На Донбассе отведут тяжелое вооружение? Мнение эксперта

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

На переговорах глав МИДов «нормандской четверки» участники встречи согласовали отвод тяжелого вооружения, но это не означает, что стороны перейдут от слов к делу. Об этом рассказал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник в комментарии порталу «Главное».

«Отвод тяжелого вооружения на Донбассе должен был закончиться еще 15 февраля этого года. Так было прописано в Минске-2, но, как мы все видим, этого не случилось. В Берлине стороны договорились об отводе оружия до начала декабря, то есть уже в ближайшие недели. Но 100%  проконтролировать этот отвод невозможно, потому между сторонами идет противостояние и игры в кошки-мышки», - сказал Бортник.

По его словам, сепаратисты то отводят, то возвращают свою боевую технику на места.

«Пока что стороны друг другу не доверяют и находятся на стадии моральной войны. Добиться полного отвода ни легкого, ни тяжелого вооружения в такой атмосфере не удастся. Все стороны продолжат играться в миротворцев. Публично мы услышим рассказы об отводе, а на деле каждая из сторон сделает то, что ей выгодно. Тем более, в последние дни наблюдается эскалация конфликта, и атмосфера нагнетается. И этот тренд продлится до конца года и официального окончания срока действия Минска-2», - напомнил эксперт.

Бортник прогнозирует, что в декабре начнется сложный международный диалог, главная тема которого «Кто же виноват в том, что Минск-2 не сработал?».

«И сама Украина входит в сложный зимний экономический период. Есть желающие подтолкнуть страну к краю пропасти, в том числе и с помощью военных действий. Это знак того, что Кремль понимает: Украину устроило бы и замораживание конфликта без политического решения. А РФ не устраивает любое решение, на которое может согласиться Киев. Москву не устраивает «заморозка». Она хочет либо расширения оккупированных земель, либо интеграцию Донбасса в Украину на своих условиях. Заморозить конфликт нам не дадут, поэтому мы лишь можем найти менее опасные для Украины пути интеграции этого региона», - убежден эксперт.