МТП и кредиты. И их задевает, когда Штаты, занимающиеся модернизацией украинской армии и правоохранительной системы, выражают недовольство европейцами, а украинские президенты не спорят.

Впрочем, мы думаем, что Зеленскому простится его «факап». Про знаменитую фразу экс-представителя Госдепа Виктории Нуланд (произнесённую, между прочим, тоже из-за апатии Евросоюза) давно все забыли ведь, и ничего, общаются, пусть и не так доброжелательно…

P.S. Есть и другие материалы, написанные независимо от нас; так, один из них поясняет, а куда же, собственно, идут эти «15 миллиардов» и почему о них мало что слышно. И ещё один – своего рода ЧаВо по МТП, отвечающий на ряд базовых вопросов, которые возникают у новичков в этой теме.

Лекс Свифт, Руслан Бортник, Беляев Валентин