Путч 1991-го: возможно ли повторение?

Когда 19 августа 1991 года москвичи обнаружили колонны танков на улицах, а вся страна узнала по телевидению, что президент СССР Горбачев отстранен от руководства "по состоянию здоровья", а власть взял Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению (ГКЧП), граждане лишь отчасти были застигнуты врасплох, ведь политические и социально-экономические условия для ГКЧП сформировались задолго до его появления. Уже в конце 80-хх в обществе чувствовалось, что что-что назревает, а ситуация глубокого социально-политического кризиса, в котором находился СССР, требовала скорейшего и кардинального разрешения.

Во время анализа причин и событий, приведших к появлению ГКЧП часто приходит чувство дежавю и возникает резонный вопрос - а возможно ли повторение тех событий в современной Украине? Сколько общего в СССР 1991 года и Украины 2021-го? К сожалению, очень много.

 

СССР

Украина

Экономический аспект

Экономический кризис, падение жизненного уровня

Рост цен на транспорт, коммунальные услуги, продовольственные товары

Протесты в связи с повышения цен

Задолженности по квартплате

Инфляция

Тенизация экономики

Полный коллапс строительства

Спад производства, сокращение занятости

Тотальный дефицит

Увеличение безработицы

Остановка деятельности РЭВ

Дилемма: кризис евроинтеграции

Политический аспект

Митинги протеста и демонстрации в связи с непринятием народом ключевых реформ и решений власти

«Парад суверенитетов»

Децентрализация переходящая в феодализацию

Однопартийность

Монобольшинство

 

Наличие государственной идеологии

Наличие неформальной государственной идеологии

 

Доминирование силового блока

Увеличение влияния силового блока, формирование популярных военных элит

 

Ожерелье этнических и сепаратистских конфликтов, поражение в войне в Афганистане

Война на Донбассе и аннексия Крыма, поражение в войне

Социальный аспект

 

Глубоко дискредитирование социальные институты и программы

Забастовки с побоями, травмами и слезоточивым газом

Недоверие к власти, отсутствие уважения

Отсутствие интереса к политике: главное – выжить!

Молодежь значительно меньше активна в политической жизни, чем старшие

Преимущественные интересы молодежи: деньги, бизнес, развлечения

Невысокий рейтинг главы государства

Гласность, демократия, освобождение от «лагерного» бремени

Отсутствие верховенства права, культуры госуправления уличный беспредел

На роль «спасителей» претендуют многие: госкомпутчысты, Жириновский, Макашов, Ельцин

Большой выбор «спасителей»: Зеленский, Кличко, Порошенко, Тимошенко, Медведчук и другие

Зарождение нового феномена: 20-30-ти летние вышли на баррикады

Радикализация и милитаризация молодёжи, огромное количество оружия на руках у граждан

События августа 1991 года в массовом сознании современников почти забыто, а зря. Ведь они дают широкую почву для размышлений и анализа ситуации в стране - Украине, которая последних лет 30 находится в постоянной «Перестройке» и “реформах”.

Ведь «демократический транзит», который преодолели страны Центральной и Восточной Европы, Украина до конца пройти пока так и не смогла: попытка создания современной политической системы, для которой характерны реальное разделение властей, приоритет прав человека, верховенство права и свобода слова, отказ от государственной идеологии пока не оказалась успешной. Безусловно инструменты манипулирования общественным мнением стали более изощренными, а свобода слова более многогранной, но это с лихвой компенсируется политическими ограничениями и экономическим давлением, беззащитностью журналистов перед радикальными группами, самоцензурой, идеологизированностью и коррумпированностью государственного аппарата, отсутствием реального диалога между властью и обществом. "Бестолковое регулирование, бюрократия и коррупция" по словам вице-президент Всемирного Банка Филиппа Ле Уэру или “страна-лабораторный кролик” по словам бывшего посла Канады в Украине Ващука.

Страна, которая живет в условиях изоляции на протяжении полувека, как СССР; или на протяжении 30 лет как Украина, очевидно имеет серьезные риски для своего существования.

К восьмидесятым годам прошлого столетия это было ясно очень многим. Оставался лишь вопрос, как и кем будет совершен этот процесс разрушения мировой сверхдержавы, к которой относился СССР. В стране сложилось такое положение, которое принято «упадком», охватившим как экономику, так и социальную политику, в корне подорвавшее легитимизацию (доверие) к властям. В 2 – 5 раз поднялись цены практически на все продовольственные и промышленные товары ежедневного спроса. Попытка государственного регулирования цен привела к ажиотажу и нехватку товаров народного потребления - прилавки магазинов опустели. В стране назрел продовольственный кризис. Фактически вернулась, впервые после войны, карточная система, когда для приобретения элементарных продуктов нужны были талоны, которые ограничивали количество товара «в одни руки».

В этих условиях необходимо было кардинально менять принципы государственного управления, нужны были новые идеи, новые люди, с несколько иными установками и планами государственного развития.

Таким человеком в 1985 году стал, как мы знаем, М. С. Горбачев, который возглавил руководство коммунистической партией СССР.

Похожую ситуацию мы могли наблюдать и в Украине 2021 года, когда рост цен и невысокая платежеспособность украинцев привели к тому, что украинцы тратят около 60% своего дохода на продукты питания и коммунальные услуги (а 25% тратят более 80%). В то время как в среднем по ЕС - 15-20%, а показатель затрат на питание в 25%  зарплаты для стран ЕС уже сигнализирует о проблемах в экономике.

Рост цен на транспорт, коммунальные услуги, продовольственные товары приводят к протестам и падению уровня доверия к политической системе - кризису её легитимности.

Политический и социальный аспекты ситуации 1991 года и 2021 года столь же плачевны. Почти каждый день люди протестуют из-за того, что не поддерживают указы, постановы, законы и т.д., которые предлагает власть. Сегодня людей, которые не доверяют государственному аппарату около 80%, а политическим силам более 70%.

И сохранение относительно высоких рейтингов партии власти не особый повод для радости. В 1991 году в СССР доверие к КПСС составляло около 20 %.

В 1991 году в обществе наблюдался следующий баланс эмоциональных установок: усталость, безразличие и апатия – 48%, жестокость и агрессия – 25%, надежда – 25%. Картина, вообще говоря, малоутешительная.

Что касается ожиданий в 2021 году, только 12% населения верят, что жизнь улучшится, а 74% считают, что никакого улучшения не произойдет. 70% опрошенных считает, что Украина движется в неправильном направлении, и только 22% - наоборот.

Подавляющее большинство украинцев испытывает к нынешней власти негативные эмоции. В частности, 47% украинцев разочарованы властью, 16,7% испытывают тревогу, 9,5% – отчаяние, 7,7% – безразличие, по 5,5% испытывают в отношении власти ненависть и страх. Совокупно негативные эмоции к власти испытывают 91,7% опрошенных, положительные – 33,2% (респонденты могли выбрать несколько вариантов ответа). 18% надеются на власть, 5,5% – оптимизм, 3,8% – любопытство, 2,2% – уверенность, столько же имеют симпатию к власти. 1,7% испытывают гордость за нынешнюю власть.

При этом, по исследованию КМИС (июнь 2021-го) 45% украинцев готовы протестовать, а 19,5% с оружием в руках доказывать свою правоту.

Самое неожиданное, самое удивительное в итогах августа 1991-го — едва ли не мгновенное крушение осевых социально-политических структур общества, а заодно и попыток их реформировать. Понятно, что «вдруг» ничего не происходит, а внезапно падают только глубоко подгнившие конструкции, глубоко дискредитированные социальные институты и программы.

Еще в июле и в середине августа 1991 года 49 % опрошенных отмечала, что современная молодежь значительно меньше активна в политической жизни, чем старшие. Приоритетами молодежи называли: деньги, бизнес, развлечения. Но 19 августа 1991 года было видно, кое-что новое и неожиданное: новое, стоявшее до сих пор вне политики поколение молодежи на баррикадах.

Что же происходит сейчас? Чем моложе, тем традиционно выше готовность к протесту. Именно молодёжь наиболее радикализированная часть общества – ядро радикальных уличных организаций. Именно они регулярно принимают в столкновениях с полицией.

В 1991 году “спусковым крючком” для ГКЧП, вероятно, стало намерение М. С. Горбачева подписать договор об объединении государств в Союз Советских Суверенных Республик. Подписание Союзного договора автоматически ослабляло всесоюзный силовой блок и устраняло руководителей ГКЧП, которые хотели всеми силами сохранить СССР, от власти. Подписание Союзного договора также интенсифицировало бы распад единой финансовой системы и экономического пространства СССР в целом, ликвидировало деятельность предприятий оборонного комплекса с длинными технологическими цепочками.

Пример ГКЧП показывает, что даже располагая огромной армией, милицией, КГБ, большим количеством сторонников и практически неограниченными материальными ресурсами удержать власть (и сохранить государство) в условиях социального разочарования и управленческой деградации практически невозможно. Более того, концентрация формальной власти и выход за рамки конституционной легитимности только ускоряет центробежные процессы. Это ещё более усугубляется действиями оппозиции - призывами выходить на улицы и решать все радикальными методами. А «продолжение революции», в условиях сегментированного общества и расколотых элит, бедности и радикализма, войны, “игры на украинском поле” глобальных государств и непрофессионализма, метания самой украинской власти в любой момент также могут создать “спусковой крючок” для попыток незаконного захвата власти извне или изнутри.

Украина 2021 года во многих ключевых разрезах напоминает СССР 1991-го: та же сегментированность и агрессивная апатичность общества, нерешённые/проигранные военные и политические конфликты, острое противостояния политических элит на фоне экономического кризиса, и попытки максимально сконцентрировать власть одних руках. Отличается - наличием внешнего влияния и образа врага, более высокой этнокультурной консолидированностью, наличием избранных органов власти и возможности покинуть систему (эмигрировать).

Как и тогда, сейчас судьба страны находится в руках политической элиты - Президента и его окружения. Зависит от широты или туннельности их мышления, готовности идти в историю или в списки “Форбс”, способности соблюдать законы своей страны, доверия к своему народу и его способности принимать решения.

 

Руслан Бортник директор УИП