Украинская автокефалия - шаг к каноническому единству или только к унии с Римом?

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version

Епископ Симеон Лукач был канонизирован Украинской Греко Католической Церковью как священномученик за то, что не предал свою церковь под репрессиями 1940-1960 гг. Однако, похоже, что глава УГКЦ Святослав Шевчук совсем не против, если православные украинцы оставят свою церковь и перейдут в унию в ходе инициированной государством заварухи с автокефалией.

На праздновании 125-летия со дня рождения священномученика Симеона Лукача, подпольного греко-католического епископа, пострадавшего от коммунистов, 28 апреля глава УГКЦ Святослав Шевчук говорил о единстве христиан и значимости УГКЦ.

"В последние недели так много говорилось о необходимости единения христиан. Кто-то даже хочет создавать единую поместную Церковь. Но вот вопрос: откуда это единство может взяться, кто его опора, какой замысел о единстве Церкви оставил нам, христианам третьего тысячелетия, сам Иисус Христос? И блаженный священномученик дает нам ответ. Опорой, флагом, служителем единства Церкви Христовой является не президент, и не патриарх, а преемник апостола Петра - Папа Римский" – заявил Верховный Архиепископ УГКЦ Святослав.

С.Шевчук не впервые касается вопроса Единой поместной православной церкви (ЕППЦ): его он также обсуждал с послом США в Украине Мари Йованович и, возможно, некоторыми представителями Ватикана.

Во всех этих случаях глава УГКЦ подчёркивает, что УГКЦ не вмешивается в процесс создания ЕППЦ, но при этом выражает поддержку этому проекту, цитируя экуменическую концепцию УГКЦ. Архиепископ Святослав называет ЕППЦ важным шагом к воссоединению "церквей Владимирова Крещения", а затем и к православно-катлолическому единству. При этом из речи С. Шевчука от 28 апреля становится понятно, что никакого другого единства кроме как под властью Папы Римского он не видит.

Однако сейчас говорить об объединении Украины под сенью Римского престола слишком рано. УГКЦ даже не самая многочисленная церковь в стране. Она сосредоточена в трех западных регионах страны (Львов, Тернополь и Ивано-Франковск), а попытки продвинуться на восток за последние три года оказались малоуспешными.

 

 

В ходе Майдана униаты стали влиятельной политической силой, которая способна вывести националистическю молодежь на улицы. Сейчас члены УГКЦ составляют значительную долю в Верховной Раде, также возглавляемой униатом, и даже П.А. Порошенко, будучи православным, вынужден причащаться в УГКЦ с самого начала своего президентского срока. Таким образом, греко-католики получили хорошую возможность представить себя в качестве главной патриотической конфессии Украины, которая способна противопоставить что-то кремлевской пропаганде, принести мир в поляризованное общество, помочь беженцам и нуждающимся в охваченном войной Донбассе, укрепить связи с Западом через греко-католическую диаспору и влияние Ватикана.

 

 

Однако это план не сработал. Гуманитарная деятельность и патриотические лозунги не приводят к вере атеистов и не убеждают православных принять Филиокве и папскую непогрешимость. Храмы, которые УГКЦ открывала в Одессе и других регионах, где исторически униатов никогда не было, не окупают себя и финансируются архиепископией.

Сейчас греко-католикам слишком рано думать об их конечной цели – приведении стран бывшего СССР и всего православного мира под власть Ватикана. По крайней мере, они понимают, что при их жизни этого достичь невозможно. Однако есть то, что униаты могут сделать уже сечас.

Возможная автокефалия ЕППЦ породит множество конфликтов среди православных – не только между Украинской Православной Церковью (Московского Патриархата) и новой автокефальной церковью, создаваемой государством из бывших раскольников, но и между самими автокефалистами, которые будут бороться за место Патриарха и епархии ЕППЦ. Многие канонически непризнанные общины отколятся и последуют по пути т.н. «Харьковско-Полтавской епархия УАПЦ (о)» Игоря Исиченко, изгнанного из УАПЦ и после периода изоляции нашедшего прибежище в УГКЦ. Таким образом, униаты увеличат свою численность.

Кроме того, на фоне создания в Украине признанного Константинополем православного патриархата УГКЦ будет легче требовать такого же статуса и для себя. Патриархат – это давняя мечта греко-католиков, которой они безуспешно добиваются от Ватикана со времен Иосифа Слипого. Во внутренних документах и на официальном сайте УГКЦ Святослава Шевчука давно уже именуют патриархом. И, само собой разумеется, перспектива иметь в Украине лишь две католические архиепископии (римо-католическую и греко-католическую) рядом с православным патриархатом Ватикан совсем не обрадует.

Как сообщают люди, осведомленные о внутренней "кухне" УГКЦ, работа по вопросу греко-католического патриархата в последнее время значительно активизировалась. Они усиливают давление на Ватикан, призывая не упустить уникальный шанс поглотить православных раскольников, которые будут появляться накануне и после ожидаемого провозглашения автокефалии. Кто знает, представится ли еще такая удобная возможность закрепиться на православном востоке Украины.

 

Надежда Базук - фриланс-журналист,

окончила Харьковский национальный экономический университет,

индивидуальный предприниматель

Bishop Symeon Lukach was canonized by the Ukrainian Greek Catholic Church as Hieromartyr for not betraying his Church under Communist repressions of the late 1940s – early 1960s. But the Head of the UGCC Sviatoslav Shevchuk seems to be fine if Orthodox Ukrainians will leave their Church for Unia during the state-sponsored mess over Ukrainian autocephaly.

At a celebration of the 125th anniversary of Hieromartyr Symeon Lukach on April 28, the Head of the Ukrainian Greek Catholic Church Sviatoslav Shevchuk spoke about the unity of Christians and the significance of the UGCC today.

“So many have recently been talking about the unity of Christians. Someone even wants to create the One Local Church. But the question is - where do you get that unity? What idea of the unity of the Church left us Christians, Jesus Christ himself, of the third millennium? The Blessed Lukach gives us an answer: “The banner of the Church is not the president, not another patriarch, but the heir to the apostle Peter - the Holy Father, the Pope", – the UGCC Major Archbishop Sviatoslav said.

It wasn't the first time His Beatitude Sviatoslav spoke on the issue of the One Local Orthodox Church of Ukraine which has been on top of the national agenda since mid-April. He also discussed this topic with US Ambasador to Ukraine Marie Yovanovitch on April 17 and probably with some Vatican officials.

As is known, President of Ukraine Petro Poroshenko, Verkhovna Rada and some Ukrainian Orthodox hierarchs appealed to Ecumenical Patriarch Bartholomew for granting independence (autocephaly) to the Orthodox Church of Ukraine which is now divided into three denominations, mostly because of political and historical reasons. Two of these denominations, the Ukrainian Orthodox Church – Kyivan Patriarchate and the Ukrainian Autocephalous Orthodox Church, are unrecognized by the Eastern Orthodox world and referred to as non-canonical and schismatic. The State authorities argue that having an independent Orthodox Church recognized by the Patriarch Bartholomew of Constantinople will help to end the schism since the UOC-KP and UAOC will be able to merge and thus to join the Orthodox World.

In all his recent speeches, Sviatoslav Shevchuk stressed out that his Church doesn't interfere in this process. However, having cited the Ecumenical Concept of the UGCC, its Major Archbishop Sviatoslav clearly supported the creation of the One Ukrainian Church as an important step towards the reunion of the "Churches of Volodymyr the Great’s Baptism" and then towards the global Catholic-Orthodox Christian unity. And the UGCC Primate's speech at the 125th birth anniversary of Bishop Symeon Lukach shows what kind of unity they mean: the one inevitably lead by Pope.

However, by now the fulfillment of the "Fatima prophecy" seems to be unreal. The UGCC is still a minor denomination in Ukraine: its flock is concentrated only in three western regions: Lviv, Ternopil and Ivano-Frankivsk. And their attempts to spread Unia in the messy eastern regions proved not to be successful.

 

 

Uniates became an important political force during the Maidan protests, bringing their nationalist youth to the streets. Now its members are in Parliament, and even President Poroshenko, an Orthodox Christian believer, takes communion only in the UGCC since the very inauguration. That's why it was an excellent opportunity for the UGCC to present themselves as a leading patriotic confession in Ukraine which can bring peace and unity to the polarized society, help refugees and the needy in the war-torn Donbass region, put something against the Kremlin's propaganda, connect Ukraine with the West through the mainly Greek Catholic diaspora and the Vatican's political influence.

 

 

However, this plan hasn't worked. Humanitarian activity and patriotic slogans didn't evangelize atheists or convince Orthodox believers to accept Filioque and Papal infallibility. New temples of the UGCC that opened in Odessa and other regions historically not accustomed to the Unia fail to be self-sustaining and depend on the financial assistance from the Major Archeparchy.

That's why it's too early for Ukrainian Greek Catholics to think of their ultimate goal – bringing former Soviet states and then all the Orthodox World under the rule of the Vatican. At least, they see it's not an accomplishable mission of their lifetime. But there is something they can achieve by supporting the Ukrainian autocephaly right now.

The would-be autocephaly will open the way to lots of conflicts among the Orthodox, not only between the canonical Ukrainian Orthodox Church (Moscow Patriarchate) and state-supported new autocephalous Church made up of the former schismatics, but also among the hierarchs of the latter who will struggle for the Patriarchal throne and eparchies. A lot of schismatic hierarchs will split off and follow the path of the UAOC (renovated) Archbishop Ihor (Isichenko) of Kharkiv and Poltava who was expelled from the UAOC and after a period of isolation seems to have joined the UGCC. Thus, Uniates will increase their numbers.

And then, facing the creation of an Orthodox Patriarchate in Ukraine it will be easier for the UGCC to demand the patriarchal status for themselves. Patriarchate is a long-nurtured dream of Ukrainian Greek Catholics who have asked the Vatican to elevate their status for decades since the time of Josyf Slipyj, but with no success. Supreme Archbishop of Kyiv and Galicia has long been referred to as Patriarch at the UGCC website, in internal documents and the Ukrainian media. And it stands to reason that the prospect of having an Orthodox Patriarchate in Ukraine while there are only two Catholic Archdioceses (Roman Catholic and Greek Catholic ones) will be highly undesirable for the Vatican.

Those in the know of internal UGCC’s affairs admit that the work on the issue of Greek Catholic Patriarchate has intensified recently. They step up pressure on the Vatican urging it not to miss the unique chance to absorb Orthodox splinters that will appear in the run-up to the would-be autocephaly, and especially after it is granted. Who knows whether such good opportunity to gain a foothold in Eastern Ukaine will ever occur again.

 

 

Русский