Руслан Бортник: «Дело политологов»: что могут сотворить «горячие головы» Руслан Бортник: «Дело политологов»: что могут сотворить «горячие головы»

В одной из статей на портале «Страна.уа», в которой идет речь о так называемом «Деле политологов», меня там поставили в центр внимания. «Дело политологов» - так прозвали показательные процессы, которые запланированы на осень, в отношении политических экспертов, оппонирующих действующей власти. Этих людей хотят обвинить в госизмене.

Что хотелось бы сказать в свете вышесказанного: то, что печатает «Страна», это, по большому счету, выдумки. Не имею никакого понятия о том, что там творится у власти в головах, но думаю, что нормальная власть и правоохранительные органы, конечно, держат под особым вниманием всех лидеров общественного мнения, в том числе и политологов. А вот что-либо о конкретных делах в отношении политических экспертов и политологов мне неизвестно.

Да, конечно, могут быть показательные процессы, потому что во власти много обиженных на журналистов, на политических экспертов, но как видится мне, такие показательные процессы и задержания в случае с известными людьми имеют не только внутренний, но и международный резонанс, и это только повышает доверие общества к этим людям. Поскольку у власти антидоверие 80%, и если власть кого-то преследует, то эти проценты антидоверия перекатываются на сторону преследуемых людей.

Поэтому мое видение ситуации: до задержания и суда дело не должно дойти, только если какие-то горячие головы в правоохранительных органах могут рискнуть. Есть другой существенный риск — под посредством тех или иных фигур, так называемые списки Медведчука и других, сделать их целями. И в данном случае это ставит их в центр мишени для разного рода радикалов, людей, больных донбасским синдромом и т. д. Об этом должны думать и помнить журналисты, когда они называют ту или иную фамилию.

Что же касается реакции Европейского Союза, то естественно, он будет осуждать, но что-либо острого в отношении украинской власти делать не будет. Это наши внутренние проблемы, это нам с этим жить и разбираться. Единственное, хочу напомнить известную фразу пастора Нимеллера: «Когда пришли за мной, не осталось никого, кто бы заступился за меня». Мы сами, общество, журналисты, эксперты, лидеры общественного мнения — устанавливаем красные линии для власти, и она делает только то, что мы ей позволяем. Не больше и не меньше.

Дата публикации: 
19.08.2017 - 11