"Султан против царя"

Украинский Институт анализа и менеджмента политики продолжает цикл переводов аналитических материалов Центра изучения Европейской политики (CEPS, г. Брюссель, Бельгия). В новом материале европейские аналитики анализируют параллели становления власти президентов Турции и России, возможное развитие турецко-российского конфликта на сирийском фронте.

Реджеп Тайип Эрдоган, который уже долгое время при власти,считается наиболее влиятельным турецким лидером, со времён Мустафы Кемаля Ататюрка, который установил Турецкую Республику в 1923 году. Со своей партией, которая называется «Партия справедливости и развития» (ПСР), Эрдоган находится у власти с 2003 года , сначала в качестве премьер-министра, и теперь в качестве президента. ПСР прошла в своей истории период роста, во время которого Турция восстановила свое участие в экономической, политической и военной жизни бывших османских провинций Леванта и Месопотамии. 

Регулярное использование Эрдоганом исторических упоминаний, например при реализации такой мечты Османской эпохи, как соединение азиатских и европейских берегов Босфора под землей, ​​или приравнивание противников партии ПСРк тем, кто выступал против султанов, показывает его желание создать прямую связь между Османской империей и ПСР. Личные усилия президента, направленные на месть за смерть императора, являются непримиримыми формами исторического ревизионизма в попытке консолидировать власть. Его призывы «сплотиться вокруг флага», чтобы сохранить стабильность в стране, очень схожи с методами , которые использовал султан Абдулхамид II для осуществления самодержавного контроля над распавшейся империей.

За своим года у власти, Эрдоган подчинил себе военных (что было необходимо), политизировал судебные и правоохранительные органы, заставил молчать свободную прессу, подавил его бывшего, но все более важного партнера- движение Гюлена, отсёк многочисленные обвинения его сторонников в коррупции и произвёл чистку умеренных членов партии .Президент Эрдоган не стоит выше турецкой политики, как предписывает конституция, но пробивает свой путь через систему, преодолевая любые препятствия.

Турецкий президент не просто превращает государственные законы в законы правителя. За последнее десятилетие он смог сломать вековые убеждения турков, приветствуя суннитскую исламскую идентичность страны и настаивая на культурных правах"этнических турков».

Угодливый авторитаризм Эрдогана базирующееся на согласии большинства умение проницательно истолковывать всё более и более несвободные и несправедливые выборы–кардинально разделяет турецкое общество на два разных полюса, и может привести к тому, что предупреждения о том, что президент приведёт страну к гражданской войне, теперь могут частично стать реальностью.

В попытке избежать выигрыша курдской Народно-демократической партии(HDP) в предстоящих в 2015-м году всеобщих выборах, и для получения своей выгоды в соперничестве между НДР и Курдской рабочей партией (КРП), Эрдоган эффективно переориентировал свои силы с войны против «курдских террористов» на войну на территории Сирии и Ирака на юго-востоке Турции.
Эрдоган имеет много общего с Владимиром Путиным. На самом деле, он уже давно восхваляет президента России, вероятно, потому, что он видит карьеру Путина в качестве настольной книги ,либо же учебника о том, как «управлять» демократией и при этом заменять её националистической автократией с консервативными корнями.
Должность Путина на посту директора ФСБ, наследника КГБ, на должность премьер-министра в 1999 году совпала с началом второй чеченской войны. Именно в качестве президента России Путин установил прямой федеральный контроль над Чечнёй в 2000 году. Российские войска оставались активным в «анти-террористической операции» до победы, которая была оглашена в 2009 году.

Владимир Путин доминирует в российской политике на протяжении более 15 лет. За это время бывший оперативник КГБ раздавил все независимые центры власти и построил персональное мафиозное государство. Путин намерен повторно установить былое положение «Матери России» как крупной могущественной державы на международной арене. В своей агрессивной модели исторического ревизионизма Путин возвращается к царской России, которая не только построила Санкт-Петербург, но и победила Наполеона и вырвала Крым от османов, после многочисленных военных столкновений. Его знаменитая речь 18 марта 2014 года была разработана, дабы оправдать то, что Кремль считает своей исторической ошибкой то, что после распада Советского Союза Россия передала Крым Украине. Объявив конец терпению Москвы в пост-холодной войне, он поклялся защищать интересы Россиив Украине и, более того, интересы православных людей русского мира от Западных посягательств.

В другом аспекте, эксплуатируя русскую православную церковь, Путин использует лидеров церкви дабы благословить свою военную интервенцию в Сирии в качестве «священной войны». Путин использовал это прикрытие , чтобы сохранить единственно-оставшуюся российскую военную базу на Ближнем Востоке (в Латакии, Важный район для Башара аль-Асада) и повышения роли России на международной арене. Военные самолеты России уже атковали умеренные сирийских силы, борющиеся с режимом Асада, также, как и на чеченских боевиков, борющихся с аль-Нусра и другими радикальными группами. Таким образом, Путин спасает своего «подзащитного» в Дамаске и, используя его прямой доступ к Асаду, позиционирует себя влиятельным человеком в мирном дипломатическом процессе Сирии.

И Султан Эрдоган и Царь Путин взбираются и карабкаются, чтобы спасти остатки былого хрупкого политического порядка, которые возникли в Леванте и Месопотамии, после кончины имперских предшественников этих стран. Тем не менее, они преследуют противоречивые интересы и стратегии, и это очень ухудшает российско-турецкие отношения. Турция оказывает помощь противникам Асада, в том числе и джихадистам, таким как аль-Нусра, и через свои прозрачные границы иностранные боевики нашли способ, чтобы присоединиться к ISIS. Для Анкары приоритетными в Сирии и Ираке являются вопросы предотвращения создания курдами автономного региона, который в будущем сможет спровоцировать ответную негативную реакцию их «собратьев» в Турции.

Отношения между Анкарой и Москвой испортились в результате в Российской аннексии Крыма в 2014 году и преследовании Россией крымских татар, которые имеют исторические связи с Турцией. Напряженность возросла тогда, когда военные самолеты России вступили в бой в Сирии в сентябре 2015 года и погрузли в воздушном пространстве Турции, чтобы бомбить туркменские позиции в северной Сирии. Когда турецкий истребитель сбил российский военный самолет над сирийско-турецкой границей в ноябре, к итак многогранной войне в Сирии было добавлено новое измерение. Президент Эрдоган не медлил с заявлением , что именно он отдал приказ стрелять.
В то время как прямые столкновения между Россией и Турцией до сих пор возглавляются дипломатами этих стран, взаимовыгодная экономическая взаимозависимость между двумя странами была разорвана после того как Путин пообещал «серьезные последствия» в ответ на решение Эрдогана.

Ввиду своих лидерских стилей и внутренних рычагов власти, Путин и Эрдоган, могут так же перенести напряженность конфликта в скрытую арену и провернуть войну через их региональных союзников. Все это говорит о том, что новая российско-турецкая вражда, может не просто продолжится, но даже ухудшиться, особенно если она расширится в восточном Средиземноморье, на Балканах, в Черноморском регионе или Центральной Азии. К сожалению, эта война протекает и будет протекать в соответствии с образцом многовекового противостояния между османскими султанами и русскими царями.

Стивен Блогменс,

старший научный сотрудник и руководитель блока внешней политики ЕС в CEPS.