ПОЧЕМУ ЧУДА НЕ БУДЕТ: ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ДИЗАЙН УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ КАК ПРИГОВОР ЛЮБЫМ ИЗМЕНЕНИЯМ

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

«Каким должен быть революционер будущего? Его вообще не должно быть».
Лех Валенса

Украинское государство вошло в очередную фазу избирательных кампаний. Менее чем через 5 месяцев ожидаются выборы президента, чуть менее чем через год должны состояться парламентские выборы, а завершат эту «триаду» местные выборы в 2020 году. Выборы в Украине – это такой коллективный вид спорта, эдакий общенациональный «праздник», чем-то похожий на Новый Год: все считают дни до заветной даты, все разговоры только об этом, на это выделяются большие деньги, вся работа крутится только вокруг этого и все, конечно же, ожидают доброго и бескорыстного Дедушку Мороза в виде честного и правильного президента/парламента/депутата et cetera. Но праздник следует за праздником, а сказочный персонаж с его сказочными подарками всё не приходит и не приходит. Украинские граждане действительно похожи на детей, которые верят в Деда Мороза и ждут от него даров. Вот только правда в том, что никакого доброго дедушки с подарками не существует и, в отличие от маленьких детей, во взрослой жизни глупо и недальновидно ожидать презентов под ёлку, возникающих сами по себе. Так не бывает.

Из года в год, из одного политического цикла к другому, от Майдана к Майдану украинцы всё ждут, что кто-то решит за них их же проблемы. Один политический эксперт даже саркастически высказался на этот счёт, предложив создать «Партию инопланетян-спасителей Украины». За едкой иронией кроется горькая правда: по сути, если обобщить ожидания наших соотечественников, складывается впечатление, что они действительно ожидают появления чего-то или кого-то, похожего на чудо. Вот только чуда не происходит и раз за разом граждане Украины всё больше разочаровываются в происходящем, предпочитая в ответ либо внутреннюю, духовную, либо – особенно актуально это в последние годы – массовую внешнюю эмиграцию в страны ближнего и дальнего зарубежья.

Почему же не происходит чуда? Дело в том, что любое государство – это организация. Это огромная система, состоящая из множества институтов. Вся совокупность этих форм являет собою институциональный дизайн украинской политической системы, вокруг которой строится государство. Институциональный дизайн государства Украина не предполагает чуда – вот и весь ответ.

ПОНЯТИЕ И ТРАКТОВКА ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА В УКРАИНСКОМ КОНТЕКСТЕ

Вот уже несколько десятилетий целые поколения украинцев задают один и тот же вопрос: почему у всех вокруг получилось, а у Украины нет? Почему, уезжая в соседние Польшу, Венгрию, Словакию или даже Россию, наши граждане сталкиваются пусть и не с идеальными, но с государствами, работающими, как правило, чётко и слаженно, как механизм швейцарских часов, и с теми условиями, которые возникают благодаря такой работе? Они выражаются в более-менее достойном по сравнению с Украиной уровне жизни, здравоохранения, образования, в наличии множества рабочих мест и возможности прокормить себя и свою семью. Сегодняшнее украинское государство способно либо дать всё это в минимальных объёмах, либо не дать вовсе. Именно поэтому страну массово покидают миллионы людей, ведь государство – это не какая-то абсолютная ценность, важная лишь по факту своего наличия либо отсутствия. Государство – всего лишь механизм, регулирующий и обеспечивающий жизнь граждан на конкретной территории. Оно берёт на себя определённые обязательства и должно неукоснительно их выполнять. В случае, если государство не справляется со своими функциями, оно признаётся неэффективным, а следовательно ненужным. Значит, надо искать другое, чужое государство, которое сможет обеспечить то, что не обеспечило родное. Благо XXI век даёт всем свободу перемещения и право выбора родины по своему вкусу и цвету – под «родиной» имеется в виду место, где гражданину и его семье будет удобнее и комфортнее в сравнении с тем, что он имел до этого.

Именно в этом кроется суть понятия «институциональный дизайн», которое в последнее время обрело широкую популярность в политической науке. Под институциональным дизайном в данном материале понимается внутреннее сочетание и структурирование институтов политической системы, при которых они в совокупности представляют собой нечто общее и единое. Исходя из этой трактовки, государство представляет собой целостную и разветвлённую систему институтов, которые функционируют, выражаясь простым языком, «в одной обойме», а их работа направлена на общее дело. Результатом такого командного труда является стабильное функционирование государства как единого механизма для обеспечения жизни людей на той или иной территории.

Важно понимать: государством управляют не люди, а институты, которые возглавляют или представляют эти люди. Это институт президента, институт парламента/депутатства, институт министерства по тем или иным вопросам и так далее. Нынешнее плачевное состояние украинского государства является виной не только и не столько некомпетентности лиц, им руководящих (хотя и этот важнейший фактор нельзя сбрасывать со счетов), а, скорее, следствием полнейшей деградации и упадка институтов управления страной. Все они давно «прогнили» изнутри, все они глубоко дискредитированы в глазах населения, все они поражены болезнью коррупции, которая, если сравнивать государство с живым организмом, является раковой опухолью, пустившей метастазы во все без исключения части тела.

Институты украинского государства «заточены» под коррупцию, непотизм и патронажно-клиентарные отношения. По сути, Украина уже практически бесповоротно скатилась в неопатримониализм (читай – неофедализм), причём как в политической системе, так и – что гораздо страшнее – в общественном сознании. Власть в Украине – особый класс населения, особое сословие; от настоящих неофеодалов его отличает пока ещё невозможность официально передать власть по наследству. Впрочем, с этой функцией отлично справляются вертикальные коррупционные связи, при помощи которых и формируются пресловутые «семьи» и «кланы», рассматривающее государство и его население как свою частную собственность.

Всё вышеперечисленное – беда и приговор институционального дизайна украинской политической системы. Она функционирует в условиях практически полного отсутствия социальных лифтов и полноценной ротации элит, исключительно благодаря коррупционной составляющей. Коррупция – это фундамент всей социальной модели Украины, это самый главный институт украинского государства и его общества, стоящий de facto на ранг выше всех остальных.

Да, разумеется, политики «не такие», а управленцы «не управляют». Безусловно, крайне низкая, практически отсутствующая компетенция нынешней политической элиты в сфере управления государством играет очень важную роль. Вне всяких сомнений, власть является преступной (как в общем-то любая власть по определению) и её можно и нужно менять. Вот только не люди делают систему такой – она уже создана до них. Именно система, принимая – крайне неохотно! – новых людей в свою структуру, перемалывает и пережёвывает их, формируя по своему образу и подобию. Попадая туда, кандидат, депутат, министр или политическая сила вынуждены играть по её внутренним правилам. В противном случае они в ней не задерживаются: система «выплёвывает» таких за свои пределы. Блестящим примером внесистемного политика, не желающего вписываться в общепринятые рамки, является печально известная Надежда Савченко. Ну и где же она сейчас?..

Возможно, предложенное выше описание процессов несколько сгущает краски, является чересчур мрачным и формирует образ украинской политической системы в качестве некоего злого монстра или демона. Разумеется, ничего такого нет и быть не может. Под системой имеется в виду всего лишь совокупность институтов, которые работают так, как они работают – только и всего. Система не допускает феномена чуда; система целостна и тотальна; система функционируют по своей – коррупционной – логике и структуре. Её невозможно изменить изнутри. Это всё равно, что став шестерёнкой автомобиля, попытаться изнутри превратить его в самолёт или ракету. Систему можно изменить только снаружи – снеся старую и выстроив новую.

ВНЕСИСТЕМНЫЙ ФАКТОР КАК АЛЬТЕРНАТИВА СИСТЕМНЫМ СИЛАМ: ПОЧЕМУ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЮБЫХ ВЫБОРОВ МИНИМАЛЬНА И КАК ЭТО ИЗМЕНИТЬ

С каждым годом в Украине становится всё больше процент неявки на выборах. На последних местных выборах он достиг рекордного максимума. Это – следствие недоверия к политической системе и её представителям, молчаливый протест против происходящего. Отчасти люди сами виноваты в том, что происходит: не приходя на выборы, они тем самым позволяют использовать их голос в различного рода манипуляциях и схемах, обеспечивающих сохранение и самовоспроизводство той самой власти, которую народ так не любит. Однако в чём не откажешь украинцам, так это в политической интуиции: не разбираясь, как правило, в сути происходящих процессов, они, тем не менее, интуитивно чувствуют, что выборы ничего глобально не изменят. В нынешней конфигурации путём выборов систему можно встряхнуть, переформатировать или доукомплектовать – но не изменить.

Разумеется, данный вывод не тотален и не является истиной в последней инстанции. Существуют примеры, и их немало, когда выборы или перевыборы (как правило, на местах) действительно меняли ситуацию в лучшую сторону. Когда громада села или города отстаивала своего кандидата, когда происходили отзыв не справляющихся со своими обязанностями депутатов и их замена на других, более работоспособных, и так далее. Однако, не сбрасывая со счетов важность института выборов как такового, всё же он ничего глобально не меняет. Кроме одного: с каждым избирательным циклом жизнь в стране всё хуже и хуже и этому, кажется, нет конца-края. Почему это происходит? Всё дело опять-таки в институциональном дизайне украинской политической системы.

Как уже было сказано выше, невозможно изменить систему путём встраивания в неё же. Нельзя качественно переделать логику функционирования государственных институтов, действуя в их же рамках по их же правилам. Система тотальна и не терпит исключений; каждый, кто попадает туда, будь это один-единственный кандидат или целая политическая сила, становится её составной частью. А это значит, начинает действовать в полном соответствии с её внутренней логикой. Вот почему любые обещания «змінити країну на краще» или «жити по-новому» остаются всего лишь красивыми лозунгами. Так было, так есть и так будет – если система останется такой же.

О каких изменениях в данном случае может идти речь? Разве что об изменении лиц в структуре либо определённых практик внутри неё, но никак не о смене руководящих принципов работы тех или иных институций. Именно потому на выборах раз за разом побеждают одни и те же, меняя идеологический и партийный окрас в зависимости от конъюнктуры. Именно поэтому из года в год возрастает запрос на «новые лица», а их всё нет и нет: система крайне неохотно допускает внутрь новых членов. И именно в связи с этим «молодые патриоты», «независимые журналисты», «активисты» и прочие представители «новой генерации», попадая во власть после очередного Майдана, не меняют её изнутри, а очень быстро становятся такой же её частью, как и пресловутые «папередники».

Такова логика системы. Её нельзя изменить. Её можно только сломать снаружи – и ни в коем случае не новым Майданом, неважно каким по счёту он будет: третьим или двадцать третьим. Ещё Ги Дебор, вводя в политико-социологический лексикон понятие «общество спектакля», предупреждал об опасности революции против этого самого «спектакля». Структура данной системы такова, что любое восстание против «спектакля» само в результате становится спектаклем, не привнося никаких качественных изменений, но лишь отбрасывая страну назад в развитии. Этим уже не единожды воспользовались олигархические неопатримониальные элиты, используя очередную революцию для передела собственности. Стремление решить все проблемы очередным Майданом напоминает попытку сделать одним махом тысячу дел сразу. Это демонстрирует инфантильность большей части украинского народа и неспособность тех немногих интеллектуальных элит, понимающих, что к чему, объединиться в свою собственную политическую организацию. Ни выборы, ни в особенности Майданы не помогут, ведь пора бы уже запомнить: желая всего и сразу, получаешь ничего и постепенно.

Итак, как же изменить институциональный дизайн системы в условиях, когда и легальные, и нелегальные методы смены власти не дают ожидаемых результатов либо и вовсе делают только хуже? Что делать, если ситуация объективно развивается по худшему сценарию и основанная на коррупции политическая система Украины становится прямой угрозой для украинского государства и общества? Как действовать, если любое действие в рамках системы предугадано и просчитано самой системой, а следовательно, бесполезно? Ответ предельно логичен и прост: действовать внесистемно. Нам даже не нужно ничего придумывать самим, достаточно обратиться к истории наших западных соседей: та же Польша является эталонным примером смены системы путём внесистемного воздействия. Изучить чужой опыт, переосмыслить его и адаптировать под украинские реалии – вот рецепт выхода из системного кризиса украинского государства.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПЛАТФОРМА ВЗАМЕН ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ: ПОЛЬСКИЙ ОПЫТ РЕШЕНИЯ УКРАИНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ

Сразу же следует расставить все точки над i: данный материал нисколько не идеализирует польское государство и не пытается умолчать о множестве реальных проблем Польши. Как и любая форма организации, польская имеет ряд объективных недостатков. Однако опыт наших западных соседей интересен, прежде всего, с точки зрения блестящей реализации идеи постепенной, внесистемной, ненасильственной смены институционального дизайна старой, отжившей себя политической системы. Для того чтобы понять, о чём речь, следует произвести небольшой экскурс в историю.

В конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века Польша представляла собой довольно-таки отсталое социалистическое государство Восточной Европы. Безработица, бесправие значительной части населения, постоянный рост цен, прежде всего на продукты питания, крайне тяжёлая ситуация в экономике в силу неэффективного государственного управления, зависимость от внешних кредиторов, отсутствие демократии и репрессивный аппарат государства – всё это и многое другое сыграло значительную роль в возникновении и кристаллизации массового недовольства внутри польского общества. На волне этой неудовлетворённости жизнью, а также на фоне постоянных забастовок и стачек возникло движение под названием «Солидарность», которое впоследствии возглавил простой электрик и автомеханик Лех Валенса.

Первоначально «Солидарность» была профсоюзным объединением; впоследствии она разрослась до огромного, разнопланового, массового, а главное – независимого от государства, внесистемного общественного движения. Польское правительство не контролировало «Солидарность»; организация не зависела ни от кого, она не была никоим образом встроена в институциональный дизайн Польши тех времён. Именно это и стало решающим фактором успеха данного движения.

Общественная платформа Леха Валенсы объединила под своим крылом значительную часть польского общества: от традиционалистов и консерваторов до ярых либералов, от националистов до анархистов и леваков, от католических священников до молодых атеистов. Это было уникальным явлением для Восточной Европы тех времён. «Солидарность», испытывая острое несогласие с действующей системой и её законами, не стала тратить ресурсы на тщетные попытки что-то изменить. Нет, она создала свою систему взамен имевшейся, предложила собственную новую модель взамен устаревшей, дала Польше и польскому обществу привлекательную альтернативу общественно-политического развития. Удивительно ли, что многие члены «Солидарности» впоследствии заняли руководящие посты в новой Польше после демонтажа социалистического режима, а сам Лех Валенса получил пост президента страны?

Секрет успеха общественного движения «Солидарность» кроется во внесистемности этого явления, в его неподконтрольности государству, в его видении чёткой альтернативы имеющемуся порядку вещей. Только таким образом можно снести устаревшую систему и создать новый институциональный дизайн государства взамен предыдущего. Поляки смогли это сделать. Это значит, сможет и Украина – если, конечно, действительно захочет и приложит к этому все усилия.

Важно понимать: партия сегодня – это устаревший инструмент управления. Она была актуальна в начале и середине ХХ века; к концу столетия эффективность и необходимость партийной структуры становится предметом острых дискуссий. В XXI веке уже стало очевидно: на смену традиционным и классическим партиям в ряде случаев приходят общественные движения, широкие некоммерческие организации граждан, платформы, способные справляться с организационными функциями ничуть не хуже, а как максимум даже лучше, чем партийные органы. Само собой, любой политической силе и особенно кандидату необходима организация. Но кто сказал, что это обязательно должна быть организация по партийному типу? Каждая партия стремится получить результат, достаточный для того, чтобы попасть во власть и провести туда своих людей. Собственно, в этом, как правило, заключается смысл её существования. Парламент, министерства, местные советы et cetera – всё это структуры действующей в государстве системы, составные части институционального дизайна. Попав туда, любая партия начнёт играть по правилам этих структур просто потому, что иначе нельзя. Таким образом, в очередной раз ничего толком не изменится.

А вот у общественных организаций и движений, в отличие от партий, есть шанс. Эти платформы являются внесистемными акторами политической игры. Они обладают всеми возможностями для формирования собственных проектов, создания и концептуализации альтернативных институциональных структур, конструирования своих систем. Именно общественные движения могут стать тем бурным потоком, который снесёт устаревшие институты и возведёт на их руинах новые, адекватные времени и условиям и с принципиально иными законами и логикой функционирования. Будущая политическая реальность – это та реальность, в которой бал будут править внесистемные и негосударственные институты и организации. Общественные движения должны стать катализаторами изменений, ведь для действующей системы с её коррупционным фундаментом любые серьёзные реформы подобны самоубийству, следовательно, ожидать их внедрения и реализации было бы как минимум недальновидно.

Украине необходима широкая общественная платформа; социальное движение, которое станет той самой альтернативой существующему порядку вещей. Украине нужна своя «Солидарность» – только так она получит шанс на качественное обновление институционального дизайна государства. Однако пока что «третий сектор» в нашей стране представлен, к сожалению, преимущественно псевдоактивистами и банальными грантоедами, которые занимаются бесполезной деятельностью и «борьбой с ветряными мельницами», просто-напросто отрабатывая деньги западных НКО в интересах иностранных правительств.

Автор – Трачук Никита, политолог

Русский