"Так можно арестовать полстраны". Почему Тимофея Нагорного обвиняют в госизмене

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Как писали «Вести», продюсер и волонтер Тимофей Нагорный уже несколько дней находится в СИЗО СБУ по подозрению в государственной измене. В ведомстве пока никаких подробностей не разглашают. Но, как стало известно, дело против бывшего мужа олимпийской чемпионки Лилии Подкопаевой возбудили по заявлению гражданина РФ, осужденного там за мошенничество. Политологи и юристы говорят, что по статье «Государственная измена» удобно расправляться с бизнесменами и общественными деятелями, поскольку она очень размыта.

 

«Искали портрет Путина»

Напомним, 2 октября руководителя Фонда волонтеров Украины 48-летнего Тимофея Нагорного задержали сотрудники СБУ и поместили в ведомственный изолятор. Только после того как тревогу забили друзья волонтера, в СБУ подтвердили задержание Нагорного. «Следственный отдел Главного управления СБУ в Киеве и области осуществляет досудебное следствие в уголовном производстве по признакам государственной измены и мошенничества, то есть преступлений, предусмотренных ст. 111 «Государственная измена» и ст. 190 «Мошенничество» Уголовного кодекса Украины», — завила пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская.

Как следует из предъявленного подозрения, уголовное дело Нагорного основывается на показаниях гражданина РФ Алексея Дашутина, который обвинил Нагорного в госизмене и мошенничестве, так как якобы Нагорный у него вымогал энную сумму денег. Сам Дашутин в 2014 году был приговорен судом РФ к четырем годам колонии общего режима за махинации с имуществом Минобороны РФ на 350 млн руб. До этого он руководил открытым акционерным обществом «Военно-строительное управление Москвы» (ВСУМ) и строил военные объекты. Но в колонию осужденный не поехал, а сбежал в Украину.

Как рассказал на суде сам Нагорный, Дашутин появился в его жизни два года назад с предложением помогать спортивной гимнастике: «Я ему сделал встречу в Конча-Заспе на олимпийской базе со спортсменами, с олимпийскими чемпионами. Он, оказывается, хотел, чтобы ему помогали, а не гимнастике. Ему нужен был повод со мной познакомиться. Через год он приехал и сказал, что хочет помогать плаванию. Я ему снова организовал встречу с олимпийскими чемпионами по плаванию, в том числе с Яной Клочковой. Он сказал, что готов помогать, вкладывать деньги в волонтерское и общественное движение, только, мол, помогите мне решить мои сложные задачи. Я считаю, что человек, который осужден за мошенничество, вел себя некорректно и неправдиво, и после его каких-то доказательств обвинять меня в госизмене и предъявлять такие обвинения — кощунственно».

Более того, как заявил подозреваемый, он никогда и никем не был завербован и может это доказать на полиграфе. «Я никогда не сотрудничал ни со спецслужбами России, ни с другими. После того как я две недели назад заявил о своей активной политической деятельности, начали фабриковать это дело», — сообщил Нагорный. По словам журналиста Романа Реведжука, у Нагорного были президентские амбиции.

 


Как сообщил Нагорный, придя с обыском в его съемную квартиру, сотрудники СБУ «пытались посмотреть, нет ли у меня портрета Путина». «Я их завел, так они там такое устроили… Слава Богу, не подкинули оружие и наркотики», — заявил Нагорный.

Адвокат Екатерина Войтенко, которая защищает в суде Нагорного, дело клиента не комментирует. «Еще рано делать какие-либо выводы», — сказала она «Вестям». В Фонде волонтеров Украины уверены: Тимофей Нагорный в скором времени выйдет на свободу. «Нагорный никогда не был никому угоден. Нас все хотели подкупить, но ни у кого ничего не получалось. Мы не брали деньги ни у кого из украинских политических деятелей, и они искали зацепку, как отомстить. Но они не понимают того, что, арестовав Нагорного, они ничего не добьются. На его место придут другие, такие же, как он», — отметил в комментарии «Вестям» вице-президент Фонда волонтеров Украины Денис Гай.

«По этой статье можно арестовать половину украинцев»

По мнению бывшего сотрудника силовых структур, данное дело очень похоже на запугивание с целью вымогательства. «Для силовиков это обычная практика: задержать, запугать, получить откат, отпустить и спустить дело на тормозах», — рассказывает «Вестям» полковник МВД на условиях анонимности и отмечает, если через фонд проходили крупные суммы, то могли найтись те, кто заинтересован сделать его карманным или же вообще «отжать».

Политологи считают, что сегодня очень удобно применять сталинское клише — «изменник Родины», так как это позволяет бизнесменов, общественных деятелей закрывать по статьям, которые не предусматривают выход под залог. «А это значит, что человек остается заложником спецслужб, и они могут творить что угодно. А поскольку культурные и экономические связи с Россией у нас только растут, с учетом коммуникации с гражданами РФ, у нас можно по этой статье закрывать процентов пятьдесят украинцев смело. Мы стоим на пороге репрессий, когда это станет массовым явлениям, и мне кажется, что по этим статьям нас ожидает еще масса неприятных сюрпризов, потому что люди, которые захвачены по этим статьям, будут выигрывать Европейский суд по правам человека и взыскивать с Украины миллионные суммы компенсации», — сказал «Вестям» политолог Руслан Бортник.

Как подчеркивает юрист Сергей Зайцев, статья по госизмене практически недоказуема, она оценочна и к тому же не применима к людям, не принимавшим присягу. По словам юриста, она объяснима в применении к чиновникам и военным, но не к гражданским лицам. В то же время в 2017 году правоохранительные органы возбудили 97 уголовных производств против военных по ст. 111 («Госизмена») УК Украины и закрыли восемь подобных дел. В 2016 году в Украине возбудили 134 производства по ст. «Госизмена» в отношении военнослужащих, в 2015-м — 89, в 2014-м — 67.

Дата публикации: 
10.10.2018 - 11