Пушки говорят, дипломаты молчат. Что происходит с переговорами Украины и России

Воюющие Украина и Россия формально остаются в переговорном процессе, однако после встречи 29 марта в Стамбуле делегации более не садились за общий стол. При этом продолжаются, как заявляют обе стороны, переговоры в узкопрофильных подгруппах.

22 апреля состоялись несколько "длительных разговоров" между главами украинской и российской делегаций - соответственно, председателем парламентской фракции "Слуги народа" Давидом Арахамией и помощником президента РФ Владимиром Мединским, содержание которых остается неизвестным.

Вместе с тем можно констатировать, что Киев и Москва не приближаются к заключению договоренностей и хотя бы перемирия. Спикеры обеих стран предлагают сначала дождаться исхода битвы на востоке Украины, прямо говоря, что победа (или очевидное преимущество) на поле боя позволит говорить с визави с позиции силы и добиваться более выгодных для себя условий соглашения.

Логика понятная, однако нет гарантии, что даже в случае военного неуспеха и та, и другая сторона станет податливее с учетом ставок в этой войне - причем не только ее непосредственных участников, но и групп поддержки. Впрочем, некоторые эксперты говорят, что понимание необходимости компромисса должно скоро прийти, потому что война несет катастрофические последствия для обоих государств. И потому в интересах и Украины, и России ее закончить.

В ситуации разбиралась "Страна".

Противоречие на противоречии

С переговоров между враждующими Киевом и Москвой поступает противоречивая информация. Новые встречи после стамбульского "раунда" 29 марта не проводились. Но, судя по заявлениям сторон и "сливам" в СМИ, стороны продолжают довольно живое общение на уровне подгрупп и глав делегаций. Так, Арахамия и Мединский несколько раз поговорили довольно долго 22 апреля, но о чем - осталось неизвестным.

Как утверждает издание "Медуза", сейчас продолжается обсуждение двух проектов соглашений:

В одном идет речь о нейтралитете и внеблоковости Украины и гарантиях безопасности, которые должны будут предоставить ей несколько стран-гарантов, в том числе сама Россия. 

Другой проект  - о "взаимном уважении культур" с использованием принципа паритета. То есть в случае открытия в Украине какого-то количества русскоязычных школ, в России должно открыться соответствующее число украиноязычных. Впрочем, по данным "Би-би-си", дискуссия по проекту не получила развития.

Также, по данным "Медузы" обсуждаются еще и "послевоенные границы Украины" - некая карта, которая должны быть приложена к мирному договору. Впрочем, официально это ни Украина, ни Россия не подтверждают. В Киеве говорят, что вообще не обсуждают вопрос границ и территориальной целостности страны.

В части гарантий источники "Медузы" признают, что определенности пока мало: механизм предоставления защиты пока в разработке и непонятно, кто же из стран твердо готов взять на себя обязательства гарантировать безопасность Украины.

Как писала "Страна", Киев хочет заполучить аналог статьи 5 Вашингтонского договора НАТО, которая подразумевает принцип "Нападение на одного члена Альянса означает нападение на всех членов".

"Мы хотим получить формульное решение: и возможность прекращения войны, и недопущение подобных войн в будущем. Потому что сегодняшняя ситуация показала, что Украина осталась наедине с экспансионистской империей (то есть Россией - Ред.), вкладывающей очень много денег именно в военные технологии. И если она останется более или менее в том виде, в каком есть, то через год, через два она снова полезет на чью-нибудь территорию", – комментировал Михаил Подоляк в интервью телеканалу "Украина 24".

Но в Киеве признают, что страны, которые он бы хотел видеть в числе гарантов своей безопасности, по-разному оценивают идею украинского руководства, поэтому тому приходится предлагать разные варианты договоренностей, в том числе - исключающие военное вмешательство в конфликт с участием Украины.

По сведениям "Би-би-си", Москва хотела бы сохранить в проекте соглашения возможность блокировать потенциальное применение военной силы против источника агрессии в отношении Украины. Якобы тут есть два подхода для возможной формулы - помощь оказывается или на основании консенсуса в кругу стран-гарантов, или по решению большинства. Первый вариант, конечно, выгоден Москве, ведь даже один голос решает все. Но Киев ожидаемо против. При втором варианте Украине нужно как можно больше дружественных стран в числе гарантов, поэтому, мол, в их число предлагается не самая сильная в военном отношении Польша. И по этой причине Россия хочет включить в список Беларусь. И Минск не против.

Но противоречий на самом деле гораздо больше.

Прежде всего -  в отношении статуса Крыма, Донбасса и территорий, занятых Россией после вторжения 24 февраля. Украина хочет возврата к статус-кво на 23 февраля. Москва не готова отказаться от завоеваний. Также крайне болезнен для Киева вопрос не до конца захваченного Мариуполя. Президент Владимир Зеленский заявил, что уничтожение оставшихся защитников "Азовстали" "поставит точку в переговорах" с Москвой. Еще одной красной линией в этом плане Киев считает "референдумы" о создании новых "республик".

Украинское руководство вообще делает все более жесткие заявления, что связывают с обнаружением фактов массовых убийств мирных жителей, в которых обвиняются российские военные. Прежде всего - в городе Буча под Киевом. На Банковой говорят, что это сильно усложнило переговорный процесс, так как общественное мнение внутри страны стало намного хуже относиться к любым переговорам с РФ.

В России же называют ужасающие картины в Буче "инсценировкой".

Москва утверждает, что украинская делегация часто меняет позицию "по согласованным моментам", делая это якобы под влиянием Вашингтона и Лондона.

Например, Киев якобы дает понять, что не готов отказываться от планов в отношении НАТО. Так было воспринято заявление спикера Верховной Рады Руслана Стефанчука, что из Конституции не будут убирать стратегические цели Украины - европейскую и евроатлантическую интеграцию.

"Что записано в Конституции относительно НАТО, относительно ЕС – это наши перспективные видения на будущее", - заявил Стефанчук.

Политолог, директор Центра политической конъюнктуры Алексей Чеснаков, близкий к бывшему помощнику президента России Владиславу Суркову, назвал в своем Телеграм-канале слова Стефанчука "ударом" по переговорам Киева с Москвой, связав его с приездом в Киев главы Госдепа США Энтони Блинкена и министра обороны США Ллойда Остина.

Вопрос безблоковости и нейтральности Украины, напомним, для Москвы ключевой. 

Однако подозрения Чеснакова можно подвергнуть сомнению. Блинкен и Остин приезжали в Киев 24 апреля, а интервью вышло 25-го, при том что разговор со спикером состоялся явно раньше. 

При этом уже после визита, Блинкен дал понять, что Вашингтон готов принять возможное мирное соглашение Киева с Москвой, в результате которого Украина станет нейтральной страной.

"Если Украина заключит соглашение с Россией об отказе от членства в НАТО для прекращения войны, то США будут уважать это решение", - сказал Блинкен.

Впрочем, говорить, что в Офисе президента Украины (ОП) окончательно победило мнение о необходимости твердо отказаться от НАТО ради окончания войны, рано. 

Собеседник в руководстве одной из оппозиционных фракций уверяет издание, что в ОП на самом деле и не думали хоронить идею членства в Альянсе, как условие для завершения конфликта с Россией.

По всей видимости, в команде Зеленского считают, что есть весомая причина не торопиться ни в этом вопросе, ни в том же переговорном процессе. Эта причина - исход битвы за Донбасс.

Бой решает не все

Украинская сторона говорит, что военные победы позволят Киеву иметь более сильные позиции на переговорах.

"Либо мы, либо они должны получить весомое преимущество на поле боя. Только после этого наши позиции в переговорной группе будут существенно усилены и, конечно, мы получим то, что нужно Украине. Переговорная группа точно не будет работать вопреки тому, что будет происходить на полях сражения", – сказал советник руководителя Офиса главы государства Михаил Подоляк в интервью "Украине 24".

По его словам, в ближайшие недели следует ожидать, как будет разворачиваться ситуация на востоке Украины.

"И если у нас получится еще раз доказать там, что российская армия – это рудимент, бесполезный институт, тогда мы получим прекрасную возможность доказать, что Россия как государство должно прекратить диктовать какие-либо условия в мире", – сказал советник главы ОП.

На военный успех по той же причине надеется и Москва. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что условия потенциального соглашения между Украиной и Россией "будут определяться той стадией военных действий, на которой этот договор станет реальностью".

"Насчет связи ситуации на земле и очертаний гипотетического или, скажем, эвентуального мирного урегулирования, конечно, такая связь существует", - заявил глава МИД России.

О том, что РФ ждет результата своих военных усилий на Донбассе, прежде чем вернуться к переговорам, говорит и Михаил Подоляк: "У Российской Федерации (кто бы что ни говорил) еще достаточно ресурсов, чтобы проводить активные боевые действия на востоке страны. И они хотят одержать определенные тактические победы для того, чтобы показать, что воевать они умеют, чтобы их боялись".

Проблема в том, что военная победа может не оказаться решающим аргументом на переговорах.

Потому что вряд ли она будет носить настолько разгромный характер, что вторая сторона согласится на перемирие. Если, к примеру, России удастся захватить весь Донбасс, то это не будет поводом для Киева пойти на условия Москвы, так как после расширения поставок западного оружия (а особенно после решения Конгресса США о ленд-лизе для Украины) в Киеве надеются переломить с его помощью ход войны.

Или, к примеру, если Украине удастся остановить наступление России на Донбассе или даже отбросить противника на отдельных направлениях, у РФ все равно останется немало ресурсов, чтобы продолжать войну.  

"Ситуация зашла так далеко, что даже военный успех одной стороны не будет воспринят другой как перелом в военной кампании. Даже если Россия захватит Донбасс и пойдет дальше по юго-востоку, это не станет капитуляцией Украины. Даже в таких условиях Киев не согласится на российские ультиматумы. И наоборот: освобождение украинскими войсками сегодня захваченных Россией территорий не станет причиной для Москвы закончить войну. Кремль слишком высоко поднял планку условий для завершения войны в Украине, что не сможет просто отойти назад. Этот расчет связать переговорный процесс с военной ситуацией завел обе стороны в тупик. Они не смогут договориться хоть с победами, хоть без. Прорыва в диалоге ждать не приходится. Возможный выход - это посредничество США и Китая на переговорах и новая попытка найти компромисс", - комментирует изданию политолог Руслан Бортник.

В то же время, по мнению политолога Вадима Карасева, перспектива прийти к мирному соглашению все-таки имеется, так как для обеих сторон война становится войной на истощение.

"Это не будет полноценный мир. Это будет передышка на несколько лет, наподобие той, что Украина получила после кампании 2014-15 годов. Активные боевые действия прекращаются. Стороны переходят в режим холодной войны. Украина может залечивать раны, восстанавливаться и перевооружаться с помощью союзников. Но и России нужно выйти из эскалации. Она не готова к большой мобилизационной войне. Она идет на промежуточный мир, который с помощью пропаганды выдает за какую-никакую победу, и думает, как жить дальше в условиях санкций. Поэтому, несмотря на эскалацию на юго-востоке, думаю, к концу мая стороны должны прийти к перемирию", - прогнозирует эксперт Карасев "Стране".

Аналитические материалы УИП

  • Текущая ситуация в Украине (12 -18 мая 2022 года)
  • Когда закончится война в Украине?
  • Ситуация в Украине: ключевые тренды
  • Ситуация в Украине и мире приближается к определению Новой мировой войны
  • Выборы во Франции: Макрон победил Ле Пен при поддержке 58,5% избирателей
  • Вступление Украины в ЕС.
  • ОБСЕ указала на серьёзнейшие нарушения прав человека в ходе вторжения российских войск в Украину.
  • Предварительные итоги украино-российских переговоров в Стамбуле.
  • Что делать с АР Крым и «ЛДНР»