Кадры и кризис: почему не заканчивается череда отставок топ-чиновников

Замена главы Офиса президента – Андрея Богдана на Андрея Ермака – в феврале стала началом глобальных обновлений во власти. Президент Владимир Зеленский дозрел до назначения нового премьер-министра и существенной трансформации Кабмина. 5 марта пришла очередь «100% своего парня» на посту генпрокурора, как его презентовал Зеленский в беседе с президентом США Дональдом Трампом, – Руслана Рябошапки.

Похоже, что обезглавленной Генпрокуратурой дело не ограничится. Уже больше месяца на волоске висит глава Национального антикоррупционного бюро Артем Сытник. Также теперь руки могут дойти и до главы Национального банка Якова Смолия. Ему отставку пророчат с осени 2019 г., а теперь еще и повод есть – девальвация гривны.

Одного сняли

Руслан Рябошапка покинул пост, пообещав вернуться. Причин, по которым его попросили освободить кресло, собрались скорее субъективные, чем объективные. Во-первых, накануне отставки Рябошапка встречался с послами «Большой семерки» и получил их одобрение реформе прокуратуре. То есть, пошел на общение с Западом через голову гаранта.

Во-вторых, нет эффектных посадок. У ГПУ уже нет функции следствия, и от нее мало что зависит, но весна уже пришла, и к этому сроку президент их обещал. В-третьих, с нового года полномочия прокурора по привлечению к ответственности нардепов стали решающими: все следственные действия определяются им. Рябошапка с такими возможностями сажать и привлекать стал или лишним, или опасным, или недостаточно подконтрольным, учитывая тесный контакт с G7.

В-четвертых, на причину указал замгенпрокурора Виктор Чумак. В марте проходят судебные слушания по делу о национализации банка, который замгенпрокурора называть не стал, но очевидно, что это ПриватБанк. Чумак утверждает, что ГПУ нужно было выбросить из процесса, чтобы она не сделала возврат финучреждения бывшему владельцу Игорю Коломойскому невозможным.

Пока что вопрос с новым главой ГПУ не закрыт. Претендентом на пост называли нардепа Сергея Ионушаса и нынешнюю временную и.о. директора Государственного бюро расследований Ирину Венедиктову. Решить вопрос с назначение ВР может на внеочередной сессии – только так ее можно отвлечь от земельного вопроса. Но кроме назначения генпрокурора, открываются и другие вопросы.

И их осталось двое

Первый вопрос – возможная отставка Артема Сытника. Директор НАБУ признан виновным в коррупционном правонарушении, что дает формальный повод требовать его увольнения.

«Для Коломойского отставка Рябошапки и Сытника – это два в одном. Во-первых, он убирает людей, которые осмеливаются говорить ему «нет». Таких сейчас во властных кабинетах практически не осталось. Во-вторых – это нарушение уймы наших обязательств перед западным партнерами и по программе Международного валютного фонда, что еще больше отдалит нас от цивилизации. От МВФ. От коллективного Запада… И приблизит нас к дефолту», - говорит инвестиционный банкир Сергей ФУРСА.

Второй вопрос - отставка Якова Смолия с поста главы Национального банка Украины. Оба руководителя назначаются на пост с определенной каденцией, и уволить их в другое время было бы сложно. Но сейчас, когда у президента в Раде большинство, инициировать процедуру отставки уже легко – это видим и на примере премьер-министра, у которого был иммунитет на год, и генпрокурора, каденция которого составляет шесть лет.

Народный депутат от «Слуги народа» Александр Дубинский сообщил, что инициирует сбор подписей о расследовании действий НБУ перед лицом финансового кризиса. Нардеп утверждает, что Нацбанк выходит с валютным предложением на межбанковский рынок, чтобы с умыслом сгладить валютные колебания, а не просто погасить панику

«Это «сглаживание» есть не что иное, как обеспечение выхода из украинских ОВГЗ (облигаций внутреннего государственного займа. - Ред.) финансовых спекулянтов, которые в сговоре с НБУ и Маркаровой (Оксана Маркаров – экс-министр финансов. - Ред.) сформировали пирамиду на рынке гособлигаций, и получали до 60% годовых эффективной прибыли с помощью искусственного укрепления курса гривны. Сейчас интервенции Нацбанка все также искусственно удерживают курс гривны от девальвации, чтобы спекулянты могли зафиксировать прибыль и выйти из украинского долга. Фактически, происходит невосполнимая утрата резервов. Завтра же начнем сбор подписей с требованием к правоохранителям расследовать нанесение вреда государству Украина. А также - к президенту о необходимости срочного реагирования на антинародные действия правления НБУ», - объяснил Дубинский.

Нерезиденты продавали валюту и покупали гривневые ОВГЗ с высокой доходностью, и выходить из них им выгодно на низком курсе доллара. Однако из-за паники на мировых рынках, жестких мер предосторожности из-за коронавируса курс гривны пошел вниз. Но помогут ли остановить девальвацию кадровые чистки?

Лучше не спешить?

«В Верховной Раде есть совершенно неквалифицированные «ястребы» среди «Слуг народа», которые предлагают немедленно убрать руководство Нацбанка. Это может быть спусковым крючком для обвала гривны, - уверен директор Института трансформации общества Олег Соскин. - Если только запускают процедуру устранения этих людей, нарушается весь баланс. События могут развиваться непредсказуемо. Это как принцип домино. Ситуация с гривной сейчас – это огромная вероятность прилета «черного лебедя». Если эти люди сейчас тронут НБУ, он прилетит, будет обвал гривны. Если будут необоснованные траты – это тоже «черный лебедь». Очень опасно, если начнутся аресты. Того же Петра Порошенко нельзя арестовать, он - серьезный политический вектор. Время для этого потеряно».

Тем не менее, ориентир на кадровые перестановки взят, говорит директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

«Вероятность отставки главы НБУ достаточно высока. Яков Смолий - представитель старой команды, еще Петра Порошенко, - объясняет политолог. - То, что он и Оксана Маркарова сохранились при Кабмине Алексея Гончарука – это была преемственность финансового блока власти. Уход Маркаровой открывает возможность для ухода и Смолия. Сейчас мы видим, что взят курс на определенную национализацию управления, в том числе, экономической деятельностью. Нацбанк и Минфин в последние годы работали на жесткую монетизацию государственных издержек, на сокращение подпитки экономики. Сейчас будет происходить изменение этой политики. Поэтому и вероятно назначение нового руководителя НБУ».

Бортник утверждает, что отставка Артема Сытника - и вовсе вопрос решенный. Хотя он пользуется поддержкой западных партнеров, президент не хочет его видеть на посту директора НАБУ и в силу неэффективности, и в силу враждебности к новой команде, и в силу токсичности.

«Вместе с уходом Сытника удастся перевернуть эту старую страницу, которая не дала результата, не произвела особого впечатления на общество, - уточняет политолог. - Я думаю, что сейчас ищется только форма, формат его отставки и человек на его место. Да, его поддерживают послы G7, но эта поддержка не спасла экс-премьера Алексея Гончарука. Если президент и его команда найдут компромиссную фигуру для всех участников, то никакого кризиса не возникнет».

Р. Бортник говорит, что о кандидатурах на посты в НАБУ и НБУ ходят слухи, но распространять их он не хочет. Он уточняет, что вопрос может решиться 19 марта, когда возможно проведение внеочередной парламентской сессии. Но именно кандидатуры и дадут понять, ждать ли обвала нацвалюты, паники и кризиса из-за кадровой чистки.  Особенно это актуально в случае в Нацбанком.

«Если придет узнаваемая авторитетная фигура в этом сегменте, хоть и ориентированная на Зеленского, смягчение валютного регулирования, выпуск большего количества гривны для активизации экономики, это не вызовет большого кризиса, - резюмирует Бортник. - Если придет неизвестная фигура или неприемлемая для западных партнеров, это может стать дистабилизирующим фактором».

Взгляд Якубина

У нас произошла кадровая ротация в Кабмине. По моему мнению, она выпустила пар. Владимир Зеленский, возможно, впервые в новейшей истории Украины последовал за общественным мнением по поводу действий правительства. Но оставшиеся кадровые вопросы оказались зависшими из-за переключения внимания на карантин и карантинные меры.

 

Кое-кто, над кем занесен кадровый меч, а это не только антикоррупционеры, но и Максим Нефедов (председатель Государственной таможенной службы. - Ред.) или руководство Нацбанка, «подвис».

Но если мы говорим о Нацбанке, то это состояние также связано вот с чем. Прошлое правительство и власть вообще ставили цель: программа с Международным валютным фондом на 5 млрд долл. МВФ не должен так делать, но все же он порой намекает: пусть сохранится имеющаяся политика и личности в НБУ. Мне кажется, что скорее от сотрудничества с международными финансовыми организациями будет зависеть дальнейшая судьба кадровых ротаций. В первую очередь, в Нацбанке. Если от МВФ будут идти противоречивые сигналы, у власти возникнет идея сменить руководство.

Алексей Якубин, кандидат политических наук

Анна Коваленко

Дата публикации: 
19.03.2020 - 13