Самооценка «политологов»: успехи и разочарования политического сезона в персоналиях

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Все мы знаем рейтинги украинских политиков. С ними можно соглашаться или нет, но их уже предостаточно. Однако пока никто не замерял персональный бренд самих политологов и политтехнологов, особенно в формате антирейтингов. На минуточку – людей, формирующих общественное мнение в Украине.

Мне такой «социальный эксперимент» показался очень интересным и своевременным – очередные выборы на носу. Особенно, если подойти к проблеме с точки зрения коммерческого PR и бизнес-подходом в оценке (KPI). Наш образ - это наш информационный продукт, со своими преимуществами и недостатками. Если вы того же мнения, то предлагаю ознакомиться в моем блоге с результатами авторского спецпроекта «Самооценка политологов и политтехнологов 2019», который провели ToShoNado Agency и издание Marker.ua.

 

О проекте или Проблема «облико морале»

Проблема оценки политологов и политтехнологов существует. В конце концов, даже сами эти понятия всеми трактуются по-разному. Мы решили замахнуться на этот комплекс проблем на стыке политологии и социологии простым экспресс-опросом на определение брендов самих политологов и политтехнологов.

Задать волнующие вопросы мы решили самим же политологам и политтехнологам – кто как не они должны быть «в теме». За себя, естественно, голосовать было нельзя, опрос анонимный и без вариантов ответов – респонденты должны были сами предлагать персон. Опрос длился 2 недели до 15 мая.

Организаторами спецпроекта «Самооценка 2019» выступили ToShoNado.Agency, с которым я сотрудничаю с декабря (отвечаю за направления крупного бизнеса и политического PR) и харьковская редакция интернет-издания Marker.ua.

Главная прикладная задача: составить список из сотни политологов, политэкспертов, консультантов, технологов и прочих комментаторов, которые имеют хоть какой-то публичный вес в Украине. Этот список станет основой глобального открытого рейтинга, который проведем по итогу парламентских выборов. Но даже столь небольшое исследование, которое я опишу далее, дало массу интересной информации к размышлению.

Президентская кампания показала насколько важен в информационную эпоху образ как нематериальный актив. Причем не только для политиков, но и для экспертов, формирующих информационный фон и толкующих закрытые процессы для широкой аудитории, своего рода «посредников» между народом и властью. И оценить их можно только путем опросов, которые мало кто в Украине делал. Почему? Потому что у этого процесса есть масса чисто прикладных проблем.

Ключевая проблема, с которой мы столкнулись, это формулировки. Например, «политолог» - это кто и чем занимается? Фактически, каждый в Украине понимает его роль по-своему. Для одних «политолог» это сугубо академический ученый, для других – любой, кто обсуждает политику в прямом эфире как «эксперт». Истина, естественно, где-то посредине. Вот только как ее лаконично оформить, чтобы все поняли о ком речь?

Мы из этой ситуации вышли, разделив всех специалистов на теоретиков (политологи-ученые, политические эксперты, просто комментаторы) и практиков (политтехнологи, консультанты политсил), а потом попросили этих специалистов ответить на 5 вопросов, которые соответствуют рубрикам рейтинга и антирейтинга.

Были и другие проблемы, причем иногда весьма комичные. Так, некоторые участники опроса настаивали на изменении правил опроса в свою пользу. Например, ученые требовали делать рейтинг только об ученых (то есть о них), т.к. остальные «недостойны звания политолога». В то же время люди без научной степени, но публичные и активные, утверждали, что академические ученые никому не интересны, потому в любых подобных рейтингах им делать нечего.

Примечательно, что некоторые респонденты вписывали свое имя в рубрике самых популярных (т.е. сознательно нарушали правила) или даже пытались «испортить бюллетень», внося в анкету шутки либо оскорбления к отдельным политикам.

Мы не можем сказать кто именно это был, так как все анкеты анонимные, но подобное поведение само по себе очень показательно: если люди, относящие себя к экспертам, допускают мелкое хулиганство в опросах, то что можно ожидать от политиков и рядовых украинцев? Впрочем, перейдем к результатам.

«Самый популярный политолог/эксперт» или «Наши взгляды диаметрально противоположны»

Первой рубрикой в контексте «теоретиков» стал Топ-5 «Самых популярных политологов/политических экспертов». Она же стала наиболее неоднозначной т.к. получила максимальный разброс результатов и минимальный отрыв лидеров друг от друга (1-2 голоса).

Важное уточнение: нам нужно было узнать не просто персону, чьи слова чаще всего цитируют СМИ, а кого специалисты воспринимают (!) самым популярным среди своих коллег. В итоге почти одинаковое количество упоминаний получили Владимир Фесенко, Руслан Бортник и Тарас Березовец. В Топ-5 попали также Вадим Карасев и Владимир Цыбулько. Не в топе, но вплотную к группе лидеров приблизились Павел Нусс и Тарас Черновол с отставанием в 1 голос.

Также в этой рубрике чаще всего встречается ответ «трудно сказать» или прочерк. Мы можем сделать вывод, что однозначного публичного лидера, которого коллеги воспринимают как «суперзвезду», в среде специалистов-теоретиков нет. Каждый политолог и эксперт в первую очередь индивидуалист и к чужому авторитету прислушиваться не склонен.

Второй важный вывод – респонденты опроса хоть и профессионалы, но, как и «простые смертные», склонны к субъективным предпочтениям. Проще говоря, предпочитают знакомиться с мнением только тех, чья позиция совпадает с их мировоззрением. Таким образом формируя вокруг себя «информационную теплую ванну», где им максимально комфортно и с ними всегда согласны.

Они ходят на дружественные каналы, дают комментарии лояльным СМИ, общаются в Фейсбуке со своими единомышленниками, игнорируя мнение оппонентов, и т.д. В итоге формируются стереотипы вокруг тех или иных персоналий, которые воспринимаются лидерами в идеологически близких социальных группах.

Например, участники опроса, считающие лидером рейтинга Тараса Березовца (близкий к Петру Порошенко), указывали «разочарованием сезона» оппозиционного к БПП Вадима Карасева. И наоборот – «поклонники» Карасева главным «аутсайдером» называли все того же Березовца. Как там было у Остапа Бендера: «Наши взгляды диаметрально противоположны».

Получается, в Украине на сегодняшний день нет единого профессионального сообщества – оно сегментировано так же, как и политическая сфера в целом. И разделено оно все по той же линии власть/оппозиция или, если хотите, аудиторию NewsOne и «Прямого». Это может вредить объективности выводов специалистов с наиболее выраженными политическими предпочтениями или антипатиями.

«Самый эффективный политический эксперт/политолог»

Мы попросили указать в анкете имя того специалиста, чьи прогнозы, по мнению респондента, чаще всего оказываются верными, а выводы наиболее объективны. Фактически, мы предложили аудитории выбрать «самого профессионального профессионала». Вернее, кого респонденты таковым воспринимают.

Логично было бы увидеть все тот же Топ-5, что и в разделе «самых популярных» теоретиков, ведь популярным должен быть тот политолог, который чаще всего оказывается прав. Разве нет? Оказывается, нет. Топ-5 по «профессионализму» выглядит следующим образом: Руслан Бортник, Петр Олещук, Константин Бондаренко, Павел Нусс и Тарас Черновол. Ближе всего к ним Тарас Березовец и Владимир Цыбулько (отставание в 1 голос).

Безусловно, наш опрос это «средняя температура по палате» и результат его субъективен. На размах мы и не претендовали – для этого будет глобальный опрос позднее. Однако мы видим, что пятерка лидеров сменилась в сравнении с предыдущей рубрикой. За исключением Руслана Бортника, вышедшего тут на первую позицию.

Следовательно, профессиональное сообщество склонно разделять «популярных» и «эффективных» специалистов. Лишь отдельные специалисты, которые пытаются сохранять нейтралитет, оказываются вверху рейтинга и вне антирейтинга, но зато воспринимаются менее популярными среди коллег.

«Самый эффективный политтехнолог/консультант»

Переходим к рейтингу практиков. Безусловно, одни и те же специалисты могут выполнять обе функции и потому присутствуют и в «теоретическом», и в «практическом» блоке. Но все же это разные роли, а значит и иное восприятие профессиональных качеств, что мы учли в рейтинге.

Этот вопрос казался нам наиболее сложным с точки зрения определения критериев, потому что политтехнологи не публичны. Однако на практике он вызвал меньше всего проблем у респондентов, если исходить их количества «испорченных» анкет (всего 2). Мы попросили оценить эффективность политтехнологов исходя из их KPI – соотношения результата на выборах их заказчиков к доступным ресурсам – финансам и медиа. Такой себе бизнес-подход. Естественно, реальные бюджеты и цели никто не разглашает, что делает трудным реальный замер KPI, но мы ведь оцениваем кого как воспринимают – это проще.

Итог в этом блоке закономерен: безоговорочным лидером стал Дмитрий Разумков (2/3 всех голосов), советник новоизбранного президента Владимира Зеленского. Действительно, если его кандидат с первой попытки стал президентом, то кого как не его считать самым эффективным практиком?

Остальные участники Топ-5 оказались менее очевидными: Игорь Грынив, Дмитрий Джангиров, все тот же Тарас Березовец и Павел Нусс. Также близко к лидерам оказались Тарас Черновол и Владимир Цыбулько, которые себя в нише политтехнологов обычно не позиционируют, но их коллеги, видимо, считают иначе.

Антирейтинг: «Разочарование сезона»

Ранее антирейтинги делали только в отношении политиков и чиновников, а вот политологов и политтехнологов никогда так не сравнивали. Мы решили исправить эту ситуацию. Как и ранее, мы оцениваем теоретиков и практиков отдельно, что формирует два параллельных топа.

В первом случае мы попросили указать персону, чьи прогнозы, по мнению респондента, реже всего соответствуют действительности, заполитизированы или необъективны. Во втором – KPI какого политтехнолога наименьший, с учетом результатов его клиентов и доступных ресурсов (то есть ресурсов много, а результат слабый).

Топ-5 «разочарований» среди «теоретиков» – политологов, экспертов, комментаторов – выглядит так: Александр Палий, Виктор Уколов, Тарас Березовец, Вадим Карасев и Михаил Погребинский.

А вот Топ-5 антирейтинга среди политтехнологов, консультантов и прочих «практиков»: Тарас Березовец, Игорь Грынив, Сергей Гайдай, Вадим Карасев, Дмитрий Раимов.

Отметим, что мы видим тут все то же разделение профессионального сообщества на провластную и оппозиционную часть. Итоги опроса в этом блоке говорят скорее о политических предпочтениях респондентов, нежели о реальных неудачах/успехах указанных персон. Спецпроект «Самооценка» это не про объективность – это про стереотипы. И в данном случае это проявилось очень наглядно.

В лидерах нашего антирейтинга сторонники Петра Порошенко, что логично т.к. он разгромно проиграл второй тур президентских выборов. Тем не менее, сам его выход во второй тур «через голову» Юлии Тимошенко можно оценить как победу PR-отдела БПП (ныне ЕС). Так же, как и высокий результат консультантов Бойко или Смешко (если, конечно, его еще кто-то консультировал кроме Гордона).

Мы не ставили задачу оскорбить своим антирейтингом – у каждого из названных аудиторией специалистов есть свои достижения и провалы. Но мы хотели замерить именно восприятие тех или иных персон коллегами – их персональный бренд. И нам это удалось.

Вывод

Мы видим, чем активнее специалист участвует в различных ток-шоу, выступает на определенных каналах, дискутирует с оппонентами, проявляет свою политическую позицию – тем выше узнаваемость его бренда, но выше и антирейтинг. Любовь и ненависть аудитории идут рука об руку, не всегда коррелируя с реальными достижениями.

Как видим, небольшой социальный эксперимент Marker.ua и ToShoNado.Agency дал много пищи для размышлений, показал проблемы построения персональных брендов украинских политологов и политтехнологов, а также вновь заставил задуматься о разделении украинского общества.

Полноценный открытый рейтинг политических специалистов представим осенью, когда можно будет оценить успехи топ-100 специалистов в рамках парламентской кампании.

Русский