Олигархи против мелких лавочников – что такое "партия Юго-Востока“, почему у нее мало шансов на выборах и чем это плохо для страны

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Вадим Рабинович, который возглавляет партию “За Життя“, обратился к одному из лидеров Оппозиционного блока Сергею Левочкину с предложением создать “мощное объединение“. “С каждым днем становится все более ясным, что только консолидация и объединение здоровых политических сил может спасти страну и вывести ее из кризиса. Я хочу обратиться к политическим силам, которые имеют мандат доверия юга, востока и центра Украины, общественным организациям и объединениям. Мы с вами не имеем права сегодня выяснять отношения между собой, так как избиратели отдавали нам свои голоса для того, чтобы мы боролись с этой властью, а не друг с другом“, – говорится в заявлении Рабиновича.

В ответ Сергей Левочкин написал в Twitter, что согласен: “С момента создания ОБ последовательно выступает за консолидацию настоящей оппозиции. Я поддерживаю объединение со всеми политическими силами, разделяющими ценности ОБ и его избирателей: мир, единство страны, развитие демократии и экономики, свобода слова и мысли… Среди таких сил вижу и "За життя" Рабиновича и Мураева. В трудное для страны время нужно отбросить амбиции и прекратить конфликты-только объединив все оппозиционные силы, мы вернем в Украину мир, стабильность, развитие, создадим условия для украинцев снова жить по-человечески“.

 

Надо полагать, фактически речь идет о создании нового проекта – партии Юго-Востока, которая может выдвинуть своего кандидата в президенты на предстоящих выборах, а затем – на выборах в Раду – набрать значительное количество голосов и сформировать мощную фракцию. По нашим данным, вторая задача даже важнее первой (читайте дальше объяснение, почему). Но пока под вопросом и простое объединение двух проектов – “За Життя“ и Оппоблока. В политических кругах пишут, что несмотря на положительный ответ Левочкина, часть Оппоблока сомневается в необходимости такого объединения.

О том, что дело идет к новому проекту говорят с начала августа, когда стало известно, что на арене публичной политики снова появился Виктор Медведчук – он вступил в партию “За Життя“ Вадима Рабиновича. Позже стало известно, что Медведчук получил влияние на ряд медиаактивов, например, телеканалы 112 и Newsone. Кроме того, вокруг Медведчука сейчас группируются другие оппозиционные политики. Однако сам он не планирует принимать участие в президентских выборах. По данным “Вестей“, Медведчук просто хочет запустить проект, объединив разрозненные политические силы накануне избирательной кампании, для того, чтобы они выступили единым фронтом. Но какие шансы у проекта Юго-Востока и почему это важно для страны? “Вести“ вместе с экспертами пытались разобраться с этими вопросами.   

Почему Юго-Восток такой особенный

Юго-Восток – это регион, где сосредоточена крупная промышленность, работающая на экспорт – горнодобывающая, металлургическая, химическая. Центрами промышленности являются Приднепровье, Мариуполь, Запорожская область. У Одессы, Николаева, Херсона и Харькова – схожая история, со своей спецификой. В экономике этих городов решающую роль играет инфраструктура, необходимая промышленности Юго-Востока для того, чтобы вывозить свою продукцию на экспорт. Экономическое своеобразие определяет и политическую повестку, которую промышленные круги предлагают Украине. Она консервативно-монетаристская – экспортерам требуется стабильность.

 


Украинские консерваторы, когда они у власти, создают экспортерам тепличные условия – гривна стабильна, делаются вложения в инфраструктуру (она критически важна для промышленности), поступления в госбюджет растут (экспорт – основной источник дохода). "Плюс, зажимание внешних торговых барьеров, рост пошлин для импортных товаров, произведенные внутри страны вследствие этого становятся конкурентоспособными (автопром, удобрения)", – поясняет "Вестям" политолог Руслан Бортник.

При этой модели рост экономики может быть значительным, но есть и минусы. Главный – простой человек может и не ощущать на себе результатов “покращення“. Зарплаты растут медленно – экспортерам невыгодно их повышать, ведь это “автоматом“ потянет удорожание их продукции, которая сразу же станет менее конкурентной на мировых рынках. Из-за того, что у людей во времена правления консерваторов мало денег, не развивается внутренний рынок (плохо продаются товары и услуги, поскольку их некому и не на что покупать) и “тормозит“ банковский сектор (мало кто кладет деньги на депозиты, да и возврат кредитов затруднителен).

Есть и другие особенности: поскольку значительная часть экспорта в Украине традиционно ориентировалась на Россию, экспортеры всегда “за“ дружбу с РФ. Еще одна, историческая особенность в том, что украинский этнос на Юго-Востоке сильно разбавлен. Вся эта территория – от Харькова до Одессы – входила в состав Российской империи как раз, когда начиналась индустриализация. Задача эта была “имперского масштаба“, поэтому люди приезжали в будущие центры промышленности из других краев. На Юго-Востоке много русских и сильны связи с Россией. Отсюда и особенности традиционной риторики лидеров Юго-Востока – за русский, как второй государственный, православную церковь, против декоммунизации. 

 


Кто из украинских политиков был “консерватором восточного типа“

 

Консерваторы с востока управляли Украиной продолжительное время – первым был Леонид Кравчук, во время его президентства при власти находилась влиятельная группа промышленников, в основном, с Донбасса во главе с Ефимом Звягильским. Затем пришел черед днепропетровского “красного директора“ Леонида Кучмы. При нем страна более или менее успешно восстанавливала экономику после распада СССР, на смену гиперинфляции пришла стабильная гривна, но экономического скачка добиться не удалось. При этом зарплаты были мизерными (150 грн.), вдобавок, их повсеместно задерживали. Тем не менее, Кучма “отбыл“ на президентском посту дольше всех – два срока.

Янукович тоже был президентом, отстаивавшим интересы промышленности Юго-Востока. При нем экономика Украины была стабильна, средняя зарплата достигла максимума за всю историю независимости, но ее рост замедлился. Правда, и цены стабилизировались. Большинство голосов, необходимых для победы, Янукович набрал в юго-восточных областях. Разумеется, не все жители этого региона голосуют одинаково, но тенденция присутствует. Причина в том, что большинство жителей региона прямо или косвенно связаны с промышленностью, и от ее стабильной работы зависит их достаток.

Партия регионов, выдвинувшая Януковича в президенты в 2010 году – и есть, по сути, та сила, которая лоббирует интересы Юго-Востока. Более “древние“ проекты, например, Народно-демократическая партия или блок “За Единую Украину“, уже мало кто помнит. Партия регионов прекратила свое существование после Революции Достоинства, а ее бывшие члены организовали ряд проектов поменьше. Кроме уже упомянутых “За Життя“ и Оппозиционного блока есть еще “Основа“, “Видродження“ и ряд других. На том же поле существуют остатки электората Соцпартии и Компартии. Отсюда и актуальная задача для нового проекта – "Необходим объединительный диалог с целью определить, кто будет единым кандидатом на президентские выборы от Юго-Востока", – считает политолог Михаил Павлив.

 


Какие перспективы есть у нового проекта Юго-Востока

Создатели нового проекта говорят (пока что не на публику), что намерены выиграть президентские выборы. Однако шансов мало. Юго-Восток – это 40% избирателей Украины, а это значит, что победит скорее всего альтернативный кандидат, за которого отдадут голоса остальные 60%.

Раньше ситуация была обратной – Юго-Восток представлял чуть больше половины избирателей – и это “чуть больше“ как раз объясняет, почему у нас в основном правили консерваторы. Все изменилось после того, как от Украины отпали Крым и часть Донбасса. Теперь сторонники консерваторов с востока в меньшинстве. А это значит, что в выборах президента они скорее всего примут участие “для галочки“. Точнее, чтобы напомнить о себе. А вот на парламентских выборах “консерваторы“ могут получить много мест – и даже сформировать коалицию. Но только в теории. На самом же деле для этого новая партия должна получить поддержку избирателей не только в своем “коренном регионе“, а и за его пределами. То есть, она должна стать универсальной – не для Юго-Востока, а для всей страны. Получится ли – это спорный вопрос.

 


Кто является соперником юго-восточного политического проекта?

Естественный соперник консерваторов с востока – это западноукраинские либералы. У консерваторов свое представление о том, как надо развивать экономику, а у либералов – свое, противоположное. Более того, компромисса между этими моделями не видно.

На западе Украины нет такой развитой промышленности, как на востоке, там преобладает аграрный сектор, сфера обслуживания и легпром. Особняком стоят импортеры – те, кто поставляют нам одежду, электронику и прочее. Все эти сферы ориентированы больше на внутреннее потребление, то есть, развиваться они будут, если у простых людей будет на руках больше денег. Поэтому Ющенко – либерал-западник – первое, что сделал после победы на выборах – начал повышать зарплаты, соцвыплаты и пенсии. Пенсии за время его президента поднялись почти в 10 раз. Возможно, в совокупности все это сработало – в 2005 – 2008 году Украина показала самые высокие темпы экономического роста в Европе.

Логика тут такая: когда у людей на руках достаточно денег, они больше покупают и продают, внутренний рынок начинает развиваться, как следствие, – рост ВВП. Сразу же оживает малый и средний бизнес, а также банковский сектор. Но одновременно начинают расти цены, а государственные запасы – например, валютные резервы – тают. Когда в 2008 году случился мировой кризис, Украине нечем было спасать экономику – закрома уже опустели. Уже бюджет 2005 года – первый при Ющенко – критики называли “бюджетом проедания“. Что еще важно: “либеральная“ модель экономики не предполагает такой концентрации капитала, как восточная. То есть, на востоке – миллиардеры, на западе – миллионеры, и то с натяжкой. По той же причине у запада Украины никогда не было единой политической силы – слишком много разных групп, которые борются за влияние (миллионеров больше, чем миллиардеров, соответственно, им сложнее договориться). Таким же образом дела обстоят и сейчас.

 


"Речь о партии "мелких лавочников" – а это и Самопомощь, и Радикальная партия Ляшко, и часть "винницких", тот же Гройсман. Она ведет к быстрому, ситуативному, всплеску бизнеса, а в перспективе – к потере рабочих мест, ведь теряются суверенные части экономики, то есть, рано или поздно деньги в казне заканчиваются, – так критически оценивает вторую модель Руслан Бортник. –"Партия экспортеров" – Коломойский и Ахметов – суверенны, им есть, что терять в Украине, а "лавочники-импортеры" зависят от мировых финансовых центров, банковской системы, обеспечивающей кредиты, и центров производства в США, Китае, ЕС ".

Плохо или хорошо, что в украинском политикуме нет единства

Ответ парадоксальный: это, скорее, хорошо. История показывает, что демократия – самая устойчивая политическая модель. Демократические режимы существуют 200 – 300 лет, тогда как автократия или тирания обычно гибнет лет за 20-30. Причина устойчивости демократии – в системе противовесов, которыми она регулируется. Это, например, разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную; это также – противостояние власти и оппозиции, которые меняются местами. Еще это противостояние власти и гражданского общества. Все эти противовесы приучают государство быть гибким.

В большинстве демократических стран сформировалась двухпартийная система – республиканцы и демократы в США, консерваторы и либералы в Великобритании, на уровне Европарламента – Европейская народная партия и Прогрессивный альянс социалистов и демократов. В Украине есть все предпосылки, включая экономические, для формирования такой же двухпартийной системы. Примечательно, что обе украинские экономические модели несовершенны. При “консерваторах“ богатеет государство, но рост экономики замедляется; при либералах богатеют обычные люди, но резервы страны тают. Рано или поздно одна из моделей изживает себя и ее нужно менять на противоположную. В совокупности это ведет к устойчивости страны.

 


С этой точки зрения невысокие шансы на победу экс-регионалов на предстоящих выборах – это, как раз наоборот – плохо. "Тут назрела ситуация, когда деиндустриализация и массовый экспорт рабочей силы превысил пороговые значения. Самое время для экспортеров, условной "партии Юго-Востока" или ее аналога, выиграть выборы, – отмечает политолог Евгений Филиндаш. – Но у этой условной партии электорат на одном только Юго-Востоке будет весьма ограничен. Нужно двигаться дальше, в Центральную, Западную Украину".

Что может помешать старой-новой партии прийти к власти

Во-первых, она внутренне неоднородна. Внутри Оппозиционного блока есть те, кто договорился с действующей властью и не особенно стремится к переменам. Это группа Ахметова-Колесникова. Есть и “жесткая оппозиция“ – группа Фирташа – Левочкина – Бойко. Когда Левочкин поддержал идею объединения с “За Життя“, он выразил идею не всей партии, а лишь собственной группы. “Одно из "крыльев" ОБ сегодня находится в глухой оппозиции (часть Фирташа, – Ред.), а вот второе – в сотрудничестве с Администрацией президента, ведь олигарх, влияющий на это крыло (Ринат Ахметов, – Ред.),  лишился крупных предприятий и прямо у нас на глазах меняет экономическую формацию своего бизнеса, становясь не классическим экспортером, а "смешанным", – поясняет Руслан Бортник. – Отсюда и эта "политическая шизофрения" в ОБ. Она еще позволяет критиковать власть, а вот породить совместную платформу – нет“.

Во-вторых, как ни парадоксально, именно консерватизм может помешать победе нового проекта. Уже по текущим заявлениям понятно, что представители гипотетической политсилы намерены “мобилизовать электорат Юго-Востока“, но его не хватит для победы. Народный депутат от ОБ Александр Вилкул заявляет “Вестям", что новый проект “не будет партией Юго-Востока, а скорее партией здравомыслящих людей“ –  но это ведь декларация. “Конечно, нужен посыл о том, что будут строиться мосты, заводы и дороги. С другой стороны, ситуация в стране накалена именно из-за мивороззренческого раскола. Этот конфликт идентичностей и выплеснулся в войну на Донбассе, а в более "холодных" формах противостояние давно идет по всей Украине“, – говорит Евгений Филиндаш.

 


Чтобы завоевать симпатии центра и запада страны, нужно найти универсальные ответы на вопросы, которые сейчас разделяют Украину. А это, например, как быть с Донбассом? Идти ли дальше на Запад или нужно менять курс? Кто такой Бандера и какие оценки ему и прочим историческим персоналиям, которые являются героями для одной стороны и негодяями для другой? Как быть с русским языком? Отматывать ли вспять декоммунизацию? Найти универсальные ответы – очень сложная задача. А просто на критике действующей власти выиграть выборы точно не получится.

"В целом, информполитика ОБ отстает от потребностей на шаг. Когда надо было показывать социально-экономический радикализм, они, как буриданов осел, метались между двумя вязанками сена – бизнесом и политическими интересами, – образно говорит политтехнолог Андрей Золотарев. – А когда радикализм, наконец, проявился – Юрий Бойко, к примеру, стал непримиримым – необходима уже новая, конструктивная, повестка по формуле "критикуя, предлагай": ведь с критической точкой зрения сегодня выступают все политсилы – и "радикалы" Олега Ляшко, и "Батькивщина" Тимошенко".  

Характерно, что в 2010 году Виктор Янукович выиграл президентские выборы, разработав универсальную программу, приемлемую для всей Украины. Возможно, в этом ему помогал скандальный американский политтехнолог Пол Манафорт. Одним из пунктов этой программы была евроинтеграция.

 


Кто может стать кандидатом от Юго-Востока

Это еще один вопрос, который может убить новый проект на корню. Единого лидера у них нет, более того, имеется риск, что по этому вопросу вообще не удастся договориться. "О том, кто будет единым кандидатом, ведутся очень серьезные дискуссии. Я лично выступаю за "праймериз", причем более широкий, нежели просто внутри Оппозиционного блока (ОБ): надо смотреть на всех здравомыслящих людей, кто имеет авторитет – и в общественных организациях, и в партиях, в том числе "За життя", – говорит "Вестям" Александр Вилкул, который в этих праймериз намерен участвовать, по его же словам.

Эксперты подтверждают первостепенное значение этого фактора: “Нужен серьезный стержень, харизматичный лидер – так они смогут завести две из трех крупных фракций в следующий парламент", – полагает политический эксперт, профессор Павел Рудяков.

Активист из Донецка, соучредитель организации “Ответственные граждане“ Энрике Менендес отмечает, что есть большой риск, что электорат юго-востока вообще не поддержит кандидата от “родной“ партии: “Электорат этот стал специфическим – он больше не верит в старых политиков, очень деморализован и фрагментирован внутри. Эти люди хотят видеть от политиков конструктив, но сами при этом в политику не вовлечены. К тому же, политики, ранее опиравшиеся на поддержку избирателя Юго-Востока, не стремились выполнять свои же обещания после выборов – Янукович шел на лозунгах о расширении полномочий регионам, а на самом деле не провел даже минимальную децентрализацию. Плюс, избиратели Западной Украины более сплочены и пассионарны: на Майдан пришли "заряженные" эмоционально люди, а на "антиМайдан" тяжело было свезти народ даже за деньги".

 


PS – на “праймеризе“ “Вестей“ победил Евгений Мураев

"Вести" провели опрос читателей на своем сайте, сформулировав вопрос так: "кого вы видите единым кандидатом, которого бы поддержали избиратели, настроенные оппозиционно к политике нынешней власти?" Среди вариантов ответа были как системные политики – лидеры ОБ, "За життя", так и несистемные – Сергей Каплин, Инна Богословская.

Результат оказался следующим:

  1. Евгений Мураев – 31% голосовавших
  2. Вадим Новинский – 15%.
  3. Виктор Медведчук – 13%.
  4. Юрий Бойко, Александр Вилкул – 9%
  5. Вадим Рабинович – 7%
  6. Михаил Добкин, Сергей Тарута, Борис Колесников ~ 2%.

"Правда, среди этих политиков нет по-настоящему новых. Большинство никогда не выезжают за пределы Киева, буквально, живут в столичных ресторанах, и уж точно мыслят киевскими категориями", – резюмировал Энрике Менендес.

Дата публикации: 
13.09.2018 - 11