Путч: советские рецепты для Украины?

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

В конце августа в нашей стране традиционно отмечается День независимости. 24 августа 1991 года Верховная Рада УССР приняла Акт провозглашения независимости Украины. Знаменательному событию предшествовали события в Москве. Тогда, с 18 по 21 августа, в столице СССР произошёл Путч. Группа силовиков попыталась взять власть и остановить развал Советского Союза. Результат оказался прямо противоположным. Переворот провалился и лишь подстегнул распад СССР, сделав его неизбежным. Многие процессы, характерные периоду распада СССР, прослеживаются и в современной Украине, что требует безотлагательного реагирования со стороны государства и политикума.

Советский опыт

В августе 1991 года на улицы Москвы вышли танки. Последнего генсека СССР Михаила Горбачева отстранил от власти «по состоянию здоровья» Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП). Как было сказано в Обращении ГКЧП к советскому народу: «в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества».

Путчисты объявили чрезвычайное положение в стране на полгода. Но путч продлился всего три дня, после чего, не достигну своих целей, он был подавлен. Несколько дней в августе 1991 года в Москве стали спусковым крючком для процесса демонтажа Советского Союза. После 22 августа стало понятно - всё, колосс пал, хотя ещё 17 марта 1991-го граждане СССР проголосовали за сохранение государства (кроме Прибалтики, Армении, Грузии и Молдавии). Пройдёт несколько месяцев и в Беловежской пуще Советский Союз прекратит свое существование как «субъект международного права и геополитической реальности».

Что интересно, для абсолютного большинства жителей СССР Августовский путч прошел фоном. Советский Союз довольно долго шёл к своему концу. Проблемы политические, социальные и экономические всё больше и больше усиливались и в 1991 году привели к краху государства.

В СССР к 1991 году назрело сразу несколько кризисов. Коммунистическая партия десятилетия подавляла всякую политическую оппозицию, что создало жесткую, заскорузлую и неэффективную систему. В ходе перестройки партия лишилась монополии на власть и доверия большинства граждан, на фоне масштабного социально-экономического кризиса, многочисленных этнических и религиозных конфликтов, вспыхнувши в многонациональном и поликультурном обществе.

Схожие процессы происходят в современной Украине. Действующая власть потеряла доверие общества и продолжает существовать в своей виртуальной реальности. Президент, правительство и парламент имеют максимальные антирейтинги среди всех общественных институтов страны.

Одновременно, власть активно борется с оппозицией, применяя весь набор доступных инструментов – от атак на СМИ, заканчивая физической изоляцией лидеров оппозиции и разгромом протестных акций (М. Саакашвили, Н. Савченко и другие). В информационном плане наблюдаются схожая с советской«борьбы с пятой колонны» – клеймленияоппонентов «работой на Запад/Кремль», «игры в патриотизм», раскачивание «гуманитарной проблематики» - история, язык, религия и т.д.

На фоне хаоса в государственном управлении и ослабления государственности в целом, в СССР в 1990-1991 годах проходил парад суверенитетов. Республики одна за другой провозглашали собственную независимость от центра, который уже ничего не мог сделать. Это парад суверенитетов часто проходил и при поддержке внешних игроков (особенно это было характерно Прибалтике). Отколовшиеся территории стремительно меняли государственную идеологию, принципы функционирования государственного аппарата – от противного – искали вешнего военно-политического покровительства.

Крым и Донбасс поставили перед Украиной схожие вызовы территориальной целостности (здесь в ещё большей мере проявляется фактор внешнего влияния). Но риск сепаратизма сохраняется не только на юго-востоке, но и на западе Украины.

В СССР к 1991 года происходил полномасштабный экономический кризис, наблюдалось резкое снижение и так невысокого уровня жизни, росли тарифы, наблюдалась инфляция, активизировалась теневая экономика, росла безработица, сокращалось производства, шла эмиграция наиболее активного населения. Все эти процессы мы наблюдаем и в современной Украине.

Почему путч возможен?

Радикальные украинские партии, как и советские силовики в 1991 году, находятся в сложном положении. В данный момент они при власти, их идеи востребованы у некоторой части общества. При этом их политические рейтинги минимальны, а будущее туманно.

Уровень поддержки Народного фронта, партии «ястребов» украинской политики находится на уровне статистической погрешности. Последние несколько лет он не превышает одного процента. Советские консерваторы образца 1991-го года переживали подобный кризис.

Крупнейшая националистическая партия «Свобода» ещё год назад имела все шансы вернуться в парламент, однако сейчас её рейтинг снизились.

Причина подобных процессов кроется во многом в том, что запрос на националистическую радикальную риторику во многом ушёл в прошлое, общество устает от социально-экономических проблем, а правые неспособны сегодня предложить реальный путь по выводу страны из тупика. Запрос на силовое решение проблемы Донбасса и возвращение под свой контроль Крыма волнует меньшинство граждан Украины. Пусть это меньшинство и активно.

В тоже время для условных представителей украинской «партии войны» и «радикалов» весьма существенны риски того, что после изменения политической конъюнктуры и отстранения нынешних правителей от власти, новая власть начнет уголовное преследование по фактам незаконной деятельности тех, кто под маской патриотизма совершал противозаконные действия. Для них выборы 2019 года – момент истины – быть или не быть, а если быть, то где?

На фоне разочарования в политических партиях наблюдается и обратный процесс. Уровень доверия граждан к общественным институтам, связанным с силовым блоком, существенно выше уровня поддержки политиков. Согласно результатам опроса, проведённого Центром Разумкова в июне этого года, наибольшим доверием в обществе пользуются волонтёрские организации, церковь, вооружённые силы и другие силовые ведомства.

Баланса позитивного и негативного отношения в их адрес традиционно в плюсе. В то время, как баланс позитива и негатива в отношении президента, правительства и парламента резко отрицательный. Если баланс доверия к волонтёрам плюс 44 процента, то к президенту – минус 66,8 процентов.

Что значат вышеприведённые результаты? Значат они то, что «ястребы» с большой долей вероятности проигрывают следующие парламентские выборах, которые состоятся осенью 2019 года. Им на смену придут другие, оппозиционные, партии. Учитывая высокий антирейтинг действующей власти, следующему правительству будет крайне выгодно в электоральном смысле провести масштабную компанию по расследованию преступлений нынешней власти. Поражение на парламентских выборах осенью 2019 года может поставить крест на карьерах и оправить на скамью подсудимых многих из действующих политиков и чиновников. Им бы этого явно не хотелось.

Учитывая высокую популярность в обществе силового блока и опасения потерять власть в результате выборов 2019 года, политики-«ястребы» могут пойти на самые крайние меры для собственного спасения. Ведь для нынешней власти выборы – это огромная угроза, а для оппозиции – возможность. Возможно именно с этой целью в стране активно разыгрывается карта «пятой колонны».

Американский стратег и бывший советник президента США Рональда Рейгана Эдвард Люттвак в своей книге «Государственный переворот. Практическое пособие» пишет, что для успешного переворота необходимо, чтобы среди его лидеров были такие лица как глава МВД, министр обороны, глава спецслужбы. То есть люди, контролирующие силовой ресурс участвующих в перевороте и которые не выступят на стороне действующей власти.
 

Единственное, что может теоретически помешать перевороту, это позиция внешних сил. США и Евросоюз с большой долей вероятности не поддержат переворот радикалов. Общественному мнению на Западе будет очень трудно подать государственный переворот радикалов в качестве демократической смены власти в стране. Помимо невозможности легитимизировать переворот, очевидно, что переворотом могут воспользоваться и другие внешние силы.

Внешние силы

Интересен вопрос не только того, произойдёт ли в Украине переворот. Его вероятность лишь увеличивается ближе к выборам. Не менее интересно и то, что последует вслед за переворотом. Переворот, осуществленный радикалами, может вызвать разрушительные последствия для украинской государственности. Схожие с московскими событиями 1991 года.

 

Государственный переворот в Киеве, осуществленный праворадикалами, может стать поводом и для сугубо внешней интервенции. В украинском медиа-пространстве уже пятый год упорно циркулирует мысль о том, что в случае переворота в Киеве, Россия введёт свои войска и оккупирует Украину. Дескать, в этом случае Украина полностью дискредитирует себя как государство, а приход к власти ультраправых поставит безопасность русских Украины под угрозу.
 

Внешняя интервенция в случае переворота в Киеве возможна не только с Востока. Приход к власти в Украине радикалов объективно ухудшит положение национальных меньшинств, в том числе поляков и венгров. Польша и Венгрия и ранее крайне резко выступали в защиту своих соотечественников в Украине.

В случае националистического путча существует возможность ввода ограниченных контингентов этих стран в районы компактного проживания национальных меньшинств для обеспечения их безопасности. И даже если такие действия будут весьма локальными по своим масштабам, они могут стать прецедентом для дальнейшей цепной реакции.

 

Можно ли избежать?
 

Важным остается вопрос о том, возможно ли как-то избежать переворота радикалов? Переворот не состоится, во-первых, в том случае, если для него не созреют условия. То есть, до тех пор, пока радикалы будут чувствовать себя комфортно во власти, переворот не состоится. Подобный инерционный сценарий возможен в том случае, если правое крыло украинского политикума сможет переформатироваться к грядущим выборам и выдвинуть единую коалицию «ястребов».

 

Такая партия гарантировано проходит в парламент за счёт определённой популярности радикальных идей в украинском обществе. Если партии «ястребов» удастся сохранить свое место во власти после 2019 года, ее члены будут защищены от уголовного преследования, смогут сохранить контроль над административными ресурсами и финансовыми потоками. В этом случае у них не будет повода для осуществления переворота.

 

Данный сценарий зависит от двух крайне значимых переменных: удастся ли радикалам объединиться в одну политическую силу и удастся ли им сохранить свои позиции во власти. Реализация этих возможностей в данный момент неочевидна. А значит встает вопрос о том, возможно ли противодействовать путчу после того, как он состоится?

 

Москвичи в августе 1991 года доказали, что такое возможно. Возле Белого дома правительства РСФСР собрались тысячи россиян, как местных жителей, так и специально приехавших защитить демократию. Среди защитников Белого дома были представители самых разных общественных и политических групп: демократически настроенная молодёжь, студенты, афганцы, анархисты, националисты. Там же были многие известные тогда и в будущем политики, чиновники, бизнесмены, деятели культуры: Ю. Лужков, М. Ходорковский, А. Макаревич, Э. Шеварнадзе, Н. Михалков и многие другие.

В недавнем прошлом, летом 2016 года, схожим образом удалось остановить путч в Турции. Эрдоган сохранил контроль над СМИ, ему остались верна большая часть силовиков. Он обратился к турецкому народу с призывом выйти на улицы и воспрепятствовать путчистам. Кадры того, как возмущенные турки избивают растерянных солдат облетели весь мир.

 

В случае, если украинские радикалы всё же попытаются осуществить государственный переворот, у общества не останется иного выхода кроме как выйти на улицы на защиту демократии. В 2004 и 2013-2014 годах у украинцев уже получалось. Получится ли в третий раз, и рискнут ли украинские правящие круги повторить судьбу СССР, мы узнаем уже очень скоро.
 

Максим Семенов, Руслан Бортник

Русский