Разделяй и властвуй. Как действует самая успешная политтехнология власти

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Больше говорить о том, что разъединяет людей, отвлекая их от неудобных вопросов к руководству страны, является скрытым приемом Администрации президента.

Герой ли Степан Бандера, должен ли русский язык быть вторым государственным, признавать ли воинов УПА ветеранами Второй мировой – последние десять лет, как только у украинцев появлялось слишком много неудобных вопросов к власти, она немедленно вбрасывала в общество подобные темы для дискуссии. И о неудобных вопросах к власти сразу же забывали, бросая все силы и энергию на отстаивание своей точки зрения в битве за единственно верную истину.

В 2018-ом, при росте тарифов, общем снижении материального благополучия, тотальном недовольстве властью и стремительном падении рейтингов руководства страны, обществу снова навязывают дискуссию вокруг тем, не объединяющих, а разъединяющих нацию.

Самые важные темы сегодняшней повестки дня – кто рука Кремля, кто из патриотов наиболее патриотичен, чей патриархат правильнее, разрешать ли голосовать жителям оккупированных территорий и т.д. То есть все, что максимально дробит общество на отдельные враждующие группы.

И этим группам уже некогда задаваться вопросами эффективности действующей власти. Им не до соотношения зарплаты и квартплаты, не до роста цен на продукты, самое главное выяснить, кто из них по-настоящему православный.

В этой ситуации, когда граждане решают между собой, кто прав и назначают друг друга главной проблемой и источником всех бед в стране, власть чувствует себя уютно и защищено.

«Этот сценарий власть использовала всегда, – говорит UA1 Александр Кочетков, более 20 лет занимающийся политтехнологиями. – Только раньше это было спонтанно, а сейчас это реальная политтехнология, разработанная моими коллегами, сотрудничающими с Администрацией президента. Она работает по принципу, чем больше будет раздроблено общество, тем легче остаться при власти».

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник абсолютно уверен, что Банковая сознательно идет на раскол общества. Но в этом у нее есть и свои ситуативные помощники.

«Это целенаправленная политтехнология, у которой есть два источника, – делится он своими наблюдениями с UA1. – Первый – власть, потому что это технология создания конфликтов, а конфликтами в обществе всегда управляет власть. У нее в руках силовые структуры, спецслужбы, информационные возможности, так что начало конфликта и то, как он закончится, определяет власть. Второй источник – радикальные группы, которые таким образом пытаются выделить свое электоральное ядро, максимально изолируя его от других политиков, других точек зрения, чтобы управлять им в своих целях».

Впрочем, не все эксперты видят в четко наметившемся в последнее время расколе общества целенаправленный злой умысел и заказ Администрации президента.

«Это не искусственная заготовка, – уверяет директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик. – Политики – это хвост, которым виляет общество, и они просто следуют настроениям. Да, есть попытка сыграть на этих настроениях, и тогда вытаскивается какая-то тема, и вбрасывается, как было с томосом. Мне, как атеисту, вообще все равно, но меня втягивают в эту дискуссию. Политики пытаются это использовать, чтобы получить политические дивиденды».

Враг номер один

Руководящие сейчас страной люди слишком хорошо осознают всю мощь хорошо организованного гражданского общества с едиными целями и задачами. Именно такое общество смело старую власть и привело их во властные кабинеты.

В 2014-2015 годах инстинкт самосохранения не позволял новым руководителям страны полностью игнорировать общественные запросы – при министерствах начали появляться общественные советы для контроля над их деятельностью, а независимые эксперты из украинских аналитических центров активно разрабатывали стратегию проведения необходимых стране реформ.

Но как только дело дошло до их внедрения, власть почувствовала дискомфорт от чрезмерного внимания и вмешательства в свои дела со стороны гражданского общества. Фактически оно стало основным противником, врагом номер один. Тогда и начался процесс изоляции.

«Примерно с весны 2016 года, когда началось внедрение реформ, гражданское общество стало камнем преткновения для власти, – считает экс-исполнительный директор Фонда «Відродження» Евгений Быстрицкий. – Власть постепенно начала отказываться от активного сотрудничества с гражданским обществом и уединяться».

Итогом этого процесса, по мнению Быстрицкого, стало, в частности, введение е-декларирования для гражданских активистов в качестве мести за необходимость раскрывать свои активы всем пребывающим во власти. А кульминацией стали многочисленные нападения и убийства активистов.

Отгораживание власти с одновременным «закручиванием гаек» в результате привела к катастрофическому падению уровня доверия к руководству страны. Сейчас это один из немногих факторов, объединяющий большинство украинцев независимо от взглядов и политических симпатий. А единения общества, да еще и вокруг такого неприятного для себя момента, власть опасается больше всего.

Соответственно, Администрация президента, как никто другой заинтересована в дроблении слишком активной части населения, способной задавать неприятные вопросы. Поэтому поляризация и радикализация общества целиком в интересах людей на Банковой.

«Самое страшное, что эта технология не только позволяет затушевать какие-то острые моменты, отвлекая разговорами о языке, патриархате или истории. Сейчас все затачивается на то, чтобы это противостояние сохранилось и после выборов, – утверждает Кочетков. – Это открывает возможность проигравшей стороне устроить гражданское противостояние, чтобы не признать итоги выборов и свое поражение. Это очень опасная технология».

Не стать жертвой

Принцип «разделяй и властвуй» в нынешних реалиях действует безотказно, считает Бортник.

«Это эффективная технология, потому что если в начале двухтысячных годов в стране было несколько социальных групп, на которые ориентировались политтехнологи, то теперь мы рассматриваем 10-12, и с каждой по отдельности работаем», – признает он.

В пример Бортник приводит несколько актуальных тем, вокруг которых ломают копья украинцы. В вопросе языковой политики есть те, кто выступает за русский, как второй государственный, те, кто исключительно за украинский, и отстаивающие региональные языки – это уже как минимум три группы.

Тема Донбасса делит украинцев на сторонников войны до победного конца, приверженцев выполнения Минских договоренностей и тех, кто выступает за заморозку конфликта.

«Если мы возьмем любой такой вопрос – церковь, историю, – всюду будут подгруппы. И все они являются продуктом работы политтехнологий», – уверяет Бортник.

Несмотря на это, эксперты считают, что сегодня все же есть действенные механизмы противостоять навязываемой повестке дня и не быть жертвой манипулятивных политтехнологий.

«Нельзя замалчивать проблемные вопросы, – считает Кулик. – В чем была ошибка Кучмы? Он пытался замолчать самые непроговоренные проблемы. Пытался их убрать из СМИ, из академической дискуссии вплоть до того, что запрещали защищать диссертации на эти темы. И от такого ухода от предметной дискуссии мы получили в эпоху Ющенко четкий водораздел, а при Януковиче еще один. Происходило разделение общества, и тогда же приходили политики, которые получали от этого выгоду».

Бортник же предлагает не следовать навязываемой властью повестке дня, а гнуть свою линию.

«Украина, как зеркало, расколота только в одной плоскости – гуманитарной, – объясняет эксперт. – Если мы возьмем социально-экономическую плоскость, то в ней есть только две группы. Одна – это 80-90% людей, которые хотели бы жить намного лучше, и другая, которая уже живет хорошо и ничего не хочет менять. Поэтому самый простой способ – это выход из виртуальной гуманитарной плоскости в реальную социально-экономическую, где общество практически не расколото. Раскола по экономическим вопросам в стране нет».

А Кочетков одним из главных механизмов противодействия политтехнологии разделения общества считает осведомленность.

«Общество должно быть четко информировано об этой ситуации, а кандидат, который побеждает, должен победить с заметным отрывом. Тогда другая сторона просто не будет связываться и рисковать», – предполагает он.

Кулик же по этому поводу настроен более скептично. По его мнению, любая власть всегда будет использовать противоречия в обществе и темы, по которым не достигнуто общее согласие.

«Язык, религия, история, оценка каких-то событий и персон – всегда будет продолжаться использование этих тем, пока не выработан какой-то консенсус. Но к этому не готовы, в первую очередь, в интеллектуальной среде, а потом уже политики».

Дата публикации: 
05.12.2018 - 16