Македонско-украинская конфликтная «симметрия»

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

В мае-июне македонский кризис может стать важным фактором для урегулирования конфликта на Донбассе.

Наиболее проблемным является выполнение политической части Минска-2, особенно в части возможного правового статуса ОРДЛО. Новым фактором здесь может стать кризис в Македонии: он выглядит исключительно внутриполитическим, но при своей природе имеет много подобия с ситуацией на Донбассе.

Охридские соглашения.

Были подписаны в 2001 г. правительством Македонии и представителями албанского меньшинства. Запад оказал большое давление на обе стороны, чтобы не допустить полномасштабной войны.

Ещё с 1960-х годов албанцы в Социалистической Федеративной Республике Югославии (СФРЮ) требовали предоставления им автономии, а в 1980-х - создания своей республики Иллирида. Их язык не являлся официальным, славянское большинство к ним относилось подозрительно, были негласные ограничения при приёме на работу в госучреждения. Против албанцев в Косово и Македонии были предприняты репрессивные меры. Нежелание руководства СФРЮ идти на компромиссы с этническими и религиозными меньшинствами привело страну к распаду и десятилетию войн. Преимущественно албанское Косово получило независимость. В 2001 г. в северо-западных частях Македонии албанская Армия национального освобождения (во главе с А.Ахмети) воевала против правительственных сил, добиваясь присоединения к Албании.

Охридские соглашения предусматривали предоставление официального статуса албанскому языку там, где на нём разговаривает более 20% населения (и в стране в целом, и на уровне общин), территориальную целостность, унитарность Республики Македония, запрет на использование насилия в политических целях. Примечательно, что в Македонии появились национальные партии.

Участники конфликта в наше время.

А.Ахмети уже много лет - лидер албанской партии «Демократический союз за интеграцию» (ДСИ), которая на парламентских выборах 11 декабря 2016 г. получила 10 мест. Против возможной правящей коалиции с её участием выступает пропрезидентская партия «Внутренняя македонская революционная организация – Демократическая партия за македонское национальное единство» (ВМРО-ДПМЕ). И первая, и вторая - консервативные националистические партии (албанская и славянская – соответственно). В обеих – участники событий 2001-2002 годов.

Также в переговорах по заключению Охридских соглашений участвовала главный конкурент ВМРО-ДПМЕ в борьбе за власть - партия «Социал-демократический союз Македонии» (СДСМ), преемница Македонской компартии.

На выборах 2016 г. ВМРО-ДПМНЕ получила 51 место из 123-х (минус 10 мест), СДСМ – 49 мест (плюс 15 мест). 20 мест получили 4 албанские партии. СДСМ договорилась о создании коалиции с ними.

Кризис создал тупиковую ситуацию, и потому выглядит угрожающим. Потому что славянское большинство разделилось почти поровну (это результаты двух наибольших партий) на основе конфликтующих политических программ. Ни ВМРО-ДПМНЕ, ни СДСМ не имеют большинства мест в парламенте. ВМРО-ДПМНЕ не может сформировать коалицию с албанскими партиями из-за прошлой вражды. А СДСМ – больше не с кем формировать коалицию, как с албанскими партиями. Но для пропрезидентской ВМРО-ДПМНЕ это выглядит как победа албанцев в многолетней борьбе.

Почему появилась угроза новой эскалации?

В 2001 г. «партии войны» с обеих сторон были недовольны соглашениями: одни считали предательством уступки, другие - прекращение борьбы за отделение от Македонии. В 2004 г. из-за низкой явки не состоялся референдум о статусе и правах албанцев. В 2008 г. лидер ДСИ А.Ахмети заявил, что албанцы возобновят вооружённую борьбу, если будут продолжаться притеснения и централизация власти.

В 2012 г. ситуация в Македонии тоже была напряжённой. Были более 30 инцидентов на межнациональной почве, столкновений между славянами и албанцами, пострадали более 40 человек. Были случаи уничтожении государственных символов, сожжены несколько церквей.

Следует отметить, что вооружённые столкновения и инциденты продолжались и после подписания соглашений: в течение 2002 г., в 2015 г. Политический кризис 2016-2017 годов накалил ситуацию.

Большая часть Охридских соглашений была выполнена, но не все «политические» пункты. Проблема осталась: стремление албанцев к получению своей широкой автономии и стремление славянского большинства не допустить этого. Новая парламентская коалиция - это возможности для создания такой автономии (включая собственную полицию). И сейчас США, Европе придётся решать этот вопрос.

«Симметрия» в том, что Минские и Охридские соглашения – подобны, но особый статус для части Македонии отстаивал Запад, а для части Украины – Россия. Там власть ориентирована на РФ, оппозиция – на США и Европу. В Украине – наоборот.

И если будет некий так называемый «размен» между Вашингтоном и Москвой, то он будет по линии «Македония - Украина». То есть, по принципу: если автономия – албанцам в Македонии, то автономия и для пророссийских сепаратистов на востоке Украины.

Македонский кризис стал для РФ важным инструментом для достижения баланса с США по целому ряду балканских вопросов. То есть, не только по конфликту на Донбассе.

 

Владимир Воля

 

Русский