Рождаемость в Китае

Народный банк Китая призвал полностью отказаться от политики контроля рождаемости. По словам регулятора, в противном случае население страны может сократиться на 32 млн человек, а экономика потеряет преимущество перед США и другими странами Запада из-за недостатка людей трудоспособного возраста1.

Рисунок 1. Уровни рождаемости Китая, Индии, Японии, США, и Великобритании, 1960-2020 гг.2. Мировой Банк.

По данным Мирового Банка, рождаемость в Китае начала стремительно падать еще за 10 лет до введения политики “одна семья - один ребенок” (Рисунок 1). В середине 1980-х рождаемость даже немного выросла, а затем снова начала падать. Таким образом, возникают сомнения, а был ли смысл вводить данную политику изначально. Справедливости ради, исследование от 2013 установило негативное влияние роста населения на уровень ВВП на душу населения, а именно -4,39% коэффициент эластичности3. То есть, каждый дополнительный 1% роста населения приводит к падению ВВП на душу населения на 4,39 процента. Главным образом, рождение детей не позволяет откладывать деньги, а значит - увеличивать потребление существующего населения.

Переезд сельского населения в города и последующее обживание там работает как естественный сдерживающий фактор для повышения рождаемости. Но этот фактор сдерживал бы рост населения равномерно, а политика “одна семья - один ребенок” лишь привела к практике женского инфантицида и последующего искривления пропорции мужского и женского населения в Китае. По состоянию на 2018 год, в Китае на 6 миллионов больше мальчиков возрастом до 4 лет, чем девочек4. На каждые 100 женщин возрастом 15-29 лет приходится 112 мужчин этого же возраста. Если взять всех неженатых мужчин в Китае возрастом 15-49 лет и сравнить с количеством женщин "подходящих для брака" возрастом 15-29 лет (в Китае незамужние женщины старше 30 лет резко теряют свою привлекательность с точки зрения женитьбы вплоть до того, что они уже не рассматриваются в качестве невест вовсе), то пропорция будет 2,8 к 1. По состоянию на 2018 год, 34 миллиона китайских мужчин не могут найти себе невесту.

Учитывая то, что молодые женщины более мобильны5, чем мужчины, сельское население Китая будет сокращаться еще быстрее, чем городское. Гиперактивная урбанизация китайского населения началась только в 1990 году (до этого, доля сельского населения продолжала расти из-за разрешения иметь двух детей в сельской местности6).

В сельской местности (занятые в фермерском хозяйстве), работающие женщины рожают больше детей, чем неработающие, в городских условиях тенденция противоположная7. В городах дети воспринимаются как обуза, а в деревне - как подмога.

Программа “одна семья - один ребенок” не имела решающего значения на формирование нынешней демографической ситуации в Китае, за исключением лишь поощрения женского инфантицида и искривления пропорции мужского и женского населения (это имеет долгосрочные негативные последствия на любые попытки выйти на прежние уровни рождаемости до 1970-х годов). Поэтому, заявления властей об отмене ограничений на рождения детей в 2015 году и новое заявление Народного банка Китая в 2021 году не поменяют ситуацию с падающим уровнем рождаемости в Китае. Разница в восприятии детей в сельской и городской местности является главным фактором предопределяющим уровень рождаемости.

 

Андрей Тимченко

1https://www.forbes.ru/newsroom/obshchestvo/426589-centrobank-kitaya-prizval-otkazatsya-ot-kontrolya-rozhdaemosti-iz-za

2 https://www.bbc.com/news/world-asia-china-51145251

3 Yao, W., Kinugasa, T. & Hamori S. (2013) An empirical analysis of the relationship

between economic development and population growth in China, Applied Economics, 45:33, 4651-4661, DOI: 10.1080/00036846.2013.795284

4 https://www.washingtonpost.com/graphics/2018/world/too-many-men/

5 https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0966692316303581

6 https://chinasfamilyplanningpolicy.weebly.com/urban-vs-rural-areas.html

7 Entwisle, B., & Chen, F. (2002). Work Patterns Following a Birth in Urban and Rural China: A Longitudinal Study. European Journal of Population/ Revue Européenne De Démographie, 18(2), 99–119. https://doi.org/10.1023/a:1015507114559