Проект резолюция ООН по Крыму: несколько выводов

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Как стало известно, 15 ноября Генеральная ассамблея ООН приняла проект резолюции по Крыму, точнее по правам человека на полуострове. Но ажиотаж в Интернете вызывают отдельные положения данной резолюции, в частности, в ней Россия названа государством-оккупантом, а аннексия Крыма не признается и осуждается. Проукраинский сегмент Интернета ликует, пророссийский говорит о пустом звуке (ведь резолюция ООН не имеет никакой юридической силы), но в то же время, высказывает свое негодование.

В марте 2014 года в разгар крымской авантюры, ГА ООН уже принимала похожую декларацию под номером 68/262 «О территориальной целостности Украины», но тогда ее принятие было, если так можно выразится, менее скандальным, чем нынешнее.

Итак, постараемся тезисно разобраться, чем резолюция ООН по Крыму образца 2014 года отличается от нынешнего проекта, который будет вынесен на голосование уже в декабре этого года, и какие последствия этот документ будет иметь на политический климат в постсоветском пространстве, в частности на отношения Украины с бывшими республиками СССР и теми государствами, которые последний проект резолюцию не поддержали?

Раскол ООН?

Первое, что бросается в глаза при сравнении резолюций ООН по Крыму 2014 и 2016 гг. – это то, что два с половиной года назад Украину поддержало 100 государств, а голосовавших «против» были считанные единицы – Россия, Сирия, Армения, как ни странно, Беларусь и пару банановых республик. В нынешней резолюции к голосовавшим против присоединились Китай, Индия, Южная Африка, что придало этому списку большей внушительности, чем в 2014-м. А вот голосовавших «за» проект было на четверть меньше – 73 против 100. Традиционно это были страны Европы, США, Канада, Япония, Австралия. Скорее всего, к ним бы присоединились Южная Корея и несколько других стран, прежде всего, арабского мира, которые по каким-то причинам не участвовали в голосовании, но качественно на резолюцию это бы не повлияло: это голосование указывает на раскол в организации и ее поляризацию, которой не наблюдалось, пожалуй, с конца холодной войны. Одно дело, как в случае с Китаем, Индией, ЮАР, Ираном воздержаться или не голосовать, другое – высказать свою четкую позицию и проголосовать против проекта резолюции. Таким образом, ООН, к сожалению, повторяет судьбу Лиги наций, которая, в конце концов, оказалась неэффективной организацией и канула в Лету.

Пиррова победа Украины

Хоть и не с таким существенным перевесом, как в 2014-м, проект резолюции все же был принят, но, как уже упоминалось, финальное голосование впереди. Украина, безусловно, внесет принятие проекта резолюции в копилку своих главных побед на международной арене, которых, увы, не так много. Но в целом, даже одобрение проекта на сессии ГА в декабре, не будет иметь каких-либо серьезных последствий ни для Киева, ни для Москвы, ни для самого Крыма. Резолюции ГА ООН – всего лишь декларации; обязательны к исполнению только решения Совета безопасности ООН, где найти консенсус очень непросто.

Голосование постсоветских стран

Поддержка похожих постановлений странами Балтии прогнозируема, как собственно и Молдовы с Грузией. Но вот интересно неподдержание данного решения. И речь идет не о Сирии или Армении, которые де-факто зависимы от России и политически и/или в военном аспекте, и тем более не о таких государствах, как Северная Корея, Венесуэла или Зимбабве, которые голосуют по принципу «с точностью до наоборот США», а о Беларуси и Казахстане.

Как и в 2014 году Беларусь высказалась против резолюции по Крыму, и как следует из сообщений в СМИ, всячески старалась блокировать этот документ сейчас. В Белорусском МИДе пояснили украинской стороне, что в последней резолюции не идет речь о территориальной целостности Украины, следовательно, документ по мнению официального Минска, по сути, ни о чем. Правы белорусы или нет, но, к сожалению, приходится констатировать, что это недружественный жест в отношении Украины, как, собственно, и позиция Казахстана. Конечно, никто не требовал от этих стран голосовать за проект резолюции, но голосование «против» усложнит и практически сведет на нет и без того опустившиеся ниже плинтуса отношения Киева с Минском и Астаной.

В контексте того, что политический диалог Беларуси и Украины на высшем уровне не развивается минимум с конца 2014 года (после последнего визита Лукашенко в Киев), и учитывая недавний неприятный инцидент с белорусским самолетом, две во многих аспектах близких страны находятся на непозволительно низком уровне всесторонних отношений. Кто в этом виноват? Безусловно, львиная ответственность в этом лежит на Киеве, который не проводит активную и, что особо важно, разностороннюю внешнюю политику, а лишь с жадным видом смотрит на Запад в ожидании то транша, то безвиза, то еще каких то плюшек. Но и Беларусь сыграла определенную роль в ухудшении межгосударственных отношений Киева и Минска. Понятно, что Россия является союзником и партнером № 1 для Беларуси, но и Украина, со слов самих белорусов, является то ли вторым, то ли третьим ее другом.

Исходя из этого, надо делать неутешительные выводы: отношения Украины и Беларуси стоят на грани холодной войны или разворота на 180 градусов, что по большому счету, означает одно и то же; это в свою очередь может ударить и по общественным и экономическим связям двух стран, и от этого точно не выиграет никто.

Сербия и Турция

Отдельно надо сказать и по Сербии, которая так же высказалась против проекта резолюции. По сравнению с теми же Беларусью или Казахстаном она поступила вдвое, а то и втрое неразумно, ведь Сербия имеет схожую проблему с украинской – Косово. Следует отметить, что Украина – одно из немногих европейских государств, которое до сих пор не признало независимость Косово, а посему голосование против резолюции означает подчеркнуто недружественный жест Белграда в отношении Киева и может существенно подорвать отношения двух стран. Очевидно, что после такой недальновидной позиции Сербии, Украина должна вызвать ее посла для объяснений или направить ноту в МИД страны и, наконец, выяснить, как будут развиваться отношения между двумя славянскими государствами: или по формуле «Kosovo je Srbija, Крым – Украина», либо Киеву придется каким то ответить на неприятельский жест Сербии, вплоть, до признания независимости Косово. Тем более, что даже Россия де-факто это сделала, ведь в т.н. «декларации о независимости Крыма» как прецедент упоминается независимость Косово. Ко всему прочему, украинская сборная по футболу в отборочном матче на ЧМ-2018 уже провела одну игру со сборной Косово, правда, на нейтральной стороне – возможно мелочь, но, как говорится, в тему.

Турция же поддержала проект, несмотря на то, что это может ухудшить только-только нормализовавшиеся отношения Анкары и Москвы. Но таким решением Турция еще раз доказала, что является действительно независимым игроком и, естественно, не оставляет без хотя бы косвенной поддержки мусульманское население Крыма и Украину, как одного из своих ключевых партнеров.

Подводя черту

Это, как и анонсировалось, всего лишь короткий обзор данной проблемы, состоящий из нескольких ключевых тезисов.

Подводя черту можно лишний раз сказать, что вопрос Крыма будет и дальше оставаться яблоком раздора не только между РФ и Украиной, но и между РФ и Западом. Что сулит в этом аспекте победа Трампа – пока сложно сказать, но вероятность того, что крымский вопрос совсем исчезнет с повестки дня – довольно минимальная, по крайней мере, на сегодня.

Что касается Украины, ей необходимо проводить более активную внешнюю политику и не зацикливаться только на выстраивании тесных отношений с Западом; в таком случае, возможно в будущем заручится поддержкой нескольких азиатских, африканских или латиноамериканских государств, или хотя бы нейтрализовать их позицию по ряду принципиальных и важных для Киева вопросов.

 

Валентин Гайдай

 

Русский