Возвращение G8: Запад не оставляет Украине выбора в отношениях с Россией

Во вторник, 20 августа, президент США Трамп принял предложение президента Франции Макрона пригласить Россию на саммит G7 в 2020 году в США. Ожидается, что Трамп поднимет этот вопрос на саммите G7 24-25 августа в Биаррице. Издание Украина.ру решило выяснить у экспертов России и Украины, что они думают по этому поводу

Американский и французский президенты в ходе телефонного разговора во вторник согласились, что Россию следует пригласить на саммит «Большой семерки» в следующем году.

Ранее Трамп заявлял, что не будет возражать против возврата России и возобновления формата G8.

Путь из G8 в G7… и обратно?

Сейчас существует формат «Большая семёрка» (G7) — международный клуб, объединяющий Великобританию, Германию, Италию, Канаду, США, Францию и Японию.

Формат «Большой восьмёрки», с Россией, существовал с 1998 года. В 2014 году он сократился до G7, когда на фоне событий в Крыму участники клуба приняли решение не ехать на очередной саммит в Сочи, а собрались без России в Брюсселе. Западные страны обвинили РФ во вмешательстве в дела Украины и ввели санкции.

Москва приняла ответные меры, неоднократно отвергала все обвинения и заявляла, что разговаривать с ней на языке санкций контрпродуктивно.

Макрон по-русски

В понедельник, 19 августа, состоялась встреча президента РФ Владимира Путина с Макроном, в ходе которой Путин назвал полезными любые контакты со странами «Большой семерки» и не исключил возобновления формата G8.

На уточняющий вопрос журналистов о том, планируется ли в ходе переговоров поднимать эту тему, Путин сказал, что не ставит себе это «как самоцель».

В свою очередь Макрон связывает возвращение к формату «Большой восьмерки» с урегулированием кризиса на Украине.

«Ясно, что возвращение к G8, а также возвращение к абсолютно нормализованным отношениям (России — ред.) с Евросоюзом предполагает урегулирование украинского вопроса. Это обязательное условие», — сказал Макрон журналистам перед встречей с Путиным.

Макрон высказался за создание новой архитектуры европейской безопасности совместно с Россией, а после встречи с Путиным написал пост на русском языке, где назвал Россию «глубоко европейским государством».

Украинский вопрос — неразрешим

Украина в эпоху президента Порошенко позиционировала себя как страна, которая противостоит «дикой азиатской орде» — России, защищает Европу от её нашествия. США и Европа Украину поддерживали — деньгами, оружием, заявлениями.

Однако ситуация становится другой. Насколько изменилось отношение «коллективного Запада» к России, какую роль в этих отношениях играет «украинский вопрос» и чего теперь ждать Киеву? На эти вопросы изданию Украина.ру ответили украинские и российские политические эксперты.   

Предложение пригласить Россию может свидетельствовать о нарастании усталости от противостояния с Россией, о готовности если не закрыть страницу, то хотя бы отложить в сторону книгу, которую читали последние пять лет. Такую метафору приводит политолог, директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

«Это в какой-то мере может означать, что западные лидеры играют в определенную игру с Россией. Сегодня от России требуют определенных уступок в экономике, по Ближнему Востоку, по ракетным договорам, по транспортировке энергоносителей. Взамен ей предлагают участие в виртуальном клубе «Большой восьмерки», которое не решает никаких проблем и не даёт никаких преимуществ», — заявил эксперт.  

По его словам, наличие или отсутствие России в G8 глобально ничего не меняет.

«Конечно, если Россия вернется, и Трамп пригласит ее на следующую встречу в США многими оппонентами России, в том числе и на Украине, это будет воспринято крайне болезненно», — отметил политолог.

В то же время «украинский вопрос» был одним из ключевых на встрече Путина с Макроном, напомнил Бортник.

«Сегодня украинский вопрос для участников этого процесса является неразрешимым. Если вопрос долго остается неразрешимым, его откладывают в сторону. В фокусе сегодня Ближний Восток, ракетные соглашения, транзит российских энергоносителей», — обрисовал ситуацию эксперт.

Непримиримыми остались Британия и Канада

Запад посчитал свои финансово-экономические интересы и пришёл к очевидному выводу, что дружить и торговать гораздо выгоднее, чем ссориться и вводить санкции, которые бьют, в том числе, по собственному производителю. Такое мнение у политолога, доктора политических наук Александра Семченко.

«Это, в принципе, закономерно. Два или три дня примерно об этом говорил Макрон. Осталось еще несколько лидеров. У итальянцев позиция по отношению к России лояльная, у немцев — более-менее, непримиримыми остаются только британцы и канадцы», — перечислил эксперт.

Он уверен, что это абсолютно правильный ход.

«Но сколько уже раз Трамп говорил о необходимости потепления отношений с Россией, его били по рукам в Конгрессе, в том числе в самой Республиканской партии, и он давал заднюю, причём по принципу «шаг вперед, два шага назад», к еще большему охлаждению и санкциям.

Поэтому давайте дождемся реальных действий. Потому что заявления Трампа обычно приводили к действиям, прямо противоположным тому, что он заявлял», — сообщил Семченко.  

«Сигнал для украинских политических игроков»

Постепенно происходит восстановление России в парламентских объединениях — например, в Парламентской ассамблее Европы, где российскую делегацию полноценно восстановили, отмечает российский политолог Дмитрий Абзалов.

Сейчас даже притом, что основная часть экономических вопросов решается на G20, G8 является важным инструментом и индикатором восстановления отношений, говорит эксперт.

«В рамках встречи Путина и Макрона обсуждалась возможность снятия санкций, соответственно, первыми шагами к этому может стать восстановление РФ в политических структурах. Пока что никто не выдвигал РФ политические требования, например, признания наличия своих войск на Донбассе. Поэтому, возвращение на тех же правах, на каких уходили, является элементом восстановления отношений», — уверен Абзалов.

Он считает, что это сигнал для некоторых важных украинских политических игроков.

«Он [сигнал] заключается в том, что Франция и США, да и Европа устали от ситуации с Украиной, устали от противостояния с Москвой. Украина как основной раздражитель в этой ситуации очень сильно начинает мешать. Так что вся эта солидарность начинает разваливаться. Единой позиции у Европейского союза по этому вопросу сейчас нет», — сообщил политолог.

 

Предвыборный Трамп

Следующий саммит G7 будет проходить в США за несколько месяцев до выборов там президента. В интересах Трампа получить как можно больше положительных сигналов, которые будут работать на его переизбрание, говорит политолог, экс-глава Совмина ЛНР Марат Баширов.

Он говорит, что история с Россией может быть важным посланием для избирателей, что они что-то еще получат в результате разрешения международных конфликтов.

«Пока произнесена только буква «а»: они сказали, что готовы к возвращению России в G7, но непонятно, в каком формате. Она будет гостем или участником? Пока это не обозначается. Это первая часть истории.

Вторая часть: мы обязательно услышим условия, которые России будут выдвинуты. Если они заявят, что РФ должна будет чем-то поступиться, то позицию Путина мы знаем. Он говорил: «не мы инициировали эти санкции, не мы должны просить их снять, и мы не будем просить их снять… Мы теряем, вы теряете. Но у нас самые большие золотовалютные резервы, мы уверенно себя чувствуем». Если возникнет такая ситуация, то Путин откажется, скажет, что Россия не будет поступаться государственными интересами», — прогнозирует политолог.

«Усталость от украинской проблемы»

Киев по-прежнему будет позиционировать себя как «последний форпост Европы», ведь противостояние имеет гибридные формы, говорит Руслан Бортник. Но для новой украинской власти завершение конфликта в Донбассе — это достижение, а для старой власти завершение конфликта означало бы поражение, добавил он.

«На Украине остаётся достаточно сильной партия, которая выступает за продолжение конфликта и военное решение ситуации в Донбассе», — подчеркнул эксперт.

Прежняя риторика в украинском истеблишменте сохраняется, но со стороны Запада она будет менее востребована, уверен Александр Семченко. Украина сама по себе никакой ценности не представляла: она использоваться как инструмент, чтобы добиться от России от уступок.

 

«Ведущие страны мира демонстрируют усталость от украинской проблемы. Для решения проблем Донбасса все шаги прописаны: прекратить стрелять, развести войска, предпринять некие политические шаги, закон об особом статусе и закон об амнистии», — перечислил политолог.

Последние заявления Меркель и Макрона на встречах с Путиным и Зеленским показывают, что риторика меняется. Украинский вопрос частично, если не наполовину был связан с тем, что США боролись за газовый рынок в Европе, говорит Марат Баширов. Политика Америки была направлена против строительства «Северного потока-2».

«Сегодня мы видим, что проект так или иначе будет введён в строй, знаем про «Южный поток». Южная Европа закачена газом. «Газпром» также создал большие резервы. В этих условиях конкуренция сжиженного газа из США, которые могут поставлять только его, становится бесперспективной. Работа Польши по этому направлению имеет ограниченный характер. Кроме того, РФ может также поставлять этот вид топлива, имея более короткое плечо доставки», — заявил Баширов.  

«Очень многое зависит от встречи Зеленский—Трамп»

Пока что ключи от Украины находятся не в руках Вашингтона, а непосредственно в Киеве, уверен Дмитрий Абзалов. Всё зависит от Зеленского: есть договоренности в Париже, они предполагают определенные схемы действий, их нужно придерживаться.

«Если их придерживаться — ситуация будет стабилизироваться. Речь идёт о разведении, речь идёт о Вышинском, о моряках — всё это обговаривается. Кроме того, необходимо переходить на работу с собственными проблемами, а не на работу с проблемами Кремля. В целом, очень многое будет зависеть от встречи Трампа и Зеленского, а также от полноценного визита в Вашингтон. Ему придется достаточно серьезно выбирать между демократами и республиканцами, именно по линии Байдена», — сказал политолог.

По его словам, максимум поддержки, которую Украина сможет получить, — это дежурные слова, высказывания о Крыме, о «Северном потоке» и так далее.

«Европейский союз будет постепенно дистанцироваться, в ближайшее время включить Украину в свой состав он физически не сможет. Необходимо будет либо налаживать отношения с новыми игроками, типа Турции, Египта, Израиля, либо выстраивать отношения со старыми партнерами, но как-то развивать свою экономику без ориентировки на них.

 

Тем более что у Трампа будут выборы и ему будет не до этого, а в Европейском союзе своя проблема с Брекзитом.

Так что кроме вербальных сигналов, сомневаюсь, что будут какие-то действия, тем более с элементами давления», — подытожил Абзалов.  

«Решить украинский кризис может только украинская сторона»

В ближайшее время все будут ждать реальных шагов Зеленского, считает Марат Баширов. Путин уже обозначил, что для проведения встреч в «нормандском формате» нужно предоставить особый статус Донбассу и амнистию его жителям.

«Если Зеленский в течение осенней сессии Рады, которую он полностью контролирует, проведёт [решения по Донбассу], то встреча состоится. Будут какие-то подвижки, возможно, будет снята блокада, которую Россия для Украины по многим группам товаров ввела», — сказал Баширов.

Сегодня развязать украинский кризис может только украинская сторона, только новый президент после формирования парламента и правительства, считает Руслан Бортник.

«Если он хочет существенные подвижки в части мирного урегулирования, продемонстрирует практичные инициативы. Без этого "нормандский формат" не способен будет что-либо изменить», — заявил эксперт.

 

Время от времени на Украину будут давить, прогнозирует Александр Семченко.

«Тем более у Порошенко был аргумент, что он не мог найти управу на Верховную Раду, потому что я не контролирую ее полностью, моя фракция 120-130 депутатов, часть из которых ведет независимую политику, то у Зеленского такого аргумента в принципе не будет.

Плюс, партия «За жизнь» говорит о том, что ради мира в Донбассе они готовы идти на союз с Зеленским, чтобы получить конституционное большинство, и принять решения для урегулирования на конституционном уровне. Я не думаю, что он будет это делать. Но Запад должен отреагировать на это адекватно», — сказал политолог.

Дата публикации: 
22.08.2019 - 16