Встреча Порошенко с Трампом, санкции и переименование АТО

Версия для печатиВерсия для печатиPDF versionPDF version
Встреча Порошенко с Трампом, санкции и переименование АТО

Визит президента Украины и содержательные переговоры в США стали необходимостью для команды Д.Трампа. А санкционный фактор уже не выполняет прежнюю роль во внутриполитической борьбе в США.
20 июня исполнится 5 месяцев со дня вступления Д.Трампа в полномочия президента. За это время он провёл встречи, переговоры с руководителями и министрами многих стран.
14 июня появилась информация о возможности полноценного визита президента Украины в США уже 19 июня. Потом её подтвердил министр иностранных дел П.Климкин. Хотя он несколько месяцев анонсировал скорую встречу П.Порошенко и Д.Трампа, но этого не произошло, в это раз всё по-другому. Потому что у команды Д.Трампа  возникла потребность не  просто во встрече двух президентов, а в полноценном визите с полноценными двусторонними переговорами. Возможны некоторые незначительные изменения по дате, но сам визит П.Порошенко будет место в июне.
Для Украины полноценные двусторонние переговоры во время официального визита - гораздо лучше и весомее, чем просто эпизодическая протокольная встреча на каком-то форуме.

Антироссийские санкции, их роль и новые мотивы.
Может ли что-то помешать визиту? Да, но вероятность этого низкая. Потому что есть определенные признаки подготовки к такой встрече. Кроме того, она имеет смысл для администрации Д.Трамп в контексте подготовки к российско-американской встрече на высшем уровне, а также с точки зрения внутриполитической борьбы в самих США.
Что могло сработать против двусторонней американской встречи на высшем уровне? Например, через последняя попытка двухпартийной антитрамповской  оппозиции ввести какие-то новые санкции против России назло Трампу. То, что в Украине называют «двухпартийной поддержкой», в контексте внутриполитической борьбы в США является «двухпартийным раздражителем» для нынешнего президента. При этом, украинская тема и для администрации Трампа, и для его политических оппонентов является частью российской темы. То есть, украинская проблематика является частью политики США в отношении  России.
Но похоже, что очередной политический удар новыми санкциями от «двухпартийного раздражителя» уже не разозлит Д.Трампа так, что тот назло этом «двухпартийному раздражителю» передумает встречаться с П.Порошенко в ближайшее время.
Да, 97 из 100 сенаторов поддержали новый закон об ужесточении российских санкций. Но при внимательном рассмотрении оказывается, что ситуации на Донбассе это не касается. Вмешательство в выборы необходимо доказать, и по этому поводу в США сейчас проводятся слушания, расследования и т. п. Санкции против России за сотрудничество с Б.Асадом и Ираном не являются серьёзным раздражителем для Д.Трампа.
Более того, появились новые смыслы в пользу встречи Порошенко и Трампа 19 июня (или в близкие к этому даты), которые позволяют команде президента США переиграть «двухпартийную фронду».
Например, встреча с украинским президентом П.Порошенко является инструментом, чтобы частично нивелировать российскую тему как главный инструмент, с помощью которого «двухпартийная фронда» наносит удар по Д.Трамп и его команде. В определенной степени это некий «шаг навстречу» тем сенаторам, которые поучительным тоном обратились к Трампу в мае, чтобы тот встретился с украинским президентом до встречи с российским президентом. У оппонентов будет меньше оснований упрекать Д.Трампа его предстоящей встречей с Путиным. То есть, встреча с П.Порошенко выглядит как технологический шаг по созданию определенного фона для российско-американской встречи на высшем уровне и, возможно, для появления по ее результатам каких-то двусторонних договоренностей.
Высока вероятность, что, заявив о подготовке визита президента Украины в США, администрация Трампа добилась выгодного для себя «смягчения» позиции оппонентов по новому санкционному закону. Да и 97 голосов в поддержку этого закона выглядят как «связывание рук» «двухпартийной фронде» посредством того, что лояльные к Трампу сенаторы обменяли свои голоса на изменение ряда формулировок. Так что голосование по новому санкционному закону выглядит как «ничья», полученная за счёт частичного перехвата инициативы командой президента. 
Но что более важно, что весь этот громкий смысл от санкционных законов успех инициировавшей их «двухпартийной фронды» развеются, если расследования по вмешательству, контактам не принесут результатов, а Минск-2 будет реализован.
Это создаёт для команды Трампа важную мотивацию, чтобы добиться урегулирования конфликта на востоке Украины, а таким образом одержать ещё одну победу над «двухпартийной фрондой» и снять «донбасские» санкции, которые являются более существенным по своему содержанию, чем «крымские», «сирийские», «иранские» и т. п. 
Вероятно, что «двухпартийная поддержка» (то есть «двухпартийная фронда») своими системными ударами с помощью российской темы и санкционных законов открыли команде Трампа путь к давлению на руководство Украины, если это потребуется для реализации Минска-2.

Что готовят ко встрече в США и в Украине?
Так, находясь на Донбассе 14 июня президент Порошенко акцентировал внимание на подготовке концепции реинтеграции ОРДЛО на основе Минских соглашений. «По моему поручению был разработан проект законодательного акта, который называется «О реинтеграции оккупированных территорий Донбасса Украины». Он охватывает целый ряд мероприятий и шагов, которые надо будет осуществить для обеспечения реинтеграции, для определения правового режима».
Однозначно, что в США П.Порошенко прибудет с неким новым (или обновленным) видением украинской власти относительно того, как решить конфликт на Донбассе.
14 июля некоторые интересные моменты обозначил и госсекретарь Р.Тиллерсон во время заседания комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса США.
Например: «Вполне возможно, что правительства Украины и России смогут прийти к удовлетворяющему их решению через какие-то другие механизмы, не через Минск, но при этом цели Минских договоренностей будут достигнуты».
Или такой вариант перевода: «Вполне вероятно, что правительство Украины и правительство России могли бы прийти к решению, которое удовлетворило бы всех через другую схему, чем Минские договоренности, которая взамен позволила бы достичь целей Минска, которых мы стремимся».
Также Р.Тиллерсон по поводу возможности снятия или ослабления антироссийских санкций до выполнения Минских соглашений отметил: «Я думаю, что важно, чтобы у нас было достаточно гибкости для того, чтобы достичь целей Минского соглашения».
Он высказался против введения Соединенными Штатами единолично более жестких санкций против РФ, если этого не сделают другие западные государства. «Односторонние санкции не так эффективны, как многосторонние. И один из вызовов, которые стоят передо мной, если мы думаем о дополнительных санкциях, — это как подвести наших союзников к одной позиции с нами, чтобы они взяли на себя такую же ответственность… Мы можем предпринять односторонние действия, но если мы предпримем их в одиночестве и мы получим мало поддержки со стороны других, то они будут в некоторой степени неполными».
Таким образом, существенных новых санкций не будет, а «донбасские санкции» отменят после достижения целей Минска-2.
И похоже, что у администрации Д.Трамп уже есть определенное видение пути, алгоритма, механизмов урегулирования на Донбассе, которое она предложит украинскому руководству. Тема Крыма будет присутствовать лишь в формате обмена мнениями.

Чего ожидать?
По программе визита. Вероятно, что сначала будет встреча президента П.Порошенко с госсекретарем Р.Тиллерсоном, на которой будут обсуждаться, согласовываться определенные идеи, позиции. После этого будет собственно встреча президентов.
По содержанию. Администрация Трампа предложит П.Порошенко пакетное соглашение по урегулированию конфликта на Донбассе течение 2017-2018 годов. Вполне возможно, что упомянутый президентом Украины проект по реинтеграции является предложением к такому пакетному соглашению.
В таком пакете было бы целесообразным и логичным наличие вопросов, связанных с гарантиями безопасности и финансово-экономической помощи для Украины.
Кроме того, может быть вопрос досрочных выборов Верховной Рады. Ведь именно её, а не президента Порошенко Россия называла много раз и президенту Обаме, и президенту Трампу в качестве одного из главных препятствий для реализации Минска-2. Собственно, у США у самих были безуспешные попытки уговорить Раду, предпринятые персонально бывшим вице-президентом Д.Байденом и бывшим помощником госсекретаря В.Нуланд.
Для президента П.Порошенко нынешний состав украинского парламента является препятствием для существования постоянного эффективного диалога с президентом Трампом, по отношению к которому многие народные депутаты высказали свою неприязнь и недоброжелательность еще во время избирательной кампании. Кстати, не только Россия и сепаратисты, но и этот состав Рады мешают П.Порошенко выполнить одно из его главных предвыборных обещаний - завершить войну.
Организационно. «Нормандский формат» никуда не исчезнет. Трехсторонняя контактная группа также останется, но ее работа может быть скорректирована.

Позиция президента по поводу замены АТО на что-либо другое.
П.Порошенко четко высказался против такого изменения. И это - гораздо более честная с политической точки зрения позиция, чем позиция секретаря СНБО Турчинова. Конечно, на Донбассе - де-факто война. Однако, президент не пытается придумывать что-то такое, чего нет в природе и в международном праве, как это время от времени делают некоторые деятели ради манипулирования теми патриотами, которые им доверяют.
Что же касается идеи А.Турчинова, то это выглядит как некий «дрейф» в сторону тех определений, о которых говорит Россия. Кроме того, возникает несколько «любопытных» аспектов: нет антитеррористической операции - нет террористов, нет войны - нет врагов, а с каким врагом тогда воюем? ... Если нет войны, то тем более нет и оккупации ... И что в этом контексте значит тезис о необходимости законодательного признания оккупированными территорий ОРДЛО после завершения АТО? ...

Владимир Воля

Дата публикации: 
16.06.2017 - 12