Стратегическая стабильность: о переговорах Д. Байдена и В. Путина

Ключевой термин, о чем будут говорить Байден и Путин – это стратегическая стабильность. Или прежде всего обеспечение открытого потока товаров и услуг.

Контроль вооружениями, иранская ядерная программа, противодействие ковиду, борьба с мировым терроризмом и т.д. – это темы, которые будут подыматься для публики. Но закулисно в этой стратегической стабильности будет выстраиваться баланс и решаться какие экономические зоны, проекты, и направления останутся за Россией, какая будет её доля прибыли в акционерном капитале нового мира. Какое будет влияние России на международные формальные и неформальные политические и экономические системы.

В отличии от националиста Трампа, Байден глобалист. Главная его задача обеспечение функционирования открытых глобальных рынков. В то время как Трамп создавал кризисы для инвестиций для капиталов, производства товаров и услуг. И условно говоря, сохранять те стены, которые выстроил Трамп в отношении и России в том числе, глобалист Байден не будет. Он будет делать все для разрядки ситуации, чтобы Россия, её капитал и её рынки были частью западных финансовых систем. Возможно, это будет означает отмену или «канализацию» новых санкций против России.

На первый план выходят абсолютно другие методы глобального регулирования и управления - Байден и его команда будут регулировать потоками капиталов и технологий. Где-то будет более дешёвый, а где-то более дорогой капитал, разная норма прибыли, и, соответственно, уровень жизни. Фактически будет выстраиваться модель, которая была во время Обамы. При этом (гео) политическая составляющая деятельности Байдена будет отыгрывать вспомогательную роль.

И тут нет места для жесткой конфронтации. В отличии от России, у США с Китаем есть конкуренция. Россия не является экономическим конкурентом. Китай потенциально конкурент и политически и главное, что экономически. Китай взращивает свои транснациональные государственные компании, которые составляют конкуренцию.

Но конкуренция с Китаем не будет предусматривать глобальных конфликтов и изоляции. Будет иметь место гибридное противостояние в разных регионах и на разных уровнях, капитала, технологий, производства и всего остального.

Модель этой конкуренции буден гибридной, и прямого столкновения национализмов, столкновения грубого локального протекционизма, возможно, больше и не будет.

Договорённости по Украине.

В переговорах Байдена и Путина, Украина - не интересный вопрос из-за своей бесперспективности. Любые стратегические договорённости требуют опасных и дестабилизирующих политических виражей со стороны США, РФ и самой Украины. Украина интересна В. Путину только потому, что осенью в России выборы в Госдуму и патриотизм будет одним из нарративов избирательной кампании «Единой России». Поэтому В. Путин не может не говорить об Украине. Но обе стороны понимают, что вопрос пока что неразрешим. Минский процесс «в коме» и может находиться в этом состоянии ещё очень долго.

Более двух месяцев ходили слухи о возможной встрече В. Путина и В. Зеленского и этим занимался формат Ермак -Козак. Но встреча Зеленского и Путина вряд ли состоится. Скорее возможны телефонные переговоры.

По сути, в переговорах много экономических вопросов. С этой точки зрения формат Ермак -Козак рабочий, он даёт результат. С точки зрения общественного, сам по себе этот формат ничего не способен решить. Так же и Минский процесс продолжит функционировать как алгоритм, но смогут ли договориться стороны чтобы загрузить туда единые смыслы и получить единый продукт, пока большой вопрос.

Это не означает, что договорённости по Украине невозможны. Они возможны на тактическом уровне - деэскалация без политического решения.

Но пока сама украинская элита и украинский народ не созреют к ситуации, когда он сам спокойно, бесконфликтно и беспроблемно для мирового капитала воспримет мирный план урегулирования, никто ничего навязывать сюда в ближайшее время не будет.

И для России, и для Запада реализовать какой-то мирный план по Украине всегда будет дорого и проблемно, если это не будет поддерживать украинское общество.

После встречи Путина- Байдена вероятна встреча «нормандской четвёрки». Но все стороны будут склонны имитировать готовность к мирному процессу. Тем более в преддверии открытия рынка земли и массового захода иностранных или офшорных капиталов в Украину. Этот год, скорее всего, будет одним из наиболее стабильных в Украине. Возможно, только под конец года или к осени качнут ситуацию, если возникнет кризис между Путином и Байденом.

 

В том числе, будет обсуждаться вопрос «Северного потока-2».

«Северный поток – 2» на Украине воспринимается как «зрада» теми людьми, кто банально не может понять, что строит его не Россия, а Европа и Россия. Изначально и в значительной мере – это инициатива Германии, которая хочет стать газовым «хабом». Россия просто предоставляет эту возможность и помогает Германии в протягивании этого проекта.

Строительство уже второго газопровода – это всегда инициатива Европы.

И таким образом каждый раз Европейские страны очередной раз показывают роль и место Украины на политической карте Европы.

Если бы Украину видели частью европейского мира, скорее всего в этих газопроводах не было бы никакой нужды. В Украине есть чудесная газовая система, которую можно будет купить по дешёвке, если в будущем страна стала бы частью Европейского Союза.

Но Европа вкладывать десятки миллиардов долларов в строительство новых газопроводов. Это означает, что на европейской политической карте Украины нет. И не планируется в будущем в ближайшие 20-30 лет, пока будут функционировать эти газопроводы.

И «Северный поток- 1» и «Северный поток- 2» - это абсолютно провальный тест на зрелость украинских политических элит и рациональность украинского общества, которые не смогли вовремя понять, что Украина в отношениях между Западом и Востоком часто просто «поле для игры» или «переходной приз». И в глазах Европы и России наша страна – это серая зона, периферия или фронтир, куда вкладываться, инвестироваться или встраивать её в любую из систем нет смысла.

То, что нас обходят инфраструктурные потоки, лишний раз подтверждает, что Украине отвели роль серой зоны между востоком и западом. Где будет нестабильность и низкий уровень жизни, где периодически будет происходить гибридное противостояние разных режимов власти и олигархических групп.

Такое место просчитывают для Украины все наши «друзья» и геополитические игроки.

 

Руслан Бортник, директор УИП
 

Спасибо за разговор и возможность собрать мысли Руслану Бизяеву, на чьем эфире и прозвучало большинство высказанных тезисов.

Дата публикации: 
14.06.2021 - 12