Кандидаты в президенты тратят миллионы на ботофермы — почему они это делают и принесет ли им это успех

Социальные сети чутко реагируют на любой информационный повод, связанный с украинскими политиками. В пятницу, 18 января, с самого утра во всех социальных сетях кипели обсуждения вокруг расследования о российском бизнесе компаний, связанных с Владимиром Зеленским. К теме живо подключились “боты”, порою апеллирующие одинаковыми доводами. Это говорит о том, что во время избирательной кампании штабы главных претендентов на победу не гнушаются пользоваться технологиями ботоферм, создавая иллюзию общественного мнения. “Вести” узнали, во сколько обходится кандидатам содержание таких систем, насколько они эффективны и каково будущее у подобных манипуляций в социальных сетях.

Тратят десятки тысяч долларов

Строго говоря, “бот” — робот, общающийся в чатах, мессенджерах или других электронных системах по заложенному программистам алгоритму или при помощи искусственного интеллекта. Но сейчас этим словом в обиходе часто называют аккаунт в социальных сетях, который ведет пусть и живой человек, но отрабатывающий инструкции. Инструкции, выданные ему работодателем. Такой бот, как и бот настоящий, имитирует деятельность обычного человека.

Если раньше ботофермы создавали штабы партий и кандидатов, привлекая партработников, работающих за зарплату с сотнями аккаунтов, то сейчас эта деятельность перешла в руки профессионалов. Сообщество может вести и развивать отдельный администратор за 100 долларов в месяц (он одновременно ведет массу проектов). Также можно покупать через определенных дилеров лайки, шеры, комментарии, репосты. Услуги такого “лайк-дилера” в среднем стоят 300 долларов в неделю. У “ботоводов” есть различные профили: от полупустых страничек с одной фотографией и пустой биографией до почти “живых” аккаунтов, заведенных более трех лет назад, с обновляемой лентой и реальными друзьями.

Сразу нужно отметить, что самыми дешевыми соцсетями всегда были российские — “Вконтакте” и “Одноклассники”. Во “Вконтакте”, когда он еще работал в Украине, одного пользователя в свое сообщество можно было нанять за 11 российских рублей за одно действие (комментарий, репост и др.). Дороже услуги стоят в Facebook, а в Twitter услуги одного аккаунта могут стоять почти доллар за действие.

По словам политолога Руслана Бортника, все ключевые претенденты на победу в президентских выборах, продолжают тратить деньги на ботов в различных соцсетях. “Штабы тратят десятки тысяч долларов в месяц. Это и рекламы, и боты, и блогеры. Инструменты политической борьбы не меняются, их все еще используют”, — говорит Бортник.

Отметим, что технология разведения ботоферм и создание механизмов формирования иллюзии общественного мнения зародилась в начале 2000-х.  В Украине ее впервые применили в президентской кампании 2010 года. Тогда по всем штабам Юлии Тимошенко создали отделы, которые создавали аккаунты в соцсетях, “Живом журнале”. Там публиковали комментарии, материалы в поддержку тех или иных кандидатов.Комментаторы брали тезисы из “темников” — документов, которые готовились аналитиками и идеологами штаба по повестке дня, где разъяснялось, как комментировать то или иное событие.

Такая же технология работала и с 2012 года в “Партии регионов”, которую курировали в АП. Штабные работники имели перечень аккаунтов в таблицах на компьютере и вели соцсети”, — рассказал источник “Вестей”, возглавлявший в 2013 году один из штабов “Молодых регионов” в Николаевской области.

По словам источника, реализовывал эту схему политтехнолог Алексей Ситников. Его услугами пользовались политики не только в Украине. Услуга была не уникальной, ее затем использовали все кому не лень. От мелких политиков, до кандидатов в президенты. Особенно отличились Виктор Медведчук и нардеп, представитель “УКРОПа” Виталий Куприй, скупившие сотни тысяч подписчиков в соцсетях, которые не читают и не репостят их записи.

Спорная эффективность

В последнее время эксперты отмечают, что эффективность ботоферм заметно снизилась из-за того, что Facebook ввел новые алгоритмы, снижающие охват аудитории тем или иным пользователем. Кроме того, в Twitter, Youtube и Facebook начали нещадно бороться с ботами, удаляя миллионы подозрительных аккаунтов. Соцсети заинтересованы, чтобы ими пользовались живые люди, потому пошли на этот шаг. И уже были жертвы. Так недавно youtube-канал Юлии Тимошенко потерял почти половину подписчиков, оказавшихся неживыми людьми. Но даже это не останавливают украинских политиков, чьи технологи продолжают закупать услуги ботоферм, что легко определить по тому, как подозрительные аккаунты массово продвигают те или иные месседжи. Кроме того, резонансные заявления не обходятся от разгона лайками и репостами, чтобы показать настоящим людям, что тема действительно значительна.

Управляющий партнер IT-компании Solid-fusion.technology Владимир Богдан рассказал “Вестям”, что эффективность действительно падает не только из-за смены алгоритмов, но и из-за чисто человеческого фактора. Дескать, качество ботов очень низкое.

Такие боты могут только вмешиваться в комментарии лидеров мнений, реагируют на те или иные посылы в сети, но и стараются управлять общественным мнением. Для того, чтобы делать это эффективно — компетентность комментариев должна быть высока. Не на уровне обывателя, а продвинутого пользователя. Тексты и инструкции штабы дают плохие. Нужны инвестиции на обучение этих людей. Окупится ли это — большая загадка”, — говорит Богдан.

Отсюда вопрос: если технология неэффективна, то почему тогда политики до сих пор нанимают массу ботов? Владимир Богдан утверждает, что такое происходит, потому что политиков “разводят” специалисты, чтобы освоить бюджеты. Правда, есть мысль и том, что в соцсетях можно добиться успеха, если их правильно использовать. При помощи интернета политики пытаются повлиять на самых активных украинцев, которые могли бы затем донести эту мысль у себе на работе, среди родственников, соседей.

ЛОМы вместо ботов

Вместо безликих ботов политтехнологи в сети начали пользоваться услугами лидеров общественного мнения (ЛОМов). Так в украинском сегменте соцсетей сложился феномен “порохоботов” — ЛОМов, лояльных действующему президенту.  Хоть их и называют “ботами”, но это не просто живые люди, а и, в некотором роде, знаменитости. С реальными подписчиками, последователями, поклонниками. Практически из ниоткуда в 2014 году возник канадско-украинский блогер Олег Пономарь, взошли “звезды” Мирослава Олешко, Карла Волоха. В топ-блогеры подались раскрученные волонтеры и военные Роман Доник. Юрий Бирюков, Петр Полтава и многие другие.

Популярный блогер, скрывающийся под псевдонимом Антон Ходза, рассказал, что содержать подобного блогера стоит около 2000 долларов в месяц. Также у различных популярных пользователей соцсетей можно заказывать посты штучно. “Я видел эти списки блогеров с расценками. Стоимость – по-разному. В среднем предлагают 150-200 долларов за пост. Ну, чтобы получить 300, это надо быть уже просто супер-блогером. Или это очень срочный месседж”, - говорит блогер..

Впрочем, по словам Ходзы, среди так называемых блогеров-”зрадофилов” также практически никто не работает бесплатно и зарплаты у них схожие. Среди них можно выделить Александра Дубинского, Ирму Крат и многих других. Меньше получают ЛОМы в регионах, им, как правило, присылают единичные задания, стоимостью около 2 тыс. грн. Это говорит о том, что ставки в сети политтехнологи начали делать на живых людей, а не на самых реалистичных ботов, хотя, привычка иметь виртуальную армию никуда не делась. Выборы 2019 года должны показать, насколько эффективны армии настоящих  и виртуальных блогеров и закончится ли после возможного провала эпоха интернет-войск.

Противоречат сами себе

Главный недостаток ботов и ЛОМов, в том, что их поведение полностью зависит от их хозяев и они полностью лишены своей точки зрения. Рассмотрим это на нескольких последних примерах. Вспомним нашумевший скандал, когда на получении Томоса в Стамбуле в храме с первыми лицами государства очутился днепропетровский бизнесмен Александр Петровский, который был известен в прошлом, как криминальный авторитет “Нарик”. Масса блогеров, которая выступала против бывших членов Партии регионов и “Батькивщины” с сомнительной репутацией, были вынуждены всячески отбелять Петровского и заявлять о том, что он меценат, ктитор и волонтер.

Показателен недавний кейс, когда программа “Схемы” опубликовала информацию о том, что у Владимира Зеленского есть фирмы, у которых все еще есть бизнес в России. Лояльные к президенту блогеры, защищавшие в свое время бизнес Порошенко в России и фабрику “Рошен” в Липецке, принялись осуждать Зеленского. Эти же блогеры еще раньше называли программу “Схемы” продажными грантоедами после расследований, связанных с Порошенко.

С свою очередь, пользователи, которые ранее активно заявляли о том, что Зеленский, в отличие от Порошенко сразу же закрыл бизнес в России, моментально “переобулись” и заявили о том, что нет ничего плохого в таком бизнесею И это только несколько из десятков подобных примеров.

Это говорит о том, что такой подход ведения кампаний в сети уступает той же таргетированной рекламе, которое помогло одержать победу в США Дональду Трампу. Владимир Богдан считает, что гораздо эффективнее использовать целевую рекламу, изучая свою аудиторию. “Инструментарий Facebook позволяет настроить свою рекламу под конкретного пользователя. Вот что может предложить Зеленский всем подряд? Рассказать, что он новое лицо, честный и хороший. Если же он выберет категорию бюджетников — пообещает им достойные зарплаты. Евробляхерам — дешевые авто и бензин. Людям 30-40 лет — возможность создать свой бизнес”, — отметил эксперт.

Дата публикации: 
22.01.2019 - 12