Руслан Бортник: выборы для Лукашенко — только первый раунд борьбы за президентский пост

Судьба Белоруссии и в значительной мере стабильность в Восточной Европе зависят от хода протестов, от действий протестующих и власти, считает директор Украинского института политики Руслан Бортник

- Руслан, как вы оценивает прошедшие в Белоруссии выборы главы государства? Можно ли сейчас говорить о победе Александра Лукашенко или, учитывая то, что происходит на улицах, основная борьба еще впереди?

— Оппозиция, безусловно, сделал ставку не на выборы, она понимала, что в электоральном ключе на избирательных участках ей не победить и в силу административного ресурса Лукашенко и в силу объективно более широкой социальной поддержки. Поэтому оппозиция изначально сделала ставку не на выборы, а именно на протесты. На майдан, который оппозиция собирается устраивать, опираясь на активное меньшинство, а не на общее мнение электорального большинства.

Поэтому выборы для Лукашенко — только первый раунд борьбы за президентский пост. В дальнейшем судьба президентского поста, судьба Белоруссии и в значительной мере стабильность в Восточной Европе зависят от хода протестов, от действий протестующих и власти.

- А возможен ли компромисс между противоборствующими лагерями?

— Он возможен, но все же маловероятен в силу того, что белорусский протест пока разношерстен, радикален, у него нет лидера с достаточным авторитетом для переговоров с белорусской властью. Более того, Тихановская оставила страну.

- Может ли Тихановская стать белорусским «Хуаном Гуайдо», если события пойдут по венесуэльскому сценарию?

— В теории да. Но дело в том, что при 80% поддержки Лукашенко делает теоретически невозможными повторные выборы или второй тур. С политической и социальной точки зрения Тихановская может стать президентом Белоруссии только вследствие майдана, силового смещения власти.

Ее параллельное признание со стороны Европейского союза и США уже маловероятно. Имея опыт Венесуэлы, Ирана, Гонконга, многих стран, где цветные технологии не сработали, понимая, что прямая атака, условно говоря, прекращение коммуникации с Лукашенко вытолкнет его в руки России, то есть усилит интеграционные процессы Белоруссии и России, Запад будет умеренно оказывать давление на Лукашенко, но не вычеркивать его из списка, не прекращать с ним коммуникацию, не лишать его власти.

Как вы считаете, какой должна быть или какой будет реакция российского руководства на происходящее в Белоруссии? Особенно после многочисленных антироссийских заявлений и действий Лукашенко.

— Впервые Лукашенко пытается избираться без прямой российской поддержки, и это в белорусской системе было воспринято как знак слабости, как знак того, что Лукашенко как никогда остался наедине со своими проблемами и не может рассчитывать на внешнюю поддержку.

Поэтому Россия будет реагировать исходя из того, как будут развиваться события. Если дело  будет принимать антироссийский оборот, то есть возможен приход к власти откровенно антироссийских политиков по украинскому сценарию, Россия, уже имея опыт Украины, может оказать помощь Лукашенко, даже оказать силовое воздействие в силу того, что это часть Союзного государства.

Пока что Россия будет ограничиваться виртуальной поддержкой Лукашенко, при этом часть российских телеграмм-каналов, связанных с российским истеблишментом, продолжают атаковать Лукашенко.

Пока что это будет формальная поддержка, поздравление с избранием и не более того, позитивный или холодный нейтралитет.

Возможна и третья стадия развития событий, когда Россия может поддержать смену власти в Белоруссии при условии того, что новый белорусский президент будет партнером и другом для России, продолжит интеграционные процессы в рамках Союзного государства. Этот новый белорусский президент не будет антироссийским.

В свое время эта третья модель была реализована в Армении, где тоже прошел майдан, но Россия не вмешивалась, не оказывала давление на стороны из-за того, что не считала Пашиняна антироссийским. Поэтому тут возможен большой набор реакций в зависимости от того, как будут развиваться события в Белоруссии.

Пока что, когда Лукашенко говорит, что справляется самостоятельно, пока не решен кризис с российскими гражданами, так называемыми «членами ЧВК», Россия соблюдает холодный нейтралитет. Но может как прямо поддержать Лукашенко, так и поддержать протестующих, если они выдвинут кандидатуру, которая будет устраивать Россию более, чем Лукашенко.

- А на белорусско-украинские отношения повлияет ли каким-то образом происходящее в стране?

— Частично влияет, некоторая часть белорусской оппозиции имеет связи с Украиной, пыталась работать в Украине. Конечно, украинский майдан влияет на ситуацию в белорусском обществе и в позитиве, и в негативе. Поскольку то, что случилось с Украиной после майдана, властями используется как пример последствий майдана, как пример того, что будет с Белоруссией в случае незаконного смещения власти.

 

Белорусско-украинские отношения сегодня находятся в неоднозначной ситуации. С одной стороны, был разговор Зеленского и Лукашенко, во время которого они договорились встретиться в октябре, несмотря на то что Лукашенко был не переизбран еще.

С другой стороны, было заявление президента Украины о том, что необходимо договариваться, нельзя применять насилие, которое белорусская оппозиция оценила как поддержку протестной деятельности. Кроме того, Белоруссия является одним из ключевых торговых партнеров Украины и переговорной площадкой для Донбасса. Эти важные функции могут быть потеряны, и для Украины дестабилизация Белоруссии — на самом деле большой риск и проблема.

Читать далее: https://ukraina.ru/interview/20200811/1028519664.html

Дата публикации: 
11.08.2020 - 18