Политолог о визите Порошенко в Берлин и украинских военных в Сирии

Президент Петр Порошенко встретился с Ангелой Меркель в Германии. Тем временем, в СМИ появилась информация, что украинский контингент планируют использовать в боевых действиях в Сирии или Ираке, хотя в Минобороны опровергли такие заявления. Политический эксперт Николай Спиридонов в эфире радиостанции Голос Столицы проанализировал последние важные политические события.

В Германии прошла встреча украинского президента Петра Порошенко и канцлера Германии Ангелы Меркель. В частности, планировалось обсудить ход выполнения минских договоренностей.

В то же время, в одном из известных изданий появилась информация о том, что украинских военных могут задействовать в боевых действиях в Сирии и Ираке. При этом Минобороны на своем официальном сайте объявило, что проработки планов по использованию подразделений вооруженных сил Украины с целью ведения ими боевых действий в Сирии или Ираке не проводилось, и подобных запросов к Украине не поступало.

Тем временем представители крупного бизнеса объединились в Украинскую бизнес-инициативу, а также подписали некую декларацию, согласно которой они обязуются честно платить налоги и отказываются от непрозрачного финансирования политиков.

При этом в Киеве разгорается политический скандал в связи с тем, что блокируется процесс проведения выборов в районные советы.

Данные события прокомментировал в эфире радиостанции Голос Столицы политолог, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики Николай Спиридонов.

Какого результата можно ожидать от поездки Петра Порошенко в Берлин?

― Далеко не всегда получается какой-то результат. Очень часто поездки бывают однотипными, когда говорят о том же, о чем и год назад. Скорее всего, Петру Порошенко пришлось объяснять Ангеле Меркель, почему стопорятся безвизовые законы, в частности, по поводу электронной декларации имущества и доходов чиновников.

Если президент расскажет Ангеле Меркель, почему тормозятся эти законы, нам это чем-то поможет?

― Если он расскажет правду, это точно будет в минус Украине. Все зависит от того, что именно он расскажет.

А какие есть варианты?

― Что расскажет Порошенко, спрогнозировать трудно, потому что он выдающийся дипломат и может придумать такое, что даже в голову не придет.

По вашему мнению, что произошло с законом об электронном декларировании доходов чиновников?

― Есть очень мощное лобби для того, чтобы не допустить декларирование в 2016 году. И протащили поправочку, чтобы декларирование началось в 2017 году и имущество удалось хотя бы частично спрятать.

Меркель и Порошенко обсуждали минские договоренности и минский процесс в целом. Стоит ли ожидать изменения позиции официального Берлина?

― Пока официальный Берлин традиционно пригрозил пальчиком, что санкции с России сняты не будут, но умолчал о том, что немецкие транснациональные корпорации нормально работают с российскими компаниями. Но сейчас главная проблема для России ― это все же цена на нефть и газ, а вопрос санкций для РФ является второстепенным.

В одном достаточно уважаемом издании появилось сообщение о том, что украинский контингент планируют использовать в боевых действиях в Сирии или Ираке. Что вы думаете по этому поводу?

― Украинские военные достаточно давно присутствовали во многих горячих точках, в том числе и в Ираке. Отчасти это было связано с плохим экономическим положением в Украине, а там солдаты могли заработать деньги.

Вы говорите об официальном миротворческом контингенте? Или это просто военные, которые едут туда в поисках заработка?

― Например, в Ираке был и специальный контингент, хотя он не назывался военным, то есть это было немного завуалировано. Скорее, отдельные украинские военные зарабатывали таким образом, в частном порядке. Я думаю, что и сейчас такие есть.

То есть это солдаты удачи, которые туда едут на свой страх и риск в статусе неких наемников?

― В принципе, да.

Может ли Европа потребовать часть наших войск, чтобы решать какие-то вопросы силового характера, связанные с безопасностью?

― Более вероятно, что от Украины могут потребовать принимать часть беженцев. А что касается участия наших вооруженных сил, то украинская армия, несмотря на все заявления Порошенко, никак не входит в десятку или двадцатку сильнейших армий мира. Поэтому всерьез задействовать украинскую армию сейчас достаточно трудно, к тому же она занята в своей стране.

Но украинские вооруженные силы будут модернизироваться. Могут ли потом западные партнеры использовать наши вооруженные силы для борьбы, например, с ИГИЛ?

― Это может случиться в рамках сотрудничества с НАТО, но вряд ли в рамках сотрудничества с ЕС. Потому что Евросоюз ― это скорее экономическое пространство, он не формирует батальоны. А если мы будем идти в НАТО или хотя бы развивать сотрудничество с альянсом, то можно вспомнить, что уже были случаи, когда Украина поддерживала НАТО в некоторых операциях. Можно предполагать, что такое может быть и в дальнейшем. Важно, чтобы украинская армия стала контрактной, чтобы людей не посылали в горячие точки против их воли.

Вы говорите, что украинские военные участвуют в боевых действиях в Сирии или Ираке в качестве наемников. Это может настроить негативно по отношению к Украине тех, против кого они там воюют?

― Украина в конце 2015 года вошла в число врагов ИГИЛ, несмотря на то, что потом многие журналисты назвали эту информацию фейковой. Мои проверки, проверки других источников, заслуживающих уважения, говорят о том, что Украина сейчас тоже находится под ударом. И несмотря на то, что это не главная цель боевиков, уровень безопасности в столице уменьшился. Поскольку в Украине относительно слабые спецслужбы, по сравнению с той же Францией, то организовать теракт в киевском метро ― не такая уж сложная задача для боевиков.

То есть, это может повлиять на наши судьбы в дальнейшем?

― Может повлиять. ИГИЛ продолжает оставаться значимым игроком на мировой арене по своим террористическим действиям. Соответственно, Украина может дождаться ответного удара, если будет воевать в тех горячих точках. Кроме того, если НАТО будет подключать Украину к этим вопросам, скорее всего, это будет идти вразрез с интересами России. Соответственно, это будет и дальше усугублять наши отношения с РФ. Я считаю, что Украине лучше избегать горячих точек, потому что у нас сейчас хватает и своих.

Крупные украинские бизнесмены обязались честно платить налоги и отказались от непрозрачного финансирования политиков. Стоит ли верить таким обещаниям?

― Бизнес финансировал политиков непрозрачно и будет продолжать это делать. Официальные цифры по стоимости избирательных кампаний обычно в десятки раз расходятся с фактическими, это я могу сказать ответственно. Если партия отчитывается, что на избирательную кампанию потрачено 10 миллионов гривен, это означает, что фактически было потрачено примерно 300 миллионов или полмиллиарда. А что касается налогов, то украинская система налогообложения построена таким образом, что честно платить их практически невозможно. И я думаю, что бизнес продолжит уклоняться от уплаты, потому что сейчас налоги даже пытаются ужесточить.

К чему тогда такие заявления?

― Скорее всего, крупные бизнесмены, условно говоря, олигархи Тарута и Пинчук просто решили лишний раз попиариться на этой теме. Они продолжают оставаться в политике и делают очередные заявления, чтобы напомнить о себе. Пока нельзя точно сказать, что они планируют, но их заявления не являются реальными, потому что невозможно в нынешней ситуации правильно платить налоги, а тем более прозрачно финансировать политические партии.

Как бы вы прокомментировали ситуацию с выборами в райсоветы Киева?

― Действительно, сложилась очень скандальная ситуация. На самом деле, сейчас катастрофически упали рейтинги провластных партий, и хотя депутаты районных советов мало на что влияют, сам факт возможного провала провластных партий накануне досрочных парламентских выборов будет для них очень болезненным.

То есть, это связано именно с рейтингом?

― Скорее всего, это основная причина. Когда станут понятны реальные рейтинги БПП и «Народного Фронта» после тех платежек, которые получили киевляне, это будет очень большим имиджевым ударом. И власть решила действовать не самостоятельно, а с помощью подконтрольного судьи Огурцова.

Это судья, который принимал решение?

― Да, он же принимал определенные решения по «майдановцам» и, соответственно, сейчас висит на крючке. То есть, если он откажется принимать решение, которое ему диктуют, то может попасть под суд за то, что неправильно судил общественность.

Была информация, что ЦИК собиралась подавать апелляцию на это решение…

― ЦИК подала апелляцию на это решение, но апелляция официально будет рассматриваться только 9 февраля, при этом определенные механизмы нужно запускать уже со 2 февраля. И есть информация, что Андрей Магера разрешил политическим партиям подавать свои кандидатуры в соответствующие комиссии. Уже 8 политических партий написали открытое письмо президенту, чтобы он вмешался в ситуацию. С имиджевой точки зрения Порошенко сейчас может потерять намного больше, чем просто в случае провала БПП на выборах в райсоветы. Все говорят, как в 2010 году бандитская власть отменила выборы в районные советы. А теперь нынешняя, демократическая власть уже два года не может провести эти выборы.

Ранее политический эксперт Вадим Карасев заявил в эфире радиостанции Голос Столицы, что начала процесса распада парламентской коалиции можно ожидать в 2016 году.

Среди руководства страны существует политический консенсус о том, что досрочные выборы в ВР состоятся не ранее июня 2016 года, однако из-за своей неэффективности нынешняя Рада может быть распущена и ранее, заявил в эфире радиостанции Голос Столицы политолог Николай Спиридонов.