"Зеленский работает президентом в Офисе Ермака". Чего добился глава ОПУ за четыре месяца работы?

Четыре месяца назад, 11 февраля, Андрей Ермак сменил на посту руководителя Офиса президента Андрея Богдана. К этой дате подоспели один неприятный и один приятный сюрприз.

Главу ОПУ порадовал Владимир Зеленский. В своем последнем интервью он сообщил журналистам, что с Ермаком у него доверительные отношения, а нардепа от "Слуги народа" Гео Лероса, который обнародовал "пленки Ермака", назвал аферистом. В то, что Денис Ермак взял какие-то деньги за назначение людей на высокие посты под прикрытием связей своего брата, президент не верит.

"Я не представляю, чтобы Ермак себе бы сделал, если бы его брат где-то что-то взял", - уверен президент.

Но 11 июня в НАБУ сообщили журналистам, что по "пленкам Ермака" открыто два уголовных производства.

Одно — о неправомерной выгоде гражданина Украины. Второе — о неправомерной выгоде руководителя ОПУ. Внести дела в Единый госреестр досудебных расследований НАБУ обязали в Высшем антикоррупционному суде.

Приправил порцию негатива и экс-глава ОПУ Андрей Богдан. В своем интервью Зеленский сообщил, что уволил Богдана, поскольку власть его съедала.

Экс-руководитель написал философский пост на своей страничке в Facebook. В котором, в частности, проехался и по команде президента.

"Мне искренне жаль, что наши мечты о стране счастливых людей, где нет коррупции, Вы променяли на теплую ванну для себя и дешевые прихоти непрофессиональных и самовлюбленных людей, которые Вами манипулируют", - написал Богдан.

Приход Ермака на должность эксперты встретили настороженно. Смущал полуфеодальный способ замены Богдана на заместителя, настораживал слишком широкий фронт работы: продолжать внешнеполитическую активность, совмещая это с аппаратной работой в ОПУ и коммуникацией с депутатами, губернаторами, министрами.

Nash.Live выяснял у экспертов, насколько хорошо Андрей Ермак удерживает вожжи внешней и внутренней политики, действительно ли он создал для президента иллюзию комфорта и есть ли перспективы у уголовных производств по разговорам его брата?

Руслан Бортник, директор Украинского института политики:

- От Андрея Ермака ожидали большего. Ермак-переговорщик президента был ярче и эффективнее, чем Ермак-руководитель ОПУ. На него лег более широкий круг обязанностей. Это и организация парламентских голосований, и экономическая политика, и переговорный процесс. По всем этим направлениям наблюдается ослабление.

Переговорный процесс в значительной мере зашел в тупик. Экономически страна в очередной раз капитулировала перед Международным валютным фондом. Парламент стал менее управляемым, у Ермака хуже с Верховной Радой, чем было у Богдана. Фактически, при нем перестало существовать монобольшинство. Сейчас для голосования по ключевым вопросам нужна поддержка партнеров, хотя парламент и продолжает принимать нужные для власти решения.

Больше того, количество конфликтов внутри власти увеличивается. У Ермака натянутые, конкурентные отношения даже со своими заместителями, которые ему достались по наследству. Проявилось, что ему не хватает опыта в аппаратной и закулисной борьбе. Качественный руководитель ОПУ должен быть опытным аппаратчиком. Поэтому фактически с первого же дня кресло под Ермаком шатается.

Ермак-переговорщик был цельной сильной личностью. Ермак-руководитель Офиса пытается балансировать, сидеть на нескольких стульях, заигрывать со всеми. Но это ему не удается.

"Пленки Ермака" не имели того эффекта, на который рассчитывали люди, которые их обнародовали. В силу того, что еще в сентябре прошлого года президент знал об их существовании.

Для Зеленского они не оказались чем-то взрывным. Но эти пленки сделали Ермака с первого дня хромой уткой. Человеком, который уже в значительной степени потерял общественное доверие.

Мы не знаем, правда или нет на этих пленках, причастен или нет Андрей Ермак. Но мы знаем, что следствие по этому делу практически не велось. Власть вставляла палки.

Я плохо отношусь к Гео Леросу, но считаю, что обыскивать его, вместо того, чтобы обыскивать брата Ермака, — это плохой знак. Это выглядит как попытка скрыть информацию, оказать давление на источники. Дело чести для Ермака — обеспечить прозрачность, скорость и эффективность расследования.

Конечно, это дело политические оппоненты используют против него и президента. Но мы должны понимать, что уголовные дела — это всегда инструмент в руках власти. От ее действий зависит, как эти дела будут идти, трактоваться, какие из них будут выводы. В этой ситуации проявились все худшие качества предыдущих властей. Попытка зашорить скандал, вместо того, чтобы завершить расследование.

Я не думаю, что Ермак проработает долго. Он слабая фигура, и эта слабость им самим создана из-за отсутствия расследования. Думаю, что он проработает еще меньше, чем Богдан.

Зеленский пока что воспринимает атаку на Ермака, как атаку на себя. Но рано или поздно токсичность Ермака станет проблемой Зеленского. Пока что есть попытка оградить руководителя ОПУ от атаки, попытка политической бравады. Но этот скандал дорого обходится власти.

Александр Кочетков, политический аналитик и политтехнолог:

- В чем суть должности руководителя Офиса, главы Канцелярии, Администрации, назовите, как хотите? Он консильери. Человек, который организовывает работу президентского окружения. Президента, в том числе. Тот человек, который президентские пожелания, высказывания преобразует в кинетическую энергию решений, действий, результатов.

Соответственно, главы ОПУ в отрыве от президента не существует. Как не бывает тени без объекта. Это один из немногих крайне влиятельных людей в Украине, который подвешен на кончике президентского пера. Как правило, это второй по влиянию после президента человек, но висит на кончике пера. Не понравится — можно кышнуть его в любой момент.

Ермак является самым влиятельным главой президентского Офиса за все время, начиная с Леонида Кравчука. Ни Виктор Медведчук, который обладал колоссальной властью при позднем Кучме, ни Виктор Балога, который обладал колоссальной властью при среднем Ющенко. Никто и близко не обладал таким влиянием на внутриполитические, внешнеполитические и финансово-экономические потоки, как "белые", так и "теневые".

Но это является следствием того, что наш президент практически не разбирается в государственном управлении, не хочет в этом разбираться или не способен, я уж и не знаю. Всем этим вынужден заниматься глава его Офиса.

Успешность Ермака — производная от отстраненности, неумелости, ненастойчивости Владимира Зеленского. В смысле построения абсолютной власти, Ермак преуспел абсолютно.

У нас всегда премьеры были главными по финансовым потокам в стране. Особенно, если это были сильные премьеры — Тимошенко, Ющенко. Денис Шмыгаль у нас канцелярией не заведует, не посоветовавшись с ОПУ. Никогда еще ВР полностью не лежала под Офисом президента. Всегда парламент фрондировал. Никогда Офис не занимался настолько внешней политикой. Был советник президента, но он конкурировал с главой МИД, и МИД всегда был главнее.

Построение абсолютной власти произошло. Но это означает и построение абсолютной ответственности. В любой момент четверть этого упадет на голову президента, а три четверти — на голову руководителя Офиса.

"Пленки Ермака" — это вопиющее деяние, которое полностью подпадает под все антикоррупционные расследования. Потенциальный состав преступления налицо. Все рассуждения президента о том, что это были просто разговоры, никто денег не взял, демонстрируют две вещи.

Первая. Его абсолютное непонимание юридических вопросов. Обсуждение — это уже намерение. Как он отнесся к тому, что две шальные барышни обсуждали теоретическую возможность, что он подорвется? Почему в этом случае намерения наказуемы, а намерения по продаже должностей — не повод для расследования?

Вторая. Он полностью находится под влиянием главы Офиса, выдал ему индульгенцию на непогрешимость и склонен использовать все его трактовки. Отношение к закону у нас делится на закон для своих и закон для чужих. Для чужих — это Зверобой и Федына, которые мне несимпатичны. Для своих — это Ермак и его брат. Хотя и там, и там не более чем разговоры.

Расследовать нужно, но все наши правоохранительные органы настолько несамостоятельны, что результат очевиден. Никто ничего не найдет.

Пока что Ермак полностью устраивает Зеленского. И сейчас значительно актуальнее шутка времен Кучмы: Владимир Зеленский работает президентом в Офисе Андрея Ермака.

 

 

Андрей Золотарев, руководитель центра "Третий сектор":

- Богдан, который пришел на Банковую вместе с Зеленским, имел более системное видение того, что нужно делать. У него был больше опыта работы в политикуме, государственных институциях.

Но проблема заключалась не в том, что Богдан был аффилирован с Коломойским, а в том, что он постоянно множил конфликты. В какой-то момент они стали для Зеленского проблемой. Он поменял Богдана на куда более сдержанного и лояльного Ермака. Богдан пользовался доверием, Ермак пользуется доверием. Это сильная сторона, что Зеленский Ермаку по-прежнему доверяет.

Но есть момент, который меня настораживает. Недоброжелатели Зеленского, его оппоненты взяли на вооружение стратегию выщелкивания окружения. В кампании, которая перманентно велась против Богдана, путалось грешное с праведным. Та же кампания ведется и против Ермака. Понятно, что не со всем, что делает Ермак можно согласиться. Например, я считаю, что ему не стоило бы напрягать отношения с министром внутренних дел Ареном Аваковым. Есть невидимая стороннему глазу линия конфликта между Ермаком и Аваковым. Это ошибка, поскольку проблемой Зеленского по-прежнему остается контроль над силовым блоком. Бить горшки с главой МВД до осени, по меньшей мере, неразумно.

Многие из тех, кто критикует Ермака не понимают, что альтернативы в окружении Зеленского нет. Сергей Шефир не хочет. Он тоже пользуется доверием, но не хочет погружаться в рутину. Ермак это тянет.

Что касается пленок, то когда они были обнародованы, я просмотрел, и практически никакое из кадровых назначений не состоялось. Коллективный Запад взял НАБУ под патронат и выдал Артему Сытнику охранную грамоту. Сытник, который сам получил решение суда о том, что он коррупционер, будет пытаться переключить внимание на окружение президента. Соросята и представители грантоедского кооператива будут нацелены на выбивание Авакова и Ермака. Они считают, что в этом случае с Зеленским можно будет делать что угодно.

Излишней опекой президента страдали многие главы президентской канцелярии. Это погружение президента в теплую информационную ванну и одноканальное поступление информации. Президенту, чтобы он мог объективно судить, изначально нужно было продумывать систему многоканального поступления информации, чтобы она верифицировалась. Я понимаю Зеленского, когда сотни вопросов, подразумевающих компетентность, сваливаются. Ему рассказывают, как это хорошо или плохо, хотя это не всегда так. Я хорошо помню 90-ые годы, когда этим злоупотреблял Дмитрий Табачник. Это не ново. Но опасения есть. Иногда создается впечатление, что серьезность момента и возможные риски для Зеленского и его команды, которые возникнут осенью, преуменьшаются.

Дата публикации: 
13.06.2020 - 11