Задавить и переубедить: что происходит в Беларуси и что может быть дальше

В конце октября вышел срок ультиматума белорусской оппозиции, которым ее представители призывали президента страны Александра Лукашенко сложить полномочия. Впоследствии в стране была объявлена всенародная забастовка, но и она оказалась безуспешной. В целом, ситуация в Беларуси не изменилась: жители страны, которые не согласны с победой Лукашенко на президентских выборах 9 августа, все так же выходят на митинги, а власть и силовики после небольшого затишья снова пытаются остановить протесты силой.

На фоне происходящего руководство страны анонсировало подготовку конституционных изменений, обещанных еще в 2019 году. Впрочем, по мнению экспертов, о реальной политической реформе пока речь не идет. Delo.ua разбиралось в том, что сейчас происходит в охваченной протестами Беларуси и как могут развиваться события дальше.

Почему власть Беларуси снова действует жестко

По данным белорусского издания Наша Ніва, по состоянию на 22 ноября количество задержанных за время протестов в Беларуси превысило 30 тысяч человек. Наиболее массовые задержания в стране произошли в последние недели: только за два дня, 8 и 15 ноября, правоохранители схватили несколько тысяч человек. Кроме того, белорусские журналисты и оппозиционные Telegram-каналы снова сообщают о беспрецедентно жестоких действиях силовиков по отношению к протестующим. По мнению Директора Украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, сейчас белорусская власть почувствовала, что протесты идут на спад и что их можно подавить силой, не опасаясь спровоцировать этим более масштабные акции.

При этом, как объясняет эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра "Украинский институт будущего" Игар Тышкевичизменился еще и алгоритм действий власти. В частности, сейчас все большему количеству задержанных вменяют не административные правонарушения, а уголовные. И если в первом случае, после уплаты штрафа или прохождения административного ареста, люди снова выходили на акции протеста, то те, кто теперь оказываются в статусе подозреваемых, опасаются того, что, выйдя из дома, они окажутся в СИЗО, объясняет эксперт. Также отдельно происходят задержания тех людей, которые работают в информационном поле оппонентов Лукашенко, например, администрируют оппозиционные каналы в Telegram. Задержание таких людей, помимо прочего, означает и то, что читатели каналов на какое-то время теряют доступ к информации и оказываются дезориентированы.

Все эти действия направлены не на попытки повлиять на протестные настроения, а на то, чтобы сократить протестную активность, объясняет эксперт.

Почему внешнее давление не может переломить ситуацию в Беларуси?

В ответ на жестокие обращения с участниками акций протеста в Беларуси страны Европейского Союза ввели санкции в отношении Александра Лукашенко и ряда других должностных лиц, причастных к происходящему. Санкционный список ЕС обновлялся уже дважды и включает 55 человек. Сейчас Евросоюз нарабатывает третий пакет ограничительных мер. Как заявил Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррельновый раунд санкций будет касаться не только отдельных людей, но и организаций. Как подчеркнул представитель ЕС, ситуация в Беларуси в последнее время только ухудшилась, а Лукашенко на конструктивный диалог с обществом не идет.

Еще раз пересмотреть ограничения ЕС решил после смерти 31-летнего белоруса Романа Бондаренко. 12 ноября в Минске его избили и увезли переодетые в гражданскую одежду силовики. Спустя несколько часов от многочисленных травм мужчина скончался в реанимации. После смерти Бондаренко протесты по всей стране вспыхнули с новой силой.

Впрочем, санкционный рычаг давления ЕС в этот раз оказался неэффективным. В первую очередь с силу того, что Беларусь особо и не была интегрирована в западную систему ни экономически, ни социально, ни элитарно, говорит Бортник. Более того, это давление для нее вполне компенсируется поддержкой России, Китая, Турции и других стран, признавших результаты президентских выборов. Кроме того, как отмечает Тышкевич, Беларусь вышла на новый уровень сотрудничества с Азербайджаном, активизировалась направлении арабских и африканских стран.

"Международная реакция — это общий баланс. Санкции ЕС дают потенциальное сокращение доступа к кредитным ресурсам из Европы. Но это будет компенсировано большим доступом к кредитным ресурсам с Востока, в том числе Китая и арабских стран. Есть вопрос, насколько заморозка новых инвестиционных проектов, например, с Кипра, Австрии и Великобритании активизирует китайское или индонезийское направление. Это все нужно рассматривать в балансе", — говорит эксперт.

По словам исполнительного директора Совета внешней политики "Украинская призма" Геннадия Максака, ЕС мог бы занять более активную позицию в отношении представителей белорусской оппозиции — в первую очередь, в отношении конкурентки Лукашенко на выборах Светланы Тихановской. Однако, других рычагов воздействия на Беларусь у Евросоюза нет.

Что может быть дальше?

Эксперты сходятся во мнении: на данный момент Лукашенко не откажется от власти в Беларуси. Более того, как отмечает Тышкевич, сложившаяся ситуация — патовая. С одной стороны, протесты как начались в рамках одной социальной группы — городского среднего класса, — так в ней и остались. Напомним, что эту группу представляют в большей степени молодые квалифицированные специалисты, работающие на себя. Многие годы они жили в условиях своеобразной внутренней экономической миграции и по большому счету не интересовались политикой. Однако ситуацию изменила пандемия, прогнозы относительно мирового экономического кризиса и закрытые границы, при том, что государство логику своих действий в ответ на эти проблемы не разъясняло.

С другой стороны, как объясняет эксперт, работать с этой группой власть не может, поскольку не имеет выхода в ее информационное поле. В силу этого протестные настроения этой части общества остаются прежними. В то де время и государственный белорусские, и оппозиционные СМИ перешли из формата информирования в формат пропаганды, создавая таким образом две антагонистичные группы в белорусском обществе. И, как предполагает эксперт, со временем эти группы станут равными и по размеру, и по активности. И на фоне этого белорусская власть начнет реализовывать старую идею конституционной реформы, которая была готова еще в 2019 году, "продавая" ее обществу и тем же западным партнерам под видом конституционного диалога и частично привлекая к ней оппозиционные группы.

"Таким образом власть будет пробовать создать контур политического диалога, чтобы выйти на референдум относительно Конституции. А дальше есть несколько вариантов: либо Лукашенко попробует переиграть всех и пойти на так называемое "обнуление", как президент РФ Владимир Путин (речь идет о пересмотре ограничений, позволяющем увеличить количество президентских сроков — Delo.ua), либо при транзите власти для него придумают должность, предусматривающую влияние на стратегические решения без влияния на тактические. Третий вариант: если те группы, в том числе и внешние игроки, которые поддерживают белорусскую власть, заявят, что нужны изменения, это будет означать пенсию для Лукашенко, — говорит Тышкевич, — Но если говорить о самой реформе, то я пока не вижу, чем она отличается от того, что задумывалось в 2019 году. Оппоненты Лукашенко много говорят о чем-то новом, но пока на широкое обсуждение ни одной идеи они не выдали".

Впрочем, как отмечает Бортник, такие действия могут быть элементом работы с общественным мнением и попыткой повлиять на ту часть митингующих, которые хотят изменений в целом, не привязываясь именно к отставке Лукашенко. При этом, как считает Максак, разговоры об изменениях в Конституцию Беларуси — это манипуляция, которая и сейчас негативно воспринимается обществом, и в будущем на его настроения не повлияет.

Что же касается протестов, то, как предполагают эксперты, они будут затухать до тех пор, пока не произойдут новые важные социальные или политические события. И спровоцировать новый всплеск в первую очередь могут новые жертвы силовиков или продолжение их чрезмерно жестких действий.

"На самом деле Лукашенко пытается удержаться от чрезмерного насилия и жертв, но у правоохранительных органов есть мандат прессовать людей для того, чтобы они боялись. Если будут еще жертвы или насилие еще больше усугубится, это может спровоцировать волну, которую даже весь аппарат Лукашенко, несмотря на его лояльность, не сможет контролировать ситуацию в стране. Пока у них это получается, народ массово не протестует, а на акции до сих пор выходят то ядро, какое и раньше. Он это понимает, поэтому придерживается определенных рамок", — отмечает Максак.

Дата публикации: 
26.11.2020 - 14