Зеленский исправил ошибки Порошенко

Субботний украинско-российский обмен заключенными и подсудимыми породил много вопросов к Владимиру Зеленскому. Рядовые украинцы однозначно поддерживают решения нового президента. Политики и эксперты интересуются, есть ли у власти план или Зеленский действует в русле инициатив Владимира Путина.

Украинский президент встречал освобожденных в аэропорту Борисполь. Он не проводил брифингов и пресс-конференций, не привлекал особого внимания. Коротко сказал журналистам, что обмен 7 сентября – это только первый шаг: «Дальше мы будем приближаться к освобождению всех наших. И продолжать в рамках Минского процесса разведение войск в два этапа: сначала Золотое–Петровское, а потом – разведение по всей территории и полное прекращение огня. И прекращение войны». 

Он выразил надежду, что Украина вернет «не только людей, но и наши территории».

К вечеру стало известно, что, встретив самолет с вернувшимися из России украинцами, Зеленский позвонил Путину. «Стороны подчеркнули, что довольны результатом выполнения договоренностей в рамках первого этапа на пути к нормализации диалога. Также президенты двух стран договорились в ближайшее время обсудить дату проведения встречи в «нормандском формате», – сообщил офис украинского президента. В Кремле подтвердили факт очередного разговора. И заявили, что Путин и Зеленский сочли обмен шансом для восстановления отношений двух стран.

Как именно будет использован этот шанс, решится, возможно, в ходе встречи лидеров «нормандской четверки». Владимир Путин отметил, что к этой встрече следует очень хорошо подготовиться. В Киеве возникли вопросы, что именно может предложить украинская сторона и на какие предложения российской стороны готов согласиться Зеленский.

Дипломат, экс-замминистра иностранных дел Даниил Лубкивский в колонке, опубликованной изданием «Цензор.НЕТ», задал риторический вопрос о том, каким образом новая команда украинской власти может стать «тем двигателем, который подзарядит «нормандский формат» и заставит Россию прекратить агрессию». Он отметил, что команда Зеленского не дает ответа на этот вопрос. Обмен 7 сентября, по мнению Лубкивского, отвлекает общественное внимание от главной проблемы: «А каким является мирный план президента Зеленского? Имеет ли он план на случай, если что-то пойдет не так? Что Украина ожидает от саммита «нормандской четверки»? Чего не примет никогда?».

Некоторые политологи предполагают, что ответы на эти сложные вопросы существуют, но дали их за пределами Украины. Лидеры стран, выступающих посредниками в урегулировании в Донбассе, приветствовали украинско-российский обмен заключенными. Дональд Трамп назвал его, «возможно, первым огромным шагом к миру», Ангела Меркель – «знаком, дающим надежду».

Украинский политолог Юрий Романенко, которого цитирует издание «Страна», написал в соцсети, что мир в Донбассе действительно достижим, но «мир будет на условиях России и Европы». Он отметил, что за последние пять лет «Украина ничего не предложила, потому формат мира будут задавать те, кто его предлагает и имеет ресурсы под его обеспечение».

Команда Порошенко, как известно, выражала готовность провести урегулирование в соответствии с Минскими соглашениями. Но при этом требовала разделить текст соглашений на две части и выполнять в два этапа: вначале все пункты, связанные с обеспечением безопасности (завершение этого этапа должно было ознаменоваться фактической ликвидацией ДНР/ЛНР), затем все политические пункты (что должно было бы, по идее команды Порошенко, закрепить восстановление украинской юрисдикции в Донбассе до границы с Россией – на довоенных условиях). Поскольку ДНР, ЛНР и Россия не принимали это требование, урегулирование несколько лет не продвигалось: стороны не смогли, как планировали, еще в 2016-м согласовать устраивающую всех «дорожную карту». С тех пор полноформатные встречи лидеров «нормандской четверки» не проводились.

Зеленский тоже не отказывается от выполнения Минских соглашений, но не говорит, разделяет ли он позицию Порошенко о двух этапах. Или готов выполнить пункты в той очередности, в которой они записаны. Последнее предполагало бы предоставление ДНР и ЛНР особого статуса.

Политолог Руслан Бортник, которого цитирует издание «Страна», считает, что к настоящему моменту Зеленский продемонстрировал способность исправлять ошибки Порошенко, а также договороспособность в отношениях с Россией и «готовность идти на сложные компромиссы, находясь под серьезным давлением – внутренним и внешним». Он отметил, что в Украине многих интересует, что в политическом смысле получила Россия в результате обмена: «Это – аванс для Зеленского или начало реализации больших мирных соглашений».

Если речь действительно идет об урегулировании, то дальше Зеленскому будет сложнее, отметил в комментарии «НГ» один из экспертов, попросивший не упоминать его имени. «Потребуются решения Верховной рады. Законы, оформляющие пункты Минских соглашений, – об амнистии, о проведении местных выборов в ДНР и ЛНР по правилам, согласованным с республиками, об особом статусе ДНР и ЛНР, о широких полномочиях местной власти… Конечно, у Зеленского есть большинство в парламенте. Но оно не монолитно. И не факт, что это большинство единодушно поддержит те решения, которые, как показывают соцопросы, не пользуются поддержкой большинства населения», – сказал политолог.

Издание «Страна» в редакционной статье отмечает, что команда Зеленского сейчас оказалась на распутье. Она может использовать факт освобождения тех, кого в Украине долго называли политзаключенными, для собственного пиара. И на этом все закончится. Или «начать пусть и постепенное, но движение к политическому урегулированию». У президента Украины сейчас есть как возможности, так и риски, полагает издание: «В первую очередь – сопротивление националистов и сторонников Петра Порошенко».

Сам Порошенко, кстати, приветствовал освобождение украинцев. И напомнил, что он многое сделал для этого. Соратница пятого президента, участвовавшая в переговорах в Минске, Ирина Геращенко написала в соцсети, что за обмен следует поблагодарить в Украине и Зеленского, и Порошенко. И напомнила, что ранее российская сторона отказывалась проводить обмены с Украиной: «Мол, украинцы в российских тюрьмах не имеют отношения к войне, и их фамилии не могут обсуждаться». В то же время, по словам Геращенко, россияне, которые 7 сентября вернулись домой, были вписаны в списки ДНР/ЛНР: «Нас в 2017 году поставили перед фактом – шантажировали, что никакого обмена (между Украиной и ДНР/ЛНР. – «НГ») не будет, если мы их (россиян в украинских тюрьмах. – «НГ») не отдадим».

У Порошенко недоумевают по поводу договоренностей, которые позволили провести обмен, не предусмотренный Минскими соглашениями. Сторонники Зеленского надеются, что это означает новую страницу в вопросе урегулирования: то, что раньше считалось невозможным, теперь происходит. 

Дата публикации: 
09.09.2019 - 08