ПОЛИТИКА ЭРДОГАНА ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПРОБЛЕМУ ДЛЯ ЗАПАДА

Радикализация политического курса Р.Эрдогана .

В период с лета 2015 года политика Турции претерпела качественные изменения. Под руководством президента Р.Эрдогана страна прошла путь от образа ярого борца с авторитаризмом Б.Асада в Сирии до образа проблемного союзника для США и Европы .

Политика турецкого президента по-прежнему развивается по двум направлениям.

Во-первых, это усиление президентской власти, усиление авторитаризма внутри страны, борьба с оппозицией и курдским сепаратизмом.

Во-вторых, дальнейшая реализация претензии Анкары на усиление роли страны в международной политике, в особенности на Ближнем Востоке.

Иногда внешняя политика Р.Эрдогана выглядит как попытка возродить «былое величие» Османской империи, то есть продемонстрировать гражданам своей страны и всему миру, что «Турция встала с колен», что Турция заставит считаться с ней как с равной среди равных.

Реализации такой внешнеполитической линии способствовали два обстоятельства: 1) «вакуум влияния», образовавшийся в регионе вследствие «Арабской весны»; 2) «золотая акция» в ближневосточной политике Запада, обусловленная стратегически важной ролью Турции в ближневосточной войне и в миграционном кризисе.

За год заявления и позиция турецкого президента Р.Эрдогана стали более конфликтными, ультимативными, эмоциональными и контрпродуктивными . Можно назвать как минимум 2 причины таких изменений.

Во-первых, Эрдоган – борец. Но с лета 2015 года борьбы становилось всё больше, она становилась всё более жёсткой. И эта борьба всё больше и больше поглощала турецкого президента.

Год назад в Турции начался период «участившихся терактов» и протестных акций оппозиционных сил.

Неоднозначная позиция турецкого руководства в отношении приграничного сирийского города Кобани, населённого курдами и осаждённого силами ИГИЛ, привела к радикализации антиправительственных настроений среди курдов в Турции. Всё это привело к возобновлению вооружённой борьбы курдов против Анкары. Фактически это можно считать началом турецко-курдской войны, которая ведётся различными методами на территории Турции, Ирака, Сирии.

Эскалация внутриполитической напряжённости не могла не усилить авторитарную составляющую политики Р.Эрдогана, его склонность к силовой позиции в достижении политических целей и в вопросах удержания политической стабильности в стране. Тем более, что по результатам парламентских выборов (7 июня и 1 ноября 2015 года) президентская Партия справедливости и развития дважды получала самостоятельно около половины мест в парламенте. Такой результат можно расценивать как вотум доверия политике, проводимой президентом Р.Эрдоганом.

Во-вторых, многолетняя помощь вооруженной тюркской оппозиции, которая борется против Б.Асада в Сирии, могла создать у Р.Эрдогана ощущение, что Турция вышла на новый горизонт международной политики. Это когда она без оглядки на «великие державы» может осуществлять интервенцию в другие страны. То есть вести себя так, как очень часто вели себя и ведут «великие державы». Такое ощущение могло привести к тому, что нынешнее турецкое руководство стало заложником собственных завышенных оценок реальной ситуации и реальных возможностей – внутриполитических и внешнеполитических.

В связи с этим также необходимо отметить инцидент с российским военным самолётом, который был сбит турецким самолётом 24 ноября 2015 года. Обострение отношений с Россией до уровня политического конфликта вполне могло укрепить Р.Эрдоган и его окружение в том, что Турция (как и Россия), встала с колен и вошла хотя бы «одной ногой» в группу наиболее влиятельных государств мира.

Следствием такой завышенной оценки роли Турции в мировой политике и «золотой акции» в ближневосточных делах Запада стали резкие заявления президента Р.Эрдогана в адрес руководства США, ЕС и Германии . В частности, февральский 2016 года «ультиматум» в адрес США из-за американской поддержки курдов, майский «ультиматум» в адрес ЕС по миграционному соглашению.

Оценки текущего состоянии турецкой политики .

На данный момент итог политического курса Р.Эрдогана можно охарактеризовать как войну против всех .

Внутри Турции власть ведёт войну с курдами, борьбу против оппозиции, не согласной с авторитаризмом президента, борьбу против агентов ИГИЛ и с негативным влиянием на страну проблемы беженцев. Во внешней политике тоже конфликты:

1) поддержка оппозиции в Сирии;

2) пограничные вооружённые столкновения с ИГИЛ;

3) операции против курдов на территории Ирака;

4) политический конфликт с Россией;

5) кризис в отношениях с ЕС и США.

Имеется ещё несколько внешнеполитических проблем второго плана: напряжённые отношения с Египтом и Грецией, нагорно-карабахский конфликт и так далее.

Всё это можно считать доказательствами того, что Р.Эрдоган и его политические единомышленники частично утратили связь с политической реальностью, став заложниками завышенных оценок .

Текущие отношения между Турцией и ЕС оптимально характеризует слово «кризис». При этом, имеются тенденции к углублению, а также возможному пересмотру политических отношений между Турцией и Европой.

Уход Ахмета Давутолгу в отставку с поста премьер-министра и руководителя президентской партии может означать лишь то, что были сняты ограничения для того, чтобы политический курс Р.Эрдогана становился более жёстким, конфликтным и всё более утрачивал связь с политическими реалиями .

Подтверждением тому можно считать резкую реакцию турецкого президента на признание Германией геноцида армян. Напоминания о «евреях в печах» и бойне в Намибии не дают оснований на снижение градуса напряжения в отношениях между Анкарой и ЕС. Досталось и Франции за геноцид в Руанде.

Р.Эрдоган не намерен снижать градус этого напряжения, но однозначно обостряет ситуацию ультимативными заявлениями : « Либо мы будем принимать справедливые решения по вопросам повестки дня, либо Турция перестает быть преградой на пути проблем Европы. И тогда Европа останется наедине со своими трудностями ».

А 8 июня советник турецкого президента Ибрагим Калин заявил, что готовится ответ на действия немецкого бундестага. «Компетентные ведомства, в первую очередь министерство иностранных дел, готовят план действий ».

Премьер-министр Бинали Йылдырым будет лишь послушным реализатором политической линии Р.Эрдогана.

Не до конца ясным остаётся вопрос относительно того, насколько долго Мевлют Чавушоглу будет министром иностранных дел Турции.

В перспективе кризис в отношениях с Европой и США будет способствовать усилению позиций политических оппонентов Р.Эрдогана и ослаблению его партии .

Позиция ЕС, Германии, США .

Европейские лидеры в ответ на майский ультиматум Р.Эрдогана заявили, что не изменят своей позиции относительно выполнения условий, необходимых для представления Турции безвизового режима. Канцлер ФРГ А.Меркель дипломатично отмечала, что будут продолжены консультации по миграционному соглашению с Турцией. И в некоторых словах можно было даже усмотреть намёк на готовность к некоему компромиссу в чувствительных для Анкары вопросах безопасности.

Признание Германией геноцида армян в Османской империи является слишком серьёзным ударом по самолюбию Р.Эрдогана и его сторонников.

Также данное решение Бундестага можно трактовать как демонстрацию намерения пересмотреть отношения с Турцией или нынешним руководством этой страны. И как важный шаг к отказу соглашения по миграции.

Резкая реакция турецких чиновников и политиков на признание геноцида армян могут стать для Германии, Европе и Запада в целом последним доводом в пользу того, что дальнейшее партнёрство с нынешним руководством Турции уже на нынешнем этапе обходится слишком «затратно» как с финансовой точки зрения, так и с политической.

Турецкая диаспора в Германии, составляющая около 3 млн. чел., является скорее союзником немецкого руководства, чем Р.Эрдогана. Потому что миграционный кризис привёл к росту негативного отношения к мигрантам, и увеличение числа мигрантов усиливает конкуренцию для жителей Германии турецкого происхождения. Кроме того, турки, которые проживают в Европе, в большинстве своём вряд ли являются сторонниками Р.Эрдогана.

Альтернативная стратегия Европы по миграционному потоку с Ближнего Востока, вероятно, будет базироваться на двух главных составляющих.

Во-первых, обустройство лагерей для беженцев на территории Греции и ряда других балканских государств. Например, в Болгарии, Македонии, Румынии. Это же будет реализовано на территории Иордании.

Во-вторых, создание условий для возвращения беженцев в Сирию и Ирак. То есть, речь идёт о политических усилиях по расширению формата устойчивого перемирия на территории Сирии. Решение проблемы безопасности хотя бы на части сирийской территории позволит вернуть туда из Европы часть беженцев, в том числе – в специально созданные под эгидой ООН лагеря для беженцев. На данный момент, это западная часть Сирии, контролируема я преимущественно Б.Асадом. Западные доноры могут вложить средства с создание гуманитарных условий для беженцев на этой территории, а не на территории Турции.

Это необходимо сделать в ближайшие месяцы.

Стратегически важным является расширение безопасной территории через военные действия против ИГИЛ и других радикальных организаций. Приоритетным является разгром ИГИЛ в Сирии.

Военные действия по захвату ИГИЛ столицы города Ракка уже вступили в начальную фазу. В некотором смысле их можно считать символичными, поскольку проводятся силами сирийской арабской оппозиции с северо-запада, курдов с северо-востока, и армии Б.Асада с юго-запада и юга.

8 июня стало известно, что французский спецназ прибыл для оказания консультаций отрядам сирийской оппозиции, которые ведут наступление на ИГИЛ в районе города Манбидж. Создание зоны безопасности на севере Сирии за счёт освобождённых от ИГИЛ территорий позволит вернуться из Турции значительной части беженцев.

Курдский фактор .

Однозначно, что Запад сделал политическую и военную ставку на курдов вопреки резким заявлениям Анкары. Также можно предполагать, что политический курс Р.Эрдогана обесценил «золотую акцию» Турции, сделав для США и Европы более ценной «золотую акцию» курдов .

Примечательно, что в феврале турецкий президент обратился к США с ультиматумом: «Эй, Америка! Я спрашивал уже не раз: вы с нами или с террористическими организациями ПДС и СНС? Вы не знаете эти организации, а мы знаем очень хорошо. И не надо нам о них рассказывать. Эти организации залили регион кровью».

24 мая Р.Эрдоган утвердил обновлённый состав правительства. И в этот же день сирийские курды при поддержке и руководстве США начали наступление на Ракку. Это можно считать символическим ответом Вашингтона на ультиматумы Анкары.

Курды в Сирии в будущем могут рассчитывать на свою автономию после разгрома ИГИЛ. Оптимистический вариант - уже в конце 2016 год.

Существует вероятность, что после прекращения войны и начала процесса политического урегулирования в Сирии, турецкие курды получат политическую поддержку со стороны ЕС и США при условии отказа от террористических актов и войны. Не ранее 2017 года.

Российский фактор .

Р.Эрдоган попытается найти вариант для снижения напряженности в отношениях с Россией. Будет пытаться сделать это в рамках международных консультаций по поводу политического будущего послевоенной Сирии.

В ближайшие 2-3 месяца не стоит ожидать нормализации турецко-российских отношений. Потому что Россия требует извинений и компенсаций за сбитый самолёт, а Р.Эрдоган этого делать не будет и не позволит сделать это кому-либо из официальных лиц Турции .

Кроме того, вряд ли В.Путин пойдёт на то, чтобы обменять курдскую политическую карту на нормализацию отношений с Турцией, которая рассорилась уже с Европой и США.

Ценность России в качестве партнёра для Европы и США возрастает, если будет реализован вариант по созданию лагерей для беженцев на мирной территории Сирии .

И хотя на данном этапе присутствует некоторая соревновательность в том, кто возьмёт столицу ИГИЛ Ракку, Запад и Россия фактически являются соучастниками одной и той же военной операции.