США И ЕC: МЕЛКИЕ НЕДОРАЗУМЕНИЯ ИЛИ СИСТЕМНЫЙ КРИЗИС ВЗАИМООТНОШЕНИЙ?

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

«Европейский Союз – хуже Китая!» – Трамп на встрече с Макроном в Белом Доме

24 апреля 2018 года

 

 

После избрания Трампа всё более заметными становятся линии напряженности, а часто и конфликтов по «оси Лондон-Берлин-Вашингтон». Очередным элементом этого комплекса проблем может стать введения с 5 ноября 2018 года cо стороны США новой, беспрецедентной по масштабам волны санкций против Ирана. По информации эксперта по Ближнему Востоку Илии Кусы, она станет самой мощной в истории и коснётся сотен юридических и физических лиц, ударит по всей финансово-экономической системе Ирана и будет угрожать даже европейским партнёрам ИРИ и платёжной системе SWIFT. Госсекретарь США М. Помпео уже заявил, что «европейским компаниям придется выбирать между сотрудничеством с США или Ираном», хотя и оставили переходной период в 180 дней для 8 стран мира включая Грецию, Индию, Италию, Турцию, Республику Корея, Японию, Китай.

В ЕС в ответ уже принял заявление, в котором заявил о своём решительном осуждении планов Трампа и о радикальном несогласии с ними. Обращение подписали министры финансов и главы МИД ФРГ, Великобритании и Франции, а также верховный представитель ЕС по внешней политике Федерика Могерини. По сути, Европа выразила полное несогласие с политикой США и даже заявила о том, что не станет ей подчиняться: уже сейчас разрабатываются механизмы, которые позволят европейским компаниям продолжать работу с Ираном в обход санкций.

 

На сегодняшний момент мы наблюдаем резкое обострение системного кризиса взаимоотношений союзников по западному лагерю, которое имеет все шансы вылиться в ещё большее «похолодание» между ЕС и США. Это деструктивно и губительно для обеих сторон, ведь в политическом и экономическом аспектах ЕС и Америка очень тесно связаны между собой.

 

Соединённые Штаты и Евросоюз едины по ряду факторов, среди которых:
1. Военно-политический альянс – НАТО;

2. Единая (или как минимум координируемая) внешняя политика;

3. Высокая интегрированность экономических процессов;

4. Общая борьба за политико-культурное доминирование в мире;

5. Экспорт глобализационных, демократических, мультикультуралистских идей;
6. Новая холодная война против России (с 2014 года).

В период с 1991 года и до середины 2000-х Евроатлантика значительно укрепила свои позиции, став общепризнанным политическим и экономическим центром мира. Однако сегодня, ввиду того, что Россия вновь начала проводить конкурентную внешнюю политику, а также в связи с тем, что огромную роль в мире стала играть КНР, мировой политический и экономический центр мира начал постепенно смещаться и дрейфовать, что не могло не вызвать кризиса внутри евроатлантического региона.

 

События 2014 года в Украине, казалось бы, вновь консолидировали западное сообщество. Соединённые Штаты и Евросоюз единым дипломатическим, политическим и экономическим фронтом выступили против России, решительно осудив аннексию Крыма и события в Донбассе. Именно после 2014 года во всём мире открыто заговорили о новой холодной войне. Однако на момент 2018 года мы можем констатировать, что отношения между Европейским Союзом и США переживают кризис, прежде всего связанный с политикой нового президента США Дональда Трампа. Приход к власти этого политика и его команды стал поворотным моментом в отношениях между двумя центрами западного мира: от единства и общей позиции к конфликтам и протекционизму.

 

 

СОЕДИНЁННЫЕ ШТАТЫ И ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ: ХРОНИКИ ПРОТИВОРЕЧИЙ

 

Дональд Трамп прославился на весь мир своими громкими, экстравагантными и антиконъюнктурными высказываниями ещё задолго до выборов. Нынешний американский лидер рассматривался как внесистемный кандидат, оппозиционный неоконсервативному американскому истеблишменту, а потому многие скептически относились к возможности его победы. Но, несмотря на все прогнозы, Трамп победил.

 

Его предвыборные обещания называли популистскими, протекционистскими, волюнтаристскими и попросту невыполнимыми; немногие ждали, что он реально начнёт претворять их в жизнь. Однако, как мы видим, предвыборная программа Трампа, даже её самые спорные тезисы, сегодня последовательно реализуются в американской внешней политике, что приводит к кризисам в отношениях с партнерами по НАТО и ЕС. Рассмотрим основные пункты.

 

1. Выход из Парижского соглашения по климату

В 2015 году было принято Парижское соглашение, регулирующее меры по снижению углекислого газа в атмосфере. Основным лоббистом принятия данного решения был Европейский Союз, озабоченный проблемой глобального потепления. Соглашение было подготовлено взамен Киотского протокола (который, к слову, так и не был ратифицирован США). Целью соглашения являлось практическое осуществление Рамочной конвенции ООН по изменению климата, в частности, удержание роста глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C. Проще говоря, этот документ был призван ограничить выбросы вредных веществ в атмосферу путём снижения темпов промышленного производства.

2 года спустя Дональд Трамп подписал указ о выходе США из Парижского соглашения по климату, заявив, что это поддержит производство американских компаний, в особенности тех, которые заняты добычей полезных ископаемых. Его решение вызвало резкую критику во всём мире, в особенности – в странах ЕС. В частности, президент Франции Макрон заявил, что он «невероятно опечален», лидер ФРГ Ангела Меркель пообещала «сохранить планету после Трампа», а власти Финляндии и вовсе заявили, что мир «не нуждается в лидерстве Трампа». По итогу, Евросоюз всё ещё обязуется ограничивать своё производство в рамках Парижского соглашения, в то время как США, не связанные никакими обязательствами, увеличивают темпы развития собственной промышленности.

2. Начало торговой войны с КНР

В июне 2018 года появились сообщения о подготовке президентом США ввода таможенных пошлин в размере 25 % на целый ряд товаров из Китая на общую сумму в 50 миллиардов долларов. Пошлины мотивированы «защитой американского производителя». Впоследствии такой указ был издан, что стало началом торговой войны между США и КНР. Китай ответил симметрично: в августе 2018 года Комитет по таможенным пошлинам КНР принял решение ввести дополнительные пошлины в размере 25 % на американские товары общей стоимостью около 16 миллиардов долларов.

При этом США не озаботились тем, что подобные действия прямо бьют по интересам партнёрских европейских компаний, ведущих дела с Китаем. Кроме того, под «жернова» торговой войны попали и производители алюминия и стали из Евросоюза. После введения пошлин под угрозой оказалась немецкая автопромышленность. В МВФ предупреждают, что торговая война вызовет кризис доверия между участниками мировой торговли, что окажет более негативное влияние на мировую экономику, чем непосредственное введение пошлин. Министр экономики Франции Бруно Ле Мейр прямо заявил, что Трамп «желает экономически дестабилизировать Европу», а председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пообещал, что ЕС будет действовать по принципу «око за око». При этом американский лидер не видит никаких проблем в том, что Европа оказывается под ударом.

«ЕС в прямом смысле слова организовался, чтобы выезжать за счет США. У Европейского Союза стоят торговые барьеры, и он пользуется нами!», — заявил на это Трамп.

 

Европа уже ввела зеркальные пошлины для американских товаров, что ещё сильнее усложнило торгово-экономические отношения. На фоне того, что, по данным Bloomberg, за последнюю декаду значительно увеличился товарооборот между КНР и ЕС, а также уровень инвестиций Китая в Европу (более 670 компаний из Поднебесной вложили в страны Евросоюза сотни миллиардов долларов, причём 63% этих компаний являются государственными), эксперты заявляют о возможности более тесного вынужденного сотрудничества КНР и ЕС. Проще говоря, Китай начнёт ещё больше «скупать» Европу. Но Дональда Трампа это не волнует. 15 июля 2018 года лидер США и вовсе назвал ЕС «врагом».

«Я думаю, что Европейский Союз является врагом из-за того, что они делают с нами в торговле. Вы бы сейчас не подумали о Европейском союзе, но они враги», — заявил Трамп.

3. Выход из «ядерной сделки» с Ираном

С 2003 года США обвиняют Иран в реализации тайной ядерной программы. Америка пыталась добиться международной изоляции Ирана, чтобы не допустить создания этой страной атомной бомбы. Однако усилия США наталкивались на противодействие со стороны Франции, Германии, Великобритании и России – стран, связанных с Ираном контрактами на поставку военной техники и строительство АЭС в Бушере. Несмотря на то, что ИРИ заявляла об исключительно мирном характере ядерной программы, международная напряжённость не спадала. Лишь к 2015 году, после более чем 10-летних переговоров, была достигнута так называемая «ядерная сделка»: Иран и государства «шестёрки» пришли наконец к соглашению по ядерной программе Исламской республики. Она должна была постепенно сворачиваться, а международные наблюдатели допускались на атомные объекты Ирана. Взамен Запад обязывался поэтапно снимать с иранского государства многолетние санкции.

Эти договорённости стали результатом 12-летнего труда дипломатов 8 мировых держав. Три года спустя Дональд Трамп объявил об одностороннем выходе США из «ядерной сделки». Его решение вызвало шквал возмущения и негодования во всём мире. Последствия: повышение рисков войны в регионе, непредсказуемая динамика цен на нефть, а также серьёзное углубление раскола между Вашингтоном и его ключевыми европейскими союзниками. Кроме того, выход США из договорённостей говорит о продолжающейся деконструкции международных институтов безопасности, а также системы сдержек и противовесов. Главным лоббистом «ядерной сделки» был Европейский Союз; США разорвали уговор безо всяких консультаций с партнёрами из ЕС. Лидеры Франции и ФРГ пытались вернуть ситуацию в прежнее русло, но тщетно. Иран же, в свою очередь, остался с «развязанными руками» в отношении собственной ядерной программы.

4. Введение новых антииранских санкций

«Любой, кто будет иметь дела с Ираном, не будет иметь дел с США!», – заявил Дональд Трамп 7 августа 2018 года у себя в Twitter. Его позиция по Ирану крайне манипулятивна: если санкции есть, то режим, опасаясь за своё существование, бросит все силы на модернизацию ядерной программы, а если санкций нет, то полученные благодаря их отмене финансовые ресурсы государство, вполне возможно, направит… опять-таки на развитие ядерной программы! Получается, что Иран при любом раскладе виноват уже изначально.

 

Именно в дискурсе такой логики Трамп, несмотря на решительный протест ЕС, ввёл масштабные санкции против иранского ВПК, автомобильного сектора, энергетического сектора, компаний, торгующих углём, золотом, алюминием и металлами, занимающихся добычей полезных ископаемых etc. Но это ещё не всё, ведь уже 5 ноября 2018 в силу вступит очередная, беспрецедентная по своим масштабам, ещё более жёсткая волна санкций: она коснётся более чем 700 корпораций, которые в том числе добывают и продают иранскую нефть. Под ограничения попадут сотни физических и юридических лиц, все финансовые институции Ирана и даже международная платёжная система SWIFT, если последняя не прекратит вести дела с иранскими банками!

 

Евросоюз и Великобритания уже опубликовали совместное заявление, осуждающее введение второго пакета санкций США против Ирана, включая нефтяное эмбарго. Документ не только осуждает действия Штатов, но и открыто говорит о необходимости для Европы продолжать сотрудничать с Ираном, в том числе в энергетической отрасли. Речь идёт даже о создании «альтернативных механизмов» для продолжения сотрудничества с ИРИ. По сути, мы наблюдаем явный раскол в западном лагере по иранскому вопросу.

 

В ЕС заявляют, что ведут бизнес с Ираном на абсолютно законных основаниях и намерены делать так и в дальнейшем. При этом Европа уже сейчас вынуждена переходить на евро при расчётах за иранское «чёрное золото». Точно так же Индия и Китай теперь переходят на рупии и юани. Это является причиной дисбаланса цен, которые явно станут иметь мало общего с реальной ситуацией на рынке. В любом случае, уже в ноябре-декабре 2018 года следует ожидать скачка цен на нефть, что прямо ударит по европейским государствам, нуждающимся в иранских энергоносителях. В Еврокомиссии ввели специальный блокирующий регламент, который защитит европейские компании, работающие с Ираном, от негативного воздействия санкций США, что ещё более усугубило экономический и политический кризис во взаимоотношениях двух полюсов западного мира.

5. Требование увеличить расходы на оборону в рамках членства в НАТО

Ещё в феврале 2017 года Джеймс Мэттис, министр обороны США, заявил, что американские налогоплательщики больше не желают финансировать «защиту западных ценностей» в рамках НАТО. По словам чиновника, безопасность государств-членов Альянса находится в их собственных руках. После этого Мэттис в ультимативной форме потребовал, чтобы все без исключения состоящие в НАТО страны увеличили расходы на оборону до 2% от общего показателя ВВП. Это требование прописано в законах организации с 2014 года. Следует отметить, что из 29 членов Альянса лишь пятеро подчиняются данным нормам: сами Соединённые Штаты (3,6%), Греция (2,3%), Великобритания (2,2%), Эстония (2,1%) и Польша (2%). Для сравнения, не состоящая в НАТО Украина тратит на оборону 5% всего своего ВВП.

Большинство государств-членов Альянса не готовы выделять такие деньги на оборонные нужды. Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, заявил, что в 2018 году лишь 8 стран смогут выплатить необходимые 2%. К 2024 году таких государств должно быть уже 15. При этом рано или поздно все члены Альянса начнут расходовать на оборону 2% своего ВВП, заверил генсек.

 

Это заявление вызвало скепсис, в частности, в ФРГ, где глава МИД прямо назвал подобные требования «нереальными». Что уж говорить о таких экономически маленьких членах Альянса, как, к примеру, Черногория, которая и так отдаёт 1,6% своего ВВП на оборону и в принципе не способна платить больше. Напомним, в июле 2018 года Трамп назвал Черногорию «агрессивной страной», которая якобы может напасть на кого-то и тем самым начать Третью мировую войну. Президент США выразил непонимание, почему Америка должна защищать такое государство в рамках Альянса, если «оно даже не платит». В МИД Черногории заявили, что слова Трампа абсурдны, а страна «исключительно миролюбиво настроена в отношении всех своих соседей». Это привело к охлаждению американо-черногорских отношений, а требование США ко всем состоящим в НАТО увеличить расходы на оборону вызывает негодование у большинства государств-членов ЕС, пребывающих в Альянсе. При помощи НАТО Америка ведёт холодную войну против России (изначально требование поднять расходы до 2% стало ответом на «российскую угрозу» Европе), и далеко не все европейские страны желают в этом участвовать.

6. Принятие закона JUST (билль №447), накладывающего огромный долг на Польшу

9 мая 2018 года Дональд Трамп подписал скандальный закон о реституции, он же закон JUST (Justice for Uncompensated Survivors Today), он же билль №447. Реституцией называют возврат ранее незаконно захваченного имущества их владельцам либо потомкам владельцев. В данном контексте речь идёт о жертвах Холокоста. По этому закону, Госдеп США должен поддерживать еврейские организации, которые добиваются возвращения домов погибших во время Второй мировой войны евреев или выплат компенсаций за утраченное имущество. Эта инициатива прежде всего бьёт по Польше: практически 90% живших там евреев были репрессированы во время Второй мировой войны.

 

Сумма убытков – порядка 300 миллиардов долларов. Это дома, земельные участки, заводы и фабрики, которые отобрали сначала нацисты, а затем национализировали пришедшие к власти коммунисты. Для польского бюджета такая сумма неподъёмна. При этом Польша является единственным европейским государством, которое так и не приняло ни одну программу по реституции пострадавшим от нацизма евреям.

 

Несмотря на то, что в законе JUST нигде прямо не говорится о Польше, в последней принятие документа вызвало небывалый ажиотаж. Поляки уверены, что преступления против евреев совершали немцы, а впоследствии государство стало «советской колонией», а потому жители современной Польши никому ничего не должны. При этом официальный Тель-Авив считает, что Варшава обязана признать ответственность за то содействие, которое польские граждане оказывали нацистам в ходе многочисленных актов геноцида евреев. В Израиле убеждены: 2/3 из 3 миллионов польских евреев, убитых во время Холокоста в Польше, погибли именно от рук поляков или при их содействии. Учитывая то, насколько сильно сегодня израильское лобби в США, нетрудно догадаться, на чью сторону встанет Вашингтон в случае эскалации спора. Что касается самой Польши, то в ней зафиксирован резкий рост антиамериканских настроений в связи с принятием билля №447. Учитывая проамериканскую ориентированность действующей польской власти, это может вскоре вылиться в перемену предпочтений польского электората.

7. Признание Иерусалима столицей Израиля и открытие там американского посольства

6 декабря 2017 года президент США Дональд Трамп подписал исторический документ, официально признающий Иерусалим столицей Израиля. Впоследствии президент дал указание Госдепу начать подготовку к переносу посольства США в Иерусалим. Это решение поддержали, помимо непосредственно американского истеблишмента, также в Чехии и Венгрии, однако в целом государства ЕС, в том числе и Великобритания с Германией и Францией, не одобрили этот закон и выразили своё резкое возмущение. «Трамп не будет президентом вечно!», – заявил представитель Евросоюза в ответ на эйфорию израильских властей, намекая на то, что «сдача назад» в плане признания Иерусалима более чем возможна в том числе и со стороны США.

 

Не остался в стороне и весь арабский мир: в адрес Белого дома посыпались прямые угрозы со стороны десятков исламских стран, а Лига Арабских Государства (важнейшее политическое объединение мусульман) заявила, что Америка «похоронила мирный процесс на Ближнем Востоке».

 

В день торжественного открытия посольства 14 мая 2018 года, на границе между Израилем и Палестиной собрались, по оценке израильской армии, до 40 тысяч протестующих палестинцев. Демонстрация переросла в кровавое побоище: израильские солдаты целенаправленно отстреливали граждан Палестины, вооружённых в основном камнями и палками. По различным оценкам, были убиты порядка 60 (!) и ранены около 2,5 тысяч (!!) человек.

 

Масштабы бойни и её жестокость потрясли весь цивилизованный мир. В ЕС призвали срочно созвать заседание Совбеза ООН, а Турция прямо назвала происходящее геноцидом. Несмотря на это, Америка… попросту заблокировала заседание Совета Безопасности. Признание Иерусалима столицей Израиля и перенос посольства вызвал ухудшение взаимоотношений как с Европейским Союзом, так и со всем арабским миром. Убийства палестинцев вооружёнными силами Израиля с тех пор приобрели массовый характер и не прекращаются по сей день. Несмотря на это, Соединённые Штаты уверены, что способствуют мирному решению конфликта между Израилем и Палестиной.

8. Прекращение финансирования программ по стабилизации в Сирии

18 августа 2018 года Госдеп США принял решение отказаться от финансирования программ, направленных на стабилизацию ситуации в Сирии. Президент Трамп заявил, что эти «несуразные ежегодные платежи» он намерен потратить на развитие Америки. При этом лидер Соединённых Штатов сказал, что у Сирии «достаточно богатых арабских друзей», которые могут ей помочь. Проще говоря, США отказались спонсировать антиправительственные силы в САР, переложив эту ношу на своих союзников по коалиции, в частности, на Францию и Германию. Свою заинтересованность в выделении денег на программы в Сирии уже выразили в Саудовской Аравии и ОАЭ, что может привести к усилению влияния этих государств в регионе. Россия же считает, что США просто осознали бесперспективность поддержки оппозиционных боевиков и исламских радикалов. Показательно, что 20 августа 2018 года возможность прекращения финансирования «гуманитарных операций» (de facto это финансовая подпитка оппозиции) в Сирии стали рассматривать и в Соединённом Королевстве.

 

Эти действия – очередной удар по антиправительственному движению в САР и показатель того, что Запад медленно, но верно покидает регион. Заморозка проектов приведёт к ещё большему ухудшению позиций боевиков в северной Сирии накануне потенциальной наступательной операции сирийских войск, имеющих все шансы на победу в войне. При этом Франция и Германия не сворачивают свои собственные программы, что приведёт к дополнительной нагрузке на их бюджеты в условиях отсутствия американских и потенциального отсутствия британских денег.

9. Подготовка санкций против компаний, сотрудничающих с РФ по вопросам «Северного потока-2»

С 2014 года США были введены экономические санкции против России, которые регулярно поддерживаются Евросоюзом. Несмотря на это, в ряде государств Европы то и дело звучат призывы к отмене или хотя бы частичному послаблению санкций. Подобные тезисы всё чаще слышны из Венгрии, Чехии, Германии etc. Понять ЕС можно: санкции мешают вести бизнес, и среднестатистический европеец не понимает, почему его государство должно страдать из-за того, что Америка и Россия не поделили бесконечно далёкую от него Украину. Однако настоящее возмущение у ЕС вызвал тот факт, что сейчас администрация Трампа готовится к введению санкций против энергетических компаний Германии и ряда других европейских стран, который принимают участие в строительстве «Северного потока-2». Более того, санкции коснутся не только Nord Stream-2, но и станут «наказанием» за сотрудничество с Россией по всему энергетическому сектору. То есть, под ограничения может попасть любая европейская компания, работающая с РФ в отрасли энергетики.

«Германия стала пленником России!», – Трамп о «Северном потоке-2».

«…сегодня мы едины в свободной ФРГ. Поэтому мы можем говорить, что проводим самостоятельную политику и принимаем самостоятельные решения…», – Меркель в ответ на заявление Трампа.

Под угрозой уже оказался крупный европейский бизнес. Среди совместных российско-европейских проектов в энергетике, помимо «Северного потока-2», можно выделить следующие направления: Baltic Liquiefied Natural Gas (Schell и "Газпром"), "Голубой поток" (Eni и "Газпром"), нефтепровод "Каспийский трубопроводный консорциум" (Shell, Eni и "Роснефть"), "Северный поток 1" (различные европейские компании и "Газпром"), расширение "Сахалин-2" (Shell и "Газпром"), "Шах-Дениз" и "Южно-Кавказский трубопровод" (ВР и Лукойл) и "Жор Польд" (BP, ENI и "Роснефть") и другие.

 

На фоне отказа ЕС противодействовать России в постройке «Северного потока-2» и желания США во что бы то ни стало помешать этому, введение санкций может ухудшить и так непростые взаимоотношения между Америкой и Европой, в особенности – Германией, где в последнее время очень недовольны действиями Штатов.

 

«На Америку при Трампе нельзя полагаться…<…> Мы больше не можем строить никаких иллюзий. Дональд Трамп признает только силу. В таком случае мы должны показать ему, что мы сильные…» – Зигмар Габриэль, экс-глава МИД ФРГ

 

ПОХОЛОДАНИЕ ИЛИ РЕНЕССАНС: ЧТО ОЖИДАЕТ ОТНОШЕНИЯ США И ЕС В ДАЛЬНЕЙШЕМ И КАК ЭТО ПОВЛИЯЕТ НА УКРАИНУ
 

Несмотря на все чаяния евроатлантических оптимистов, подавляющее большинство экспертов прогнозируют дальнейшее ухудшение и похолодание взаимоотношений между двумя центрами западного мира. Волюнтаристские и протекционистские действия Соединённых Штатов без какой-либо оглядки на своих европейских партнёров подталкивают последних к вынужденному сближению с Россией и Китаем. Чем более самонадеянно и безответственно будет вести себя Америка, чем сильнее она будет соответствовать принципу «моя хата скраю», тем прохладнее станут отношения между США и Европейским Союзом.

 

Что касается Украины, то страна является важным направлением как для Соединённых Штатов, так и для Европы. Американцы рассматривают украинское государство как «союзника» (читай – инструмент) в новой холодной войне против России, как сдерживающий фактор российско-европейских отношений, при этом нельзя забывать и о финансовой составляющей: Украина является покупателем американского оружия и военной и гражданской техники, иных ресурсов. Европейский Союз же заинтересован в Украине прежде всего экономически и политически: она для него – гигантский рынок сбыта, а также сырьевой придаток одном лице. Логично предположить, что кризис внутри западного лагеря имеет все шансы отразиться и на украинской повестке дня.

 

Само собой, дипломатическая, политическая, финансовая и консультационная поддержка украинского государства ни со стороны Соединённых Штатов Америки, ни со стороны Европейского Союза не прекратится. Тем не менее, раскол между Америкой и Европой и, как следствие, некоторое отвлечение их внимания от Украины в сторону внутренних противоречий могут стать кризисом и для нынешних украинских политических элит.

 

В тоже время смута и отсутствие единства в западном лагере могут развязать руки и самой украинской власти в «закручивании гаек» внутри страны, преследовании инакомыслящих, проворачивании масштабных коррупционных схем, разворовывании западной помощи и так далее. Подобные шаги весьма рискованны для украинской власти, но и сбрасывать их вероятность со счетов тоже нельзя.

 

Несмотря на очевидное обострение и раскол внутри западного лагеря, об окончательном разрушении или деконструкции этого альянса говорить пока рано. Европа стратегически зависима от Соединённых Штатов прежде всего в сфере безопасности и обороны, необычайно сильны также экономические связи. Многое зависит и от европейской стороны: выступит ли она единым фронтом против США, которые пытаются (и небезуспешно!) давить на ЕС или нет. Очевидно, что Дональд Трамп работает исключительно с позиции силы; с точно такой же позиции Европе следует вести с ним диалог.

 

Если Евросоюзу удастся выстроить более-менее стабильные отношения с другими центрами геополитического влияния, то он и сам постепенно будет становится сильнее и субъектнее. В случае же, если такого не произойдёт, можно спрогнозировать дальнейшее ослабление объединённой Европы и нарастающую эрозию её взаимоотношений как с США, так и с РФ и КНР.

 

Никита Трачук, политолог,

Руслан Бортник, директор УИАМП

Русский