Прогнозы. Тест для Украины

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

В кризисных ситуациях любой страны на политическую арену чаще всего выходит какой-нибудь самоназванный лидер, так сказать «проводник нации». Ничего нового не привнес появившийся таковой в Украине в лице Михеила Саакашвили.

Его потуги призвать народ к борьбе с властью не отличаются оригинальностью и вполне закономерны, поскольку общественный кризис у нас раздулся во всех смыслах – как говорится, и по вертикали, и по горизонтали. О том, что означает его очередное анонсированное пришествие 17 октября, насколько ситуация в Украине управляема и о многом другом ПОЗИЦИЯ спросила ведущих украинских политологов.

1. Что есть Саакашвили для Украины и кто стоит за его действиями?

2. Способна ли сегодня Украина самостоятельно вырулить на конструктивный путь развития или точка невозврата уже пройдена и возможно только внешнее управление?

3. В чем, по вашему мнению, должна заключаться так называемая децентрализация, объявленная в Украине: только в образовании громад и делегировании им прав в расширении самоуправления по части налогов и организации жизни населения, или также языковых аспектах на каждой территории, свободы вероисповедания, проведения местных опросов – референдумов, выборности местной судебной власти, организации муниципальной полиции и т.д.?

Андрей ЗОЛОТАРЕВ,руководитель Украинского информационно-аналитического центра «Третий сектор»:

1. Саакашвили и в Грузии показал себя скорее разрушителем. Созиданием витрины либерального большевизма занимались Бендукидзе, Жвания и прочие. И в Украине с созиданием у экс-президента Грузии не задалось. Практически ничего не получилось на должности губернатора Одесской области, он втянулся в целый ряд конфликтов и явно всерьез рассматривал вариант возобновления политической карьеры в Грузии.

Саакашвили в 2015–2016 гг. при поддержке нескольких активных публичных политиков «забронировал» антикоррупционную тематику, проведя в регионах страны ряд «антикоррупционных форумов». «Рух новых сил» – это на сегодня образование без четкой структуры и программы. Объединяет динамичных и крикливых деятелей. Несмотря на присутствие в информационном пространстве, у Саакашвили на данный момент немного шансов стать рейтинговым политиком. Гипотетически он мог бы взять на себя функцию объединителя оппозиции. Но поскольку является самодуром, то, скорее всего, ему уготована роль телевизионного противника власти. Саакашвили поддерживает американское посольство (и, возможно, Коломойский), поэтому «Рух новых сил» – это долгоиграющий проект. Как только его роль при участии Вашингтона будет скорректирована, вместо тарана из экс-президента Грузии делают инструмент давления на украинскую политическую элиту.

2. Одна из характеристик деятельности президента – содействие установлению внешнего управления со стороны кредиторов и так называемого «коллективного Запада». Это проявляется в стремлении максимально выполнить все установки МВФ, запустить в Украину западный транснациональный финансовый капитал, открыть внутренний рынок. При этом абсолютно ничего не делается для обеспечения государственного протекционизма, направленного на развитие отечественного производителя.

«Мировая закулиса» оценила эти старания Петра Порошенко. О чем свидетельствует покупка банками Ротшильдов украинских евробондов на $3 млрд. Это событие оказалось критически важным для нашего президента. Ему не удалось наладить конструктивные отношения с новой американской администрацией. Более того, посольство США поддерживает его критиков (Саакашвили, Наливайченко, «еврооптимистов»). А тут такой «подарок» – Ротшильды дали денег. Главное – вовремя. Ибо часть полученных средств пойдет на погашение долговых выплат, пик которых приходится на период президентских выборов. Стоит ли говорить о том, что невозможно восстановление суверенитета Украины, пока у власти находится нынешний политический картель.

Более того, кто бы ни пришел на смену, отказаться от пут внешнего управления будет не так просто. Пожинать последствия правления нынешнего компрадорского режима придется десятилетиями. Возможности выйти на путь развития у Украины есть, но пока больше шансов на то, что страну превратят в деиндустриализованный, архаичный и ксенофобский хутор.

3. Вопреки задекларированному курсу на децентрализацию государственного управления, Петр Порошенко стремится сконцентрировать возможный максимум властных полномочий в руках президентской вертикали. Президент полностью контролирует силовой блок. Суперцентрализация власти – едва ли не главная причина текущего кризиса. Устранение причины проблемы – главное условие ее преодоления. Децентрализацию тормозят под предлогом того, что в нынешних условиях сокращение полномочий в центре поспособствует дальнейшей дезинтеграции страны. Но ведь огромные полномочия президентской власти не спасли страну от потери Крыма и части Донбасса! Наоборот, они способствовали формированию в ряде регионов категорического неприятия центра!

Но еще более важная причина нежелания центра делиться полномочиями – страх потери контроля над финансовыми потоками. Поэтому децентрализацию сводят к образованию ОТГ, не ведя дело к реальной децентрализации – такие себе масштабные декорации жизни по-новому. Пока о реальной децентрализации в формате «Вся власть на места!» речь не идет. Децентрализацию власти все равно нужно проводить. И лучше сделать это быстро и вовремя – пока есть возможность управлять этим процессом и вырабатывать взвешенные решения. Иначе обстоятельства могут сложиться таким образом, что решение придется принимать под тяжестью обстоятельств, когда регионы явочным порядком будут заявлять о расширении своих полномочий.

Руслан Бортник, директор Украинского Института анализа и менеджмента политики:

1. Мы сегодня наблюдаем, как Саакашвили и команда власти шантажируют друг друга. Параллельно идут подковерные переговоры относительно дальнейшего присутствия и модели поведения Саакашвили в Украине. Он со своей стороны пытается нагнетать истерику, угрожая первым лицам государства майданом. В то же время власть одергивает Саакашвили, поднимая вопросы о его возращении в Польшу или экстрадиции в Грузию.

Совсем недавно Михеил Саакашвили обещал «взять Киев» в сентябре. В результате его многократные громкие заявления остались словами. Обошлось брифингом, где звучали традиционные угрозы.

Таким образом Саакашвили «договаривается» с властью об участии в политической жизни Украины. Если договорится, то 17 октября все обойдется очередным брифингом, если нет – ну, пошатает немного ситуацию.

По большому счету, сил для серьезного противостояния у него нет, да и личного рейтинга особо не наблюдается – максимум 2%. Соответственно, поддержка людей незначительная. Бизнес-кругам Саакашвили тоже малоинтересен. И политики вышли на прорыв границы – против Порошенко, а не за Саакашвили. Так что к его заявлениям (о приходе в Киев 17 октября – ред.) следует относиться скептически. Саакашвили не опасен власти. Он и ранее в бытность губернатором угрожал ей. Просто идет игра «Испугайте друг друга». Но пока из этой игры ничего не получится.

2. Я не думаю, что нашу огромную страну возможно поставить под внешнее управление. Это разорвет ее на части, потому как никто никому полностью ничего не отдаст. Разные влиятельные силы пытаются нами по чуть-чуть управлять. Но передать полностью наши ресурсы в одно управление (не суть важно: внутреннее или внешнее) чревато распадом и кризисом не только в Украине, но и по всему евразийскому континенту.

Конечно, у Украины сохраняется возможность для нормального развития, но для этого необходимы прямые выборы. Оптимально честные, ну а по какой системе они пройдут – пропорциональной или смешанной – не суть важно. Система выборов – это всего лишь инструмент их проведения. Для повышения политической ответственности, конечно, актуальны выборы по принципу пропорциональности. Тем более это соответствует Конституции. Нужно чистое управление – или президентское или парламентское – это повысит ответственность власти.

Нынешние политические элиты в основном все внешне зависимы. Нужно избрать более свободных, независимых – хотя бы такого уровня, как Леонид Кучма.

3. Децентрализация должна состоять в передаче полного комплекса экономических и социальных прав на места. Все налоги, которые продуцируют громады, оставить им. Регионы, что побогаче, могут под определенный процент давать взаймы регионам победнее. Также громадам не следует годами ждать подачек от власти. Пусть она не кормит обещаниями, мол, мы дадим субвенции в бюджет, вы, главное, немного подождите. Это должно быть прописано в законе с неукоснительным соблюдением. А на местах пусть сами решают, как субвенциями распорядиться.

На местном уровне должна сохраниться приемлемая региональному менталитету гуманитарная и культурная политика. Это касается, в частности, истории, языка, религиозных убеждений. Если, скажем, во Львове желают молиться Бандере – пусть молятся. Если Харьков выбрал местом своего паломничества памятник местному чекисту или намерены 9 мая ходить парадом – это их воля. Тем более харьковчан можно понять: с оружием в руках за освобождение их города в 1943 году две дивизии НКВД в боях сложили свои головы.

Когда мы увидим толерантное отношение к гуманитарным аспектам, тогда язык, религия, история и т.д. перестанет быть предметом спекуляций. Именно идеологические спекуляции на предмет «какому богу молиться» разрывают страну.

Наталья НЕСТЕРЕНКО

Источник Позиция

Дата публикации: 
12.10.2017 - 14